Сегодня 09 июля 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
17 февраля 2003 15:33   |   Крылов В.И. – Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М. Бехтерева

Поведенческая психотерапия в лечении нервной анорексии и нервной булимии

 
Большинство современных лечебно-реабилитационных программ для больных с нарушениями пищевого поведения (НПП) включает приемы и методы поведенческой психотерапии. Интеграция принципов поведенческой психотерапии в систему личностно-ориентированной психотерапии может способствовать повышению эффективности лечения больных с основными фор­мами НПП — нервной анорексией (НА) и нервной булимией (НБ).
В настоящем сообщении анализируется опыт использования приемов поведенческой психотерапии при лечении 106 больных с пограничными психическими заболеваниями с синдромами НА и НБ. Целями психотерапевтического воздействия явля­лись: 1) коррекция патологического стереотипа пищевого по­ведения; 2) формирование навыков рационального питания. Приемы поведенческой психотерапии были центрированы на основные проявления НА и НБ: сознательное самоограничение пищевого рациона, приступы переедания, компенсаторное «очи­стительное» поведение.
Обязательным для каждого больного являлось ведение днев­ника самонаблюдения, который состоял из нескольких разде­лов. В одном из разделов фиксировался суточный пищевой ра­цион, время и ситуация приема пищи. В специальной графе отмечалось психоэмоциональное состояние (ощущения, эмоции, мысли, поведение) во время приема пищи. В отдельном раз­деле дневника регистрировалось компенсаторное поведение (самоиндуцированные рвоты, прием мочегонных и слабитель­ных), направленное на предотвращение прибавки массы тела. Больные с приступами булимии фиксировали в дневнике ти­пичные ситуации и состояния, провоцировавшие возникнове­ние приступов. В дневник заносились результаты еженедель­ных контрольных взвешиваний.
Сознательное самоограничение пищевого рациона было свя­зано с болезненной убежденностью в чрезмерной полноте либо страхом прибавки веса. На начальном этапе лечения пищевой режим больных был жестко регламентирован. Контроль за пи­щевым поведением больных осуществлялся средним медицин­ским персоналом. Продукты с высокой энергетической цен­ностью, богатые жирами и углеводами, вызывавшие у больных усиление дисморфоманических переживаний, тревожных опасе­ний, включались в рацион постепенно. Количество жидкости ограничивалось с целью уменьшения ощущения переполнения желудка. Особое значение имел контроль за поведением боль­ных после приема пищи. Наблюдение медицинского персонала исключало возможность провоцирования рвоты, приема слаби­тельных или мочегонных препаратов.
Приступы булимии отмечались у 64% больных с НПП. Важной задачей психотерапии являлась выработка у больных навыков поведения, предупреждавшего развитие приступа. У 79% больных приступы булимии провоцировались диетиче­скими ограничениями, голоданием. Регулярное питание, отказ от разгрузочных дней предупреждали приступы. Кроме того, больные должны были выполнять специальные задания для их предупреждения. Рекомендовалось делить пищу на небольшие порции, делать  кратковременные,   до  30 сек паузы   во время еды.
Психогенная провокация приступов была отмечена у 30% больных. Приступы возникали после конфликтов, ссор с окру­жающими. В 25% наблюдений возникновению приступов спо­собствовали ситуационные факторы. Приступы переедания про­воцировались доступностью пищевых продуктов, определенными видами деятельности (просмотр телевизионных передач, раз­говор по телефону и т.д.). Предупреждению приступов спо­собствовала выработка у больного навыков конкурирующего, альтернативного поведения, не совместимого с приемом пищи. На основании дневника самонаблюдения составлялся перечень ситуаций, провоцировавших развитие приступа. Выбор вида альтернативной деятельности проводился с учетом интересов и увлечений больного. При столкновении с ситуациями и фак­торами, провоцировавшими приступ, больным рекомендовались альтернативные формы активности: гигиенические процедуры (ванна, душ), занятие физическими упражнениями, пешеход­ные прогулки. Овладение навыками альтернативного поведе­ния способствовало повышению самооценки больных.
Применение методик положительного и отрицательного под­крепления способствовало выработке желательного стереотипа пищевого поведения. При нормализации пищевого поведения постепенно снимались режимные ограничения. Больным раз­решались дополнительные встречи с родными, прогулки, до­машние отпуска. Важное значение имело положительное под­крепление в виде похвалы, поощрения поведения больных зна­чимыми для них лицами. Родственникам рекомендовалось использовать различные формы материального поощрения (финансовая помощь, подарки), с учетом интересов и наклон­ностей больных.
При нарушении врачебных предписаний больные лишались свиданий с родными и друзьями, переводились в палаты огра­ничительного наблюдения. Несомненное значение имело осуж­дение, негативная оценка патологического пищевого поведения больных медицинским персоналом и родственниками.
Таким образом, использование приемов и методов поведен­ческой психотерапии позволяло добиться изменения патологи­ческого стереотипа пищевого поведения, формирования навы­ков рационального питания.
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
17 февраля 2003  |  15:02
Конституционально-биологические особенности мужчин, совершавших агрессивные сексуальные деяния (По материалам судебно-психиатрических экспертиз)
Проблема патологии поведения в течение длительного времени служит основой теоретических и экспериментальных исследований в области философии, биологии, медицины, социологии, криминалистики. По сути, в каждом случае речь идет о роли социальных и биологических факторов в формировании личности, ее потребностей и интересов, определяющих в дальнейшем мотивации и выработку решений при совершении тех или иных поступков.
17 февраля 2003  |  15:02
Преодоление эмоционального стресса подростками, воспитывающимися в семье и в детском доме
Стрессогенные факторы весьма часты в подростковом возрасте. От того, как личность подростка справится с ними, зависит эффективность ее развития. Подростковый возраст рассматривается как период, во время которого активно формируются новые формы адаптации к среде, новые формы развития и новые механизмы преодоления стресса. Ответы личности на требования среды, «копинг», т. е. «совладание», влияющие на исходы развития индивидуума, могут быть конструктивными, если они соответствуют индивидуальному адаптивному потенциалу, и деструктивными, когда индивидуальный адаптивный потенциал превышен, а личностно-средовые ресурсы недостаточны для преодоления стресса.
17 февраля 2003  |  15:02
Выдающиеся деятели психологии. Краткие биографические справки
Сеченов Иван Михайлович (1829—1905). Великий отечественный физиолог, основоположник учения о высшей нервной деятельности, показал возможность приложения физиологических знаний к явлениям психической деятельности. Им было установлено наличие электрической деятельности в мозгу, открыто центральное торможение, показана рефлекторная природа произвольных актов, описан «профессиональный делирий». Книга И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863) вошла в золотой фонд отечественной и мировой науки.
14 февраля 2003  |  16:02
Особенности суицидального поведения лиц, инфицированных вирусом иммунодефицита человека
Инфекция, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), в связи с особенностями заражения, неблагоприятным прогнозом заболевания способствует социальному отчуждению инфицированного лица, повышает риск суицидального поведения. Суицидальный риск у мужчин, страдающих синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД), в возрасте 20—59 лет в 36,3 раза выше, чем у мужчин того же возраста без диагноза СПИД, и в 66,15 раз выше, чем в общей популяции .
14 февраля 2003  |  16:02
Понятие психического здоровья и критерии судебно-психиатрических экспертных оценок
Право регламентирует поведение людей при условии, что это поведение адекватно и сознательно регулируется психической деятельностью субъекта. При констатации психических расстройств устанавливается неспособность субъекта адекватно регулировать свое поведение и совершать или воздерживаться от совершения юридических действий.