Сегодня 18 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
19 сентября 2003 10:09   |   Курпатов А. – С неврозом по жизни. Санкт-Петербург. 2002

Труд и трудоголики.

 
Что уж никак не может быть невротическим поведением, так это труд! Данное утверждение столь же правильно, сколь и глубоко ошибочно. На самом деле, весь вопрос в том, чем этот труд мотивируется, что лежит в основе нашей неустанной деятельности? Если мы работаем, потому что нам это интересно, если мы от этого испытываем радость, если этот труд не лишает нас жизни, оттесняя ее на 101 километр, если труд для нас — это способ наслаждаться жизнью, то, конечно, слава такому труду! Однако же посмотрим правде в глаза: для большинства из нас труд — это необходимость, воспринимаемая, ко всему прочему, как наказание. Радости от него никакого, одна усталость, а также утомляющее однообразие — изо дня в день, одно и то же.
Впрочем, есть и третий вариант, который встречается значительно реже последнего, но значительно чаще первого. Имя ему — трудоголия. Когда человек злоупотребляет алкоголем, его называют алкоголиком, когда же предметом злоупотребления становится работа, то речь идет о трудоголике. Кто такой трудоголик? Трудоголик — это человек, для которого работа — все! — абсолютно и стопроцентно! При этом его почти не интересуют конкретные, практические результаты деятельности, они воспринимаются как своего рода «побочный продукт» работы, а весь интерес — в самом процессе.
Трудоголик способен часами, днями и ночами сидеть над телефонами, устраивая какие-то сделки, проводя переговоры, подписывая договоры и т. п. Он может мучиться над какой-то научной (или околонаучной) головоломкой; организовывать коллективы художественной самодеятельности и кружки по интересам; вспахивать грядки и высаживать в средней полосе кокосовые пальмы. Он может по сто пятому разу разбирать свою старую машину, изобретать приспособление для чистки картошки; рыбной ловлей заниматься во все времена года, фанатеть от футбольной команды или певца из поп группы. Наконец, он может развивать какую-нибудь случайно попавшуюся на глаза систему маркетинга, улучшения памяти, омоложения и бог знает чего еще. Он скупает по этому поводу всю попадающуюся ему на глаза литературу и активно агитирует окружающих. В другом случае он становится затворником и полностью погружается в свою работу — научную, творческую, ремесленничество (вязание крючком или продувание карбюратора) и т. п. «Выход» работы для трудоголика — это просто этап, который он воспринимает как плацдарм для дальнейших поисков, открытий и занятости; в целом, он готов трудиться на совершенно абстрактную перспективу.
Конечно, трудоголик будет заверять вас, что он делает, важно для будущих поколений. Он скажет, что его деятельность несет в себе какой-то скрытый смысл, вообще необычайно важна или еще что-нибудь в этом роде. Однако все эти объяснения не более чем увертки. Сознание трудоголика пытается скрыть в этом «порыве трудового энтузиазма» нечто совершенно очевидное: наш трудоголик находится в состоянии хронического бегства, он бежит от жизни и от людей (в человеческом смысле, а не общественном), загораживаясь от них своей работой. Но почему? Что заставляет его бежать? Опять тревога.
Тревога — это активность, мобилизация. Она необходима животному для двух вещей — борьбы или бегства, если получится одновременно и то, и другое — вообще замечательно! Работа — именно такое мероприятие. С одной стороны, человек бежит от реальной жизни со всеми ее радостями и невзгодами, с другой стороны, он бросается на дело, которое, как правило, не решаемо или не может быть разрешено, потому что или слишком объемно, или слишком нереалистично. Причем, чем сложнее эта задача, тем лучше, потому что тем большее количество энергии она способна поглотить.
По сути дела, инстинкт самосохранения находит здесь идеальную формулу: есть, с чем бороться, есть от чего защищаться, есть куда, в конце концов, потратить огромные, невостребованные жизнью силы. Впрочем, ничего хорошего в этом нет: во-первых, жизнь превращается в бессмысленную гонку по вертикали, во-вторых, силы истощаются, в-третьих, вообще, на что они тратятся?
 
Хобби — это тоже труд
 
Когда мы говорим о «трудовой деятельности», речь идет не только о работе на профессиональном поприще, но и о любой другой деятельности, отнимающей силы и средства данного, конкретного человека. Раньше в «стране советской» (по крайней мере, если судить по фильмам того времени) рабочий человек души не чаял в своем деле, радел за него, и плохих и маленьких дел у советского человека не было, а были только большие и настоящие дела: «Все работы хороши, выбирай на вкус!». Трудоголики рассматривались коммунистической идеологией как высшее проявление «психически здорового типа».
Труд заменял советскому человеку все — маломальский комфорт, секс, а отчасти реализовывал потребность в положении «верха». Теперь этот невротический стиль жизни несколько вышел из моды, хотя некоторые состоятельные люди сумели-таки свернуть себе на этом голову.
Впрочем, поскольку всякая деятельность — своего рода труд, то прежнему идолу быстро нашлась замена. Как ни покажется это странным, но почетное место «Труда» заняло теперь хобби (все, что к нему так или иначе может быть причислено). Создан новый тип трудоголиков, изнуряющих себя «активным отдыхом». Самые модные нынче «хобби» — это «культ собственного тела» и бесконечное, неустанное оздоровление. Прежние воскресные посиделки в гаражах, а также сезонные окучивания грядок вместе с «Трудом» постепенно уходят на второй план. Теперь важно заниматься «престижным видом спорта» (до недавнего времени им был большой теннис, теперь борьба), или ковать собственные мышцы и пластику тела в разнообразных спортзалах, фитнесцентрах, на шейпингах. Если же оздоравливаться, то по полной программе: бассейны, сауны, солярии, массажи, мультивитамины, питие мочи, поедание глины, а также прочие «чистки» и т. п. Все это можно сочетать, а также добавить сюда консультации диетологов, спортивных врачей, народных знахарей, целителей и магов в пятом поколении.
Кажется, что ничего зазорного, предосудительного, а тем более болезненного во всем этом нет. Однако, смотря как это безобразие оценивать. Если смотреть поверхностно, то, конечно, дело «спорта и оздоровления» — дело хорошее, честь и хвала! Если же смотреть в корень, то не трудно заметить, что попали такие трудоголики на свои занятия, на орбиту, так сказать, «здорового образа жизни» случайно, а отнюдь не по здравому рассуждению. Такой оздоровливающийся зачастую и «выпить не дурак», и «травку», если случай представится, курнет, или же просто курит по пачке в день, или же так свою машину водит, что от смерти постоянно в четырех шагах и меньше. Если бы желание вести здоровый образ жизни было настоящим, а не простым оправданием всех этих бессмысленных и затратных мероприятий по «оздоровлению», то проявилось бы оно и по другим пунктам, но нет! Целыми днями месить боксерскую грушу или тягать «массы» — это, пожалуйста, а нормализовать режим сна и отдыха — ни за что на свете!
Или же обратная ситуация. Оздоравливается наш герой «народными средствами» в комплексе с ультрасовременными методиками выявления «латентых антигенов и токсинов в организме». При этом заставить его пройти пешочком хотя бы три километра в день невозможно, оторвать от компьютера, за которым он сутками пропадает, — не удастся даже с помощью строительного крана, а если он в отпуск едет, то обязательно куда-нибудь в горы на сноуборде кататься. Если здравый смысл во всем этом оздоровлении и продлении собственной жизни присутствует, то ни опасные развлечения, способные привести к фатальным травмам, ни гиподинамия не должны были бы иметь у этого человека места. Но все это как раз в наличии.
Иными словами, никто не возражает против здорового образа жизни, боже упаси! Однако под прикрытием этого благого намерения обнаруживается способ траты немыслимой активности, вызванной скрытой тревоги. Причем ни меры, ни порядка, ни подлинного смысла этой своей активности человек не ищет и не знает. Спроси его, и он признается, что ему и теннис этот надоел, и серфинг — приелся, да и «чистки организма» порядком утомили. «Но что-то же надо делать! Нельзя так жить!» — воскликнет он, наконец, будучи в растерянности и отчаянии. Действительно, куда-то тревогу свою надо пристроить, а потому он снова думает о новой ракетке и новых таблетках, а также записывается на прием к косметологу. Почему? Ответ прост: именно таким образом он привык сбрасывать избыток внутреннего напряжения, свою постоянную тревогу.
 
Учиться, учиться и учиться!
 
Понятие «хобби» так или иначе, связано с понятиями «отдых» и «развлечения». Впрочем, большинство хобби даже при первом приближении таковыми не являются: «активный отдых» или «экстремальные развлечения» — вещи весьма специфические. Противоречивыми выглядят сами эти словосочетания, ну да ладно. Есть у невротиков «особая стать», которая, видимо, эти несовместимости вполне может совместить. Удалось ей и «образование» сделать невротическим занятием.
Что должно толкать людей на получение образования? Действительно, нам необходим определенный набор знаний для определенной деятельности, которую мы избрали в качестве своей основной профессии. Еще кое-какие знания нам необходимы для «общего образовательного уровня», чтобы, по крайней мере, понимать, о чем умные люди по телевизору говорят. Впрочем, и это, по большей части, уже лишнее. Но можем ли мы на этом остановиться?
С другой стороны, если ты не удовлетворен сегодняшней своей  работой, то кто даст гарантию, что ты будешь, удовлетворен следующей, образование к которой сейчас получаешь? Удовлетворение или неудовлетворение — это чувство, и сидит оно внутри головы; от перестановки этой головы с одного места на другое ничего не изменится.
Причем такой субъект и сам сомневается, что новая работа после получения соответствующего образования сильно его порадует. Но что есть «сомнение», если перед тобой стоят такие грандиозные задачи, как удовлетворение инстинкта самосохранения! Образование в этом смысле — объект для траты сил просто уникальный!
Образовываются наши герои, на какой угодно счет — просто «по своей профессии», по «другой профессии», «для общего образования», «для интереса». Почему-то во все это верится с трудом, особенно когда человек параллельно образовывается по экономике, изобразительному искусству, навыкам ораторского мастерства. Невольно возникает ощущение: что-то тут не так. Да и это, кажущееся, на первый взгляд, достойным занятие — образование для большинства оказывается все тем же способом занять свою тревогу. Увлечение на какое-то время, конечно, снимает тревогу, но смущает следующее: на что тратятся силы? Насколько быстро это надоест? Как, тяжело будет избавиться от этой новой привычки? Когда возникнет вопрос о бессмысленности жизни?
 
Умрем на голом энтузиазме!
 
Впрочем, хобби и образование — это в подавляющем большинстве случаев дело затратное. А если у тебя таких денег нет, если заработки твои не предоставляют такой возможности, но компенсировать свою тревогу ты четко решил посредством трудоголии, что тогда?! Тогда, решаешь ты, пусть сама работа, хотя и не приносящая прибыли, хотя и не имеющая никакого практического выхода, пусть она станет моей «путеводной звездой»! И начинается.
Говорят, что теперь на голом энтузиазме никто не работает. Но позвольте спросить, если никто не будет работать на голом энтузиазме, если иначе как противозаконными средствами денег не заработать, то на чем тогда наша многострадальная страна держится? Нефть да газ, но это только 30 % бюджета. Где остальные семьдесят? Купи-продай, но ведь на что-то надо купить. Наука, искусство, образование, медицина, общественное благо, наконец, они-то должны как-то существовать, и ведь как-то же они существуют (хотя зачастую больше имитируют свое существование). Как? На голом энтузиазме! Конечно, какие-то загадочные, непроизносимые вслух мечты за всеми этими трудами стоят, но в целом реализуются они на голом энтузиазме. А если что-то за этим энтузиазмом и скрывается, то невротическая трудоголия.
Когда же этот психологический клубок у каждого из нас начал вязаться? Возможно, был когда-то давно в нашей жизни человек «самых честных правил», вдохновивший неокрепшее молодое сознание наше на избранное теперь поприще; возможно, был строгий начальник, который и требовал, как следует, и желание выполнить его требования вызывал; возможно, в детстве вбили нам в голову идею «великого служения». Возможно. Однако вопрос, откуда у невротического поведения ноги растут, — дело десятое, важно то, что теперь это невротическое поведение стало эпицентром возбуждения в головном мозге, доминантою. Важно, что теперь, что бы мы ни делали, что бы с нами ни происходило, мы никогда не выпускаем из вида этой своей доминантной цели и задачи.
Организовывать, создавать, проводить в жизнь — вот слова, которые патологическим образом парализуют всю жизнь трудоголика. Работа пожирает человека денно и ночно, она в центре его внимания, только ей одной он и интересуется, только на нее и считает нужным тратить свои силы. А результаты? Они не имеют принципиального значения, поскольку разнообразные препятствия, злоключения и неприятности только усиливают, разжигают его. Для общества, возможно, это и не плохо (исключая разве близких родственников, друзей и прочих несчастных, кто был раздавлен во внутреннем пространстве субъекта господствующей доминантой). Должен же хоть кто-то работать, пока остальные страдают неврозами, исходят на хобби или, например, посвятили себя великому подвигу служения своей измученной этим семье. Должен. Слава трудоголикам, слава трудовому почину! Кто там гибнет на трудовой вахте? Ну, что ж, за «святое дело», «за правое», за мировую эволюцию, впрочем, что мировой эволюции в такой жертве? Что ей до одной, положенной на ее жертвенник, человеческой жизни? Ей до этого дела нет. Хочешь — ложись, не хочешь — находи для себя другие способы невротизации, благо, все неврозы хороши — выбирай на вкус!
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
20 сентября 2003  |  12:09
Жертвы психиатрии считают врачей ненормальными
Временно свободные психически больные собрались вчера возле дверей института имени Сербского на митинг, а запертые в стенах больницы махали в знак солидарности из окна простыней. Участники международной конференции, проходившей в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии, не воспользовались представившейся возможностью пополнить свой профессиональный багаж и, решив, что с психами лучше не связываться, к протестующим не вышли.
10 сентября 2003  |  12:09
О игромании
Все мы отчасти люди азартные, только у каждого азарт проявляется по-своему. Один азартно засеивает свои шесть соток, другой азартно смотрит футбол, третий азартно читает книги, а некоторые азартно играют в азартные игры.
05 сентября 2003  |  12:09
Эмоциональные нарушения психики.
Эмоции — необходимая и очень важная сторона психической деятельности человека. Каждый наш шаг обязательно эмоционально окрашен. Безразличных вещей нет. Если мы говорим, что «для меня это безразлично» или «мне все равно», то это никогда не соответствует истине вполне. Все на свете имеет приятную или неприятную эмоциональную окраску.
01 сентября 2003  |  13:09
Кошкотерапия
Как назвать состояние, когда на фоне благополучия и здоровья мы начинаем чувствовать себя абсолютно опустошенными, полностью разбитыми и истощенными? Когда не хочется ни о чем думать, кроме внеочередного отпуска за свой счет, лень работать, преследуют бесконечные простудные заболевания.
26 августа 2003  |  12:08
Общение с морем, спасает от невроза.
Лучшим способом борьбы с усталостью является отдых. Пытаясь справиться с проявлениями синдрома хронической усталости, вы можете принимать таблетки, проводить часы в спортзале, пить литрами кофе, пытаться выспаться хотя бы в выходные. Однако наступает момент, когда вы чувствуете, что, если не возьмете в ближайшее время отпуск, вас не хватит уже ни на что.