Сегодня 15 ноября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
15 января 2003 09:36   |   Семенов Н.- Водка… лечит?! Как пить, чтобы здоровье укрепить? Москва 2001

Как появилась водка

Итак, водка изготовляется на основе хлебного спирта. Произ­водство это возникло в России не случайно: в основу народного изобретательства легли известные приемы, применяемые при получении медовухи. Сыграли роль и некоторые черты российского характера.
В других странах Европы — Франции, Италии, Англии, Гер­мании, Польше — процесс создания крепких алкогольных напит­ков развивался по пути совершенствования аппаратуры для очи­стки, увеличения доли спирта и числа перегонок. Создателям ко­ньяка и виски в голову не могла бы прийти шальная мысль разводить полученный сложным технологическим путем высоко­качественный, концентрированный продукт водой. В России же все толкало к тому, чтобы развести, разбавить полученный спирт: и традиционная привычка покупателя пить подолгу, и желание продавца продать побольше… К тому же склоняло и первоначаль­но низкое качество продукта из-за технического несовершенства аппаратуры. Приходилось надеяться в основном на то, что шансы отравиться разбавленной сивухой все-таки меньше…
Словом, наша водка возникла вполне закономерно в ходе ис­торической эволюции. Она оказалась наиболее отвечающей эко­номическим и социально-историческим условиям России.
Долгое время напиток, получаемый дистилляцией зерновой браги, называли «хлебным» или «горячим вином». Слово же «во­дка» — уничижительное от «вода» — употреблялось только как название лекарств, спиртовых настоек. Эти снадобья прописыва­лись при различных недугах, например: «Кто спал с голосу, по­мажь оным шею и пей три утра натощак. Также у кого глаза мутны и красны, помазывай слегка вежды и, ложась спать, пускай по капле в глаза, будет польза».
Но, по-видимому, «снадобья» стали употреблять не только те, кто «спал с голосу», и не только по указанию лекаря. Постепенно слово «водка» приобрело современное значение, хотя еще долгое время считалось жаргонным и люди «благородного» происхожде­ния не включали его в свой лексикон.
Поначалу технология производства «горячего вина», как уже говорилось, была очень примитивной. Соответственно и напиток получался мутным и зловонным. Прошло немало времени, преж­де чем появилось то, что мы сегодня гордо именуем «русской во­дкой».
Тому весьма способствовали русские дворяне. В имениях, в домашних винокурнях готовили водку разных сортов: обыкновенную, или «простое вино»; «вино добротное» — более высокого качества; «вино боярское» — еще лучше. Затем двойное, тройное и четверное вино (соответственно, 2—4 раза перегнанное). Кроме того, для женщин делали особую «сладкую» водку.
Одно время в большой моде были водочные настойки. Водку настаивали на различных веществах, в основном растительного происхождения. Самая популярная настойка того време­ни — «Ерофеич», названная так в честь Ерофея, цирюльника гра­фа Орлова, исцелившего этим напитком своего хозяина от како­го-то недуга.
Особенно качественный напиток «курили» у Шереметевых, Куракиных, Румянцевых. Именно из их винокурен начался экс­порт русской водки в Швецию, Чухонию (Эстонию) и земли Ли­вонского ордена. Екатерина II не считала зазорным преподносить «доброе хлебное вино» в подарок коронованным особам и другим выдающимся людям.
Русская водка всем нравилась, а Карл Линней написал даже трактат о ней. На преимущества русской ржаной водки перед кар­тофельной в свое время обратил внимание Ф. Энгельс — он пря­мо указывал, что после нее не бывает похмелья. Так что классик знал толк не только в марксизме…
Впрочем, простой народ спивался низкокачественной карто­фельной водкой и свекольной горилкой, продававшимися в каба­ках ведрами на вынос. В питейных заведениях творились ужасные безобразия: клиентов обсчитывали, водку недоливали, в алкоголь подмешивали дурманящие вещества…
Для пресечения всего этого, а также потому, что «пьянство, помимо неисчислимого нравственного, наносит урон экономиче­скому благосостоянию и делает шатким госбюджет», в 1894 г. — в последний год правления Александра III — в России была введе­на монополия государства на продажу и производство спиртных напитков.
Ранее подобные монополии вводились трижды, начиная с 1478 г. Винная монополия Александра III была самой продуман­ной, последовательной и успешной. Её вводили не сразу по всей стране, а постепенно, в течение нескольких лет. Ошибки, допу­щенные в одной губернии, исправлялись в других.
Производство спирта-сырца оставалось в частных руках. Лю­бой россиянин, получив соответствующее разрешение, мог от­крыть собственную винокурню. А потому к 1910 г. в России на­считывалось уже 2816 частных винокуренных заводов. Впрочем, большинство из этих «заводов» по современным меркам и на цех не тянули: работали на них по 10—15 человек. Однако все вместе они в том же 1910 г. выпустили 106,5 млн. ведер спирта-сыр­ца — не только зернового, но большей частью картофельного и свекольного.
С винокурен спирт-сырец поступал на специальные (как ка­зенные, так и частные) спиртоочистительные заводы, где двойной очисткой — древесным углем и повторной ректификацией — его доводили до нужной кондиции. При повторной перегонке испо­льзовалась лишь средняя фракция — не более 60% от всего сырца. Остальные 40%, содержавшие максимум сивушных масел, эфиров, альдегидов, метила и прочей нечисти, благоразумно уничто­жались.
И все-таки большей славой пользовалась государственная во­дка. На казенных заводах ее делали только из зернового спирта. В 1910 г. 73 таких завода — по 2—4 в каждой российской губер­нии — произвели около 950 тысяч ведер водки.
Государственные заводы выпускали водку двух сортов. Пер­вый, из высококачественного спирта, с «белой капсулью» (так на­зываемая «белая головка»), изготавливался всего на пяти заводах. Второй сорт — с «красной капсулью» — везде.
В результате преобразований в Оренбургской, Пермской, Са­марской и Уфимской губерниях, где монополия была введена в первую очередь, доходы государства за первые три года возросли на 46%.
Тем не менее, как это ни странно сегодня звучит, на рубеже XIX и XX столетий Россия была одной из наименее пьющих стран — потребление спиртного на душу населения в европей­ской части страны не превышало 6,85 литра (в пересчете на 40 гра­дусов). Средний француз, к примеру, выпивал в 4—5 раз больше.
Возможно, так получалось потому, что контроль за водочной торговлей был очень строгим. В специально созданных казенных винных лавках водку продавали с семи утра до десяти вечера и ни­когда — по ночам. Кроме того, строжайше запрещалось прода­вать водку и вино несовершеннолетним.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
22 января 2003  |  08:01
К вопросу о норме в приеме спиртного
Многим известен анекдот, в котором один мужчина делится с другим своим опытом: «Как только мне начинает нравиться даже самая уродливая женщина из присутствующих, я тут же прекращаю пить. Все — норма»...
05 января 2003  |  22:01
От горячего вина до русской водки
На Руси пили всегда. Но поначалу — отнюдь не водку. Испокон века славяне употребляли три спиртных напитка: виноградное вино, привозимое из Византии, пиво, известное еще с языческих времен, и медовуху — продукт брожения пчелиного меда, по крепости чуть превосходивший пиво.
10 декабря 2002  |  22:12
Как производится и распространяется героин?
Основными крупными международными поставщиками опия-сырца являются опийные плантации в двух крупных регионах земного шара: «золотом полумесяце» и «золотом треугольнике». В странах, составляющих эти регионы, существование опийных плантаций также официально запрещено и преследуется законом.
03 декабря 2002  |  06:12
Как прием героина влияет на человеческую психику?
Подросток не может изменить внешний мир, среду своего обитания и общения. Внутренняя система ценностей, позволяющая отгородиться от внешнего мира, сбежать в себя, в свой внутренний смысл, у него еще не сформировалась.
28 ноября 2002  |  12:11
Физическое действие героина
В медицине главным свойством героина считается его мощный обезболивающий эффект. По своему обезболивающему действию он в четыре раза сильнее морфия.