Сегодня 10 апреля 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
24 июля 2002 11:13   |   Д-р Р.Ф.Крафт-Эбинг. - Судебная психопатология. Санкт-Петербург 1895.

Судебная психопатология — Религиозное сумасшествие (Paranoia religiosa)

Клинический обзор. И эта форма сумасшествия обыкновенно развивается из ненормального уже с детских лет направления характера, которое выражается мечтательностью, доходящей до крайнего мистицизма, и склонностью к ханжеству. Представители этой группы психического расстройства обыкновенно слабо одарены в умственном отношении; ограниченный рассудок их не в состоянии постигнуть нравственную сущность религии, увлекается только внешней стороной религиозного культа и весь уходит на одностороннее выполнение дурно понятых религиозных предписаний. Центральная чувственная сфера у них отличается ненормальной раздражительностью, которая легко ведёт к галлюцинациям. Половое влечение здесь часто пробуждается очень рано и с чрезмерной силой и служит поводом к мастурбации. Нередкое явление у этих кандидатов на религиозное сумасшествие и общие неврозы- истерия, эпилепсия и ипохондрия. В таких случаях у них иногда развиваются приступы настоящего чувственного бреда, возникающие из часто повторяющихся истеро-экстатических состояний, или, у эпилептиков, из состояний временного галлюцинаторного омрачения сознания. Случается, что первыми проявлениями болезни служат состояния религиозной экзальтации, появляющиеся уже в период полового развития: такие состояния обыкновенно сопровождаются галлюцинациями и могут доходить до экстаза.
    Начало болезни редко бывает внезапным, большей частью ему предшествует всупительный период заболевания, продолжающийся несколько месяцев и даже лет: в этом периоде, рядом с истерическими и ипохондрическими симптомами, явлениями спинно-мозговой неврастении и другими соматическими последствиями мастурбации, наблюдаются у больных- особенная сосредоточенность, рассеянность, пренебрежение обычными занятиями, необычайная приверженность к чтению библии и сочинений духовного содержания. Периоды покаяния и самоуничижения чередуются  с временными усилениями религиозной экзальтации, светлыми надеждами на будущее, с особенным подъёмом духа и эротическим возбуждением (любовными мечтами о каком нибудь священнике, или святом и т. п.).
    Ослабляющие организм влияния (непомерный пост, онанизм, острые болезни), рядом с возбуждением чувства и фантазии чтением духовных книг и горячими речами проповедников, равно как и чрезмерное увлечение религиозными упражнениями (в особенности поломничеством), ведут к состоянию психического возбуждения: у больного появляются возвышенные чувствования духовного просветления, доходящие до экстаза, и небесные ведения, к которым вскоре присоединяются пророчесвующие и обещающие вечное блаженство голоса. У женщин при этом очень часто замечается половое возбуждение, усиливающееся до сладострастных ощущений, аллергорическим истолкованием которых впоследствии служат нелепые идеи о непорочном зачатии.
    Первое место в дальнейшем течении болезни занимают галлюцинации и экстатические состояния. Они обнаруживаются здесь с особенной живостью по временам, под влиянием поста, уединения и онанизма. Ближайшим продуктом их являются религиозные идеи бреда ( пророк, мессия, богоматерь и т.п.). Образуются эти идеи чрезвычайно быстро, потому что,  благодаря уже прирождённому ненормальному направлению сознания, больные вскоре совершенно перестают владеть собой. Если в начале и существует у них ничтожная душевная борьба с этими идеями, то она длится недолго, так как самому больному она представляется дьявольским искушением.
    Замечательны в течении болезни временные пароксизмы глубочайшего сокрушения духа и подавления самочувствия: больной начинает сомневаться в собственной пригодности на божественное призвание, сознаёт свою великую греховность и необходимость нравственного очищения и искуса, иногда даже считает себя бесоодержимым. В таких случаях больные отказываются от пищи, налагают на себя безусловное молчание и истязуют себя до искалечения. И в религиозном сумасшествии можно различать два периода: период пассивности, в котором больной только наблюдает и воспринимает зарождающиеся изменения в своих чувствованиях и свои галлюцинации, и период активности, в котором вполне созревший стремится выразиться в действиях. Поступая  сообразно этому бреду, больные являются или в  невиновной роли проповедников в пустыне, теоретических реформаторов и спасителей мира, или в более опасной роли готовых на всё религиозных фанатиков. Со временем галлюцинации и экстатические возвышенные чувствования мало помалу ослабевают, душевные волнения также утрачивают свою силу, идеи бреда бледнеют, и больной, сделавшись спокойным обитателем какого- нибудь заведения для помешанных, повторяет свой поблекший бред уже только по привычке, как пустые, бессодержательные фразы.
 
    В настоящее время эта форма сумасшествия, к счастью, далеко не имеет столь важного судебного значения, как в прошлые столетия, когда религиозный бред появлялся гораздо чаще, даже в виде эпидемий, и вёл к самым печальным заблуждениям ума и к ужаснейшим насилиям.
     Для окружающих лиц такие больные опасны, на высоте развития описываемого душевного расстройства, вследствие своей готовности на фанатические действия, поводами к которым у них обыкновенно служат повелительные галлюцинации (мнимые веления Бога), или неправильное и нелепое истолкование известных мест Св. Писания. Самыми частыми насильственными деяниями здесь бывают: нападения на духовных лиц, нарушение порядка при богослужении, осквернение храмов и кощунство над иконами, потому что больные считают священников жрецами Ваала и совратителями верующих, а церкви — языческими капищами.
    Нередко больные убивают любимых ими лиц, чтобы сделать их участниками райского блаженства, или принести Богу угодную Ему жертву, в смысле жертвы Авраама, или чтобы избавить этих лиц от мнимых, угрожающих им грехов, и спасти их для вечной жизни.
    Но сумасшествие подобного рода может приобретать судебное или общественное значение ещё вследствие того, что такие больные часто отказываются от повиновения установленным законам и распоряжениям, от принятия или соблюдения присяги, и влияют вредным и опасным образом на невежественное и склонное к изуверству население, возбуждая его своей проповедью. Для самих себя религиозно-сумасшедшие опасны вследствие бывающего у них отказа от пищи и вследствие своего стремления к самоистязанию, предпринимаемому или добровольно, или по мнимым велениям Бога, и доходившему у них до самораспирания на кресте.
    Распознавание этого состояния на суде сводится к решению вопроса: имеет ли врач-эксперт пред собой случай простого проявления страсти (фанатизма), или случай помешательства?
    Основанием для суждения эксперта и здесь должны служить — подробный анализ данного случая, а затем — синтетическая оценка полученных данных, при которой и выяснится, является ли деяние одиночным событием в жизни обвиняемого, вызванным не помешательством, а иными поводами, или же это деяние представляет собой симптом душевно-болезненного, психопатического состояния. Главные распознавательные точки опоры приобретаются посредством детального разбора личности обвиняемого и его характера, в анамнестическом и клиническом отношениях, посредством тщательного обсуждения постепенного развития и течения заподозренной болезни и сопровождающих последнюю признаков наследственности и осложнений со стороны нервной системы и других органов. Если при этом будут доказаны галлюцинации, экстатические приступы, эпилептические припадки и другие судорожные явления, наконец- идеи бреда, основанные главным образом на галлюцинациях, отличающиеся своей непоколебимостью и имеющие своим содержанием непоследовательное и нелепое истолкование библейских текстов, и если, вдобавок ко всему, способ деяния поражает своей откровенностью и решительностью, как деяния, совершаемого во имя Бога, то, без сомнения, разбираемый экспертом случай сделается для всех ясным, как случай религиозного сумасшествия.
   Набл.48. Религиозное сумасшествие. Убийство отцом своего ребёнка для принесения жертвы Богу
       Обвиняемый Ф. Происходит, по-видимому, из здоровой семьи. Он всегда слыл за человека упрямого и с пылкой фантазией. Несколько раз страдал дизентерией, участвовал в походе во время американской войны, потом занялся портняжным ремеслом. В 1871г. познакомился с одной женщиной и, желая вступить с ней в брак и зажить своей семьёй, усиленно работал. Наконец, в 1875г., будучи 25 лет от роду, он женился на этой женщине. В 1876г. он перенёс дифтерит. Тогда же он купил себе маленькую усадьбу в одной деревне, сделался почтальоном и вступил в секту методистов. Вскоре после этого он подвергся солнечному удару, последствиями которого, а именно головной болью, страдал ещё и в следующем, 1887 году. Образования он не получил почти никакого, но был честный малый и очень любил свою семью. В феврале 1878г., после выслушанной им на богослужении проповеди и после прочтения какой-то газеты, с ним произошла резкая перемена: он углубился в религиозные размышления, пожелал примириться со всеми своими врагами и начать новую жизнь, « жизнь смирения и покорности, по слову и духу Божию ». Вскоре он почувствовал, что Бог предназначил его к особенной миссии и поэтому он должен оставить жену и дела свои. Бог вопрошал его, в силах ли он отречься от семьи, чтобы идти на проповедь евангелие людям, ибо Богу угодно просветить его, дабы он мог разуметь библейские истины и поучать им других. Ф. Говорит о себе, что, еще, будучи 14−летним мальчиком, он однажды слышал голос Бога и с тех пор всегда чувствовал себя под особенной божественной защитой. Летом 1878г. он пожелал принять вторичное крещение при посредстве одного из представителей секты  адвентистов. Около того же времени он имел однажды, в полудремоте, видение: тяжёлое чёрное облако окружило его со  всех сторон, он слышал и внятные, и невнятные голоса и был перенесён на 3/4 мили от дома своей тёщи, охваченный страшным вихрем с градом, молнией и громом. Он твердил молитву во время этого видения и был чрезвычайно взволнован и поражён им. С тех пор он сделался главой общины адвентистов, признанный достойным занять это место, как человек, которого посетил сам Господь.
    В декабре 1878г. он услышал голос Божий, требовавший, чтобы он отказался от всяких плотских сношений со своей женой. Он передал об этом жене, и супруги подчинились божественному повелению. Во время таких собеседований с Богом, повторяющихся и впоследствии, Ф. Всегда испытывал особенные ощущения: ему казалось, как будто бы из концов его пальцев что-то истекает, в области сердца он ощущал лёгкое давление и впадал при этом, минут на 15, в такое состояние, при котором он всё сознавал иначе, чем в обыкновенное время. Повеление Бога — прекратить супружеские сношения с женой он получил и вторично, за 9 недель до совершённого им убийства. В то же время, однажды при богослужении, у него появилось непреодолимое желание кричать. Из этого он заключил, что Бог требует, чтобы он совершенно отрёкся от семьи и готовился на проповедь слова Божьего.
     Он сделался с тех пор раздражительным и нетерпеливым даже по отношению к своим детям, которых прежде очень любил и ласкал. За 3 недели до убийства, он, только что, прилегши отдохнуть после обеда, снова имел видение: опять на него спустилось облако, голова и грудь у него запылали, поднялась буря, загрохотал гром — и он увидел себя (т.е. своего двойника) стоящим в комнате, в одном белье и с зажжённой восковой свечёй в руке. Послышался голос: «Здесь — Иисус». Им овладело такое ощущение, как будто бы он весь вылит из стекла (т.е. собственно говоря: ощущение общей потери чувствительности). Спустя 10 дней, он был оскорблён своим зятем, который грозился даже застрелить его. Тогда  на него напала сильная тоска; что-то словно говорило ему  о невидимом присутствии в ломе Бога, требующего принесения себе великой жертвы. Ф. стал питаться только сухарями, пил одну воду и спал очень  мало, тяжело дыша во сне.
    В это время он убедился, что выбран Богом на совершение великого подвига, подобного подвигу Христа. Он постоянно раздумывал о значении испытанных им видений и вместе с тем сильно боялся, что зять приведёт в исполнение свою угрозу и застрелит его.
    За 4 дня до убийства он обещал одной чахоточной девушке выздоровление, если она будет иметь доверие к нему, а другому больному, адвентисту, сказал, что по откровению возвещает ему скорое восстание с одра.
    За 3 дня до убийства он пришёл к убеждению, что по воле Бога должен идти и проповедовать, но только не знал, куда именно ему следует отправиться. Через день после этого его жена, прочитав в одной адвентистской газете о жертве Авраама, спросила его: был ли бы он в состоянии принести столь великую жертву, если бы Бог потребовал этого от него? Сначала он изумился этому вопросу, нашёл его прямо глупым, но на следующий день невольно стал раздумывать о нём. И чем дальше он думал, тем больше убеждался, что принесение жертвы требуется от него, но только неведомо — какой: должен ли он обречь на эту жертву свою жену, или одного из своих детей?
    По показанию сельского врача, у Ф. в последние 6 недель замечались: необыкновенная возбуждённость, религиозное воодушевление, отвращение и неспособность к работе, молчаливость и угрюмость. Вообще он поразительно изменился за это время, и некоторые из его друзей уже тогда опасались внезапного появления у него помешательства. 30 апреля вечером Ф. был со своей женой на митинге адвентистов и произнёс там речь, совершенно связную. При возвращении супругов домой на горизонте сверкала зарница, и небо показалось им поразительно красным. Кроме того, чёрное облако надвигалось на луну; Ф. счёл это за особенное божеское указание. Во втором часу ночи он проснулся с обычными ощущениями, появлявшимися у него при «откровениях». Ему казалось, что Бог желает испытать его, как Авраама, и требует от него,  принесения в жертву ребёнка. Жена старалась разбудить мужа в этой нелепице. Но Ф. встал и пошёл в соседнюю комнату, отточил там большой нож и тотчас же хотел приступить к делу. Однако он ещё раз вернулся к жене, которая продолжала отговаривать его от безумного намерения. Ф. возразил ей: «Бог всё устраивает к тому, чтобы испытать мою веру». Жена, видя, что уговоры напрасны, наконец, сказала: «Иди, и да будет Бог с тобою». По её словам она никак не ожидала, чтобы муж действительно решился убить ребёнка.
    Ф. говорит, что тогда он подумал вслух: «только миг предсмертной борьбы, а потом — покой на веки веков»,- и вдруг увидел перед собой опять своего двойника, который стоял перед ним в одном белье и, взявшись обеими руками за голову, именно в том положении, как он являлся ему в последний раз, за несколько недель перед этим. Теперь для Ф. стало ясным значение этого видения. Постояв несколько времени с поднятыми вверх руками, в ожидании проявлении Господней воли, Ф. нагнулся к постели ребёнка, потом быстро выпрямился и с размаху вонзил бывший у него в руке большой нож прямо в сердце своей маленькой дочери, которая успела ещё сказать: «ох, папа!»- и затем скончалась. Ф. радовался, что Бог услышал его молитву и избавил дитя от всяких предсмертных мучений. Затем Ф. улёгся в постель рядом со своим мёртвым ребёнком и почувствовал необыкновенное душевное облегчение. На упрёки жены он отвечал: «слава Всемогущему, ибо я, маловерный, уповал, что он удержит мою руку».
    Восприняв вторичное крещение водой и сошествие Св. Духа, Ф. надеялся, что теперь воспримет ещё и крещение огнём. После убийства он имел новое «откровение», что дитя на третий день восстанет из мёртвых; это «откровение» утешило его, и тотчас после него он уснул спокойным сном. Двое адвентистов, пришедших к Ф. на следующее утро, ужаснулись «жертвы», но были твёрдо убеждены, что ребёнок воскреснет (!). Ф. поутру справил, как обыкновенно свою обязанность письмописца и затем написал воззвание к жителям деревни, приглашая их прийти к нему в дом для получения важного сообщения. Собралось около 20 человек. Ф. сообщил им о своих видениях, потом показал им, к величайшему их ужасу, убитого им ребёнка и объявил пророческим тоном, что дитя на третий день восстанет из мёртвых. Опять засверкавшая в тот вечер на небосклоне зарница утвердила Ф. в убеждении, что он совершил угодное Господу дело. На следующий день Ф. совершенно спокойно рассказал арестовавшим его судебным чиновникам о поводах и обстоятельствах своего деяния. Жена Ф., находившаяся тут же, также не обнаруживала ни малейшей тревоги, твёрдо веря в предстоящее воскресение ребёнка (!). Обоих супругов решено было отвести в тюрьму. По дороге туда Ф. громко пел духовные гимны и старался уверить народ в своей апостольской миссии. Некоторые из адвентистов, так же, как и жена Ф., верили, что ребёнок на третий день восстанет из гроба, но когда этого не случилось, несчастная женщина поняла, что её муж убил любимое дитя в припадке умопомешательства. Только самого Ф. это обстоятельство нисколько не озадачило: он стал утверждать, что слово «день» надо понимать в смысле Св. Писания, но отказался определить продолжительность такого «дня». Помешательство Ф. делалось всё более и более очевидным. Никогда он не чувствовал себя таким счастливым и умиротворённым, как после совершения им убийства; ему представлялось, что он находится вблизи Иерусалима и апостолов, что в него воплотились — Даниил, архангел Михаил, Христос, в особенности же — Иаков. Он утверждал, что 2300 дней, которые упоминаются в книге Даниила, как срок, указанный архангелом Гавриилом, и будут сроком для окончания успения убитого дитяти.
    Вскоре после того, в тюрьме, он имел третье великое видение: «третье крещение» огнём, как он говорил, которое он считал наградой за свою твёрдую веру: его вдруг охватил однажды неизъяснимый холод, как будто бы он погрузился в волны водопада, а между тем, внутри своего тела он чувствовал жар как от пламени. Потом он на несколько дней ослеп, и в течение этого времени его жизнь была наполнена «откровениями» и «малыми видениями»: между прочим, 21 мая ему казалось, что двери его темницы открылись при необыкновенных небесных знамениях, и что его возросшая дочь явилась перед ним в облаке, окружённая сиянием, и возвестила ему царствие небесное.
     Свидетели показали, что Ф. до своего вступления в секту методистов, состоявшегося около двух лет тому назад, был трудолюбивым человеком и не обнаруживал никаких странностей, но, сделавшись сектантом, стал пренебрегать работой, всё более и более предавался религиозной мечтательности, совершенно изменился характером и в последнее время стал путаться в мыслях. Тюремный надзиратель подтвердил, что Ф. очень часто имел галлюцинации, между прочим — ощущал всюду дурные запахи, на основании которых подозревал присутствие злых духов. Когда однажды окно задрожало от порыва ветра, он счёл это небесным указанием людям, что он — «краеугольный камень веры». Сельский врач сообщил, что в последние месяцы перед убийством Ф. очень часто рассказывал ему о своих видениях, отождествляя себя с архангелом Михаилом и говоря, что «выдержал такую же борьбу с сатаной». В тюрьме Ф. вёл себя послушно и спокойно. Он был твёрдо убеждён в правоте своего деяния, хотя и вспоминал с тоскою и сожалением о потере своей любимой дочери. Точно также твёрдо настаивал он и на своей религиозной миссии, и на особенность благоволения к нему Бога. В его памяти и способности к логическому суждению замечались некоторые пробелы и недостатки. Соматических расстройств не наблюдалось никаких. Ф. несколько раз высказывал, что он готов принести и новую жертву, если Бог потребует от этого. О будущем своём он нисколько не заботился и выражал полную готовность оставаться в тюрьме неопределённо долгое время, если на то Господня воля. Самые незначительные обстоятельства своей тюремной жизни он истолковывал  в смысле предсказаний, упомянутых в библии. С августа 1879г. галлюцинации и «откровения» прекратились, но сложившийся уже бред продолжал существовать по-прежнему. Все врачи признавали Ф. помешенным. По мнению д-ра Фольсома, причинами душевного заболевания в данном случае были: наследственное предрасположение (?), религиозный фанатизм, солнечный удар, переутомление в борьбе за существование и проч. И этот врач-эксперт подтвердил наличность идей бреда у обвиняемого: так, Ф. считал себя третьим лицом Троицы, призванным к вечной жизни, вторым Мессией, спасителем мира. Многие места из библии он относил прямо к себе. Сначала он называл себя евангелистом, потом — великим пророком, наконец, лицом Св. Троицы. Бог, по его мнению, избрал его своим орудием, и принесение им в жертву ребёнка имело целью новое избавление от грехов и искупление человечества. При Христовой очистительной жертве вечное искупление от грехов не подразумевается,- говорил Ф.,- потому и сделалось необходимым принести в жертву непорочное дитя.
    Ф. решительно протестовал против предположения у него душевного расстройства. Если бы это предложение было справедливо, говорил он, то надо было бы упразднить и почитание библии.
    Конечно, Ф. был переведён из тюрьмы в заведение для душевнобольных.
    Жена Ф., также 30−летняя, происходит из предрасположенной к помешательству семьи, и страдала на 18 году жизни судорожными припадками. Как и большинство других заблуждавшихся адвентистов, она, на третий день после убийства, когда ожидаемого воскресения ребёнка не последовало, по-видимому правильно поняла настоящий повод преступления своего мужа и оставалась при этом убеждении в течении месяца. Но затем она душевно заболела под влиянием тюремного заключения, перенесённых ею нравственных потрясений и продолжавшихся внушений своего сумасшедшего мужа. И у неё появились видения; так, однажды ей показалось, что она приняла крещение от Св. Духа, была погружена в море света и услышала голос, возвещавший ей, что её дитя через три пророческие дня, т.е. имеющие неопределённую продолжительность, восстанет из гроба. В сущности, эта женщина повторяла нелепые идеи своего мужа. Никакому наказанию её не подвергли и в октябре освободили из тюрьмы. Впоследствии у неё обнаружились несомненные симптомы религиозного сумасшествия. Остальные 18 адвентистов, за исключением трёх, душевное состояние которых казалось д-ру Фольсому сомнительным, вскоре после убийства разубедились в своём безумном ожидании воскресения девочки и оказались только фанатиками, но не помешанными.(Folsom, Journal of mental science, July 1879).

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
24 июля 2002  |  11:07
Судебная психопатология - Эротическое или любовное сумасшествие (Paranoia erotica)
Главную сущность этого психического расстройства составляет бред о любви, будто бы питаемой к субъекту другого пола, которая обыкновенно принадлежит к высшим слоям общества.
24 июля 2002  |  11:07
Судебная психопатология - Влияние менструации на душевную жизнь
На суде очень часто встречается недостаточная оценка совпадения наказуемого деяния с периодом менструации. Но всякому опытному врачу известно, как сильно влияет менструальный процесс у бесчисленного большинства женщин на их душевную жизнь и как нередко это влияние доходит даже до развития скоро переходящих душевных расстройств.
22 июля 2002  |  14:07
Темперамент
Характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т. е. темпа, быстроты, ритма, интенсивности, составляющих эту деятельность психических процессов и состояний.
16 июля 2002  |  00:07
Клиника психопатий
Психопатическими называются личности, с юности, с момента сформирования представляющие ряд особенностей, которые отличают их от так называемых нормальных людей и мешают им безболезненно для себя и для других приспособляться к окружающей среде.
08 июля 2002  |  00:07
Нежелательные последствия гипноза и противопоказания к нему
Большинство психотерапевтов считают, что нежелательным явлением при лечении гипносном может быть, прежде всего, известная душевная подчиняемость пациента своему врачу...