Сегодня 19 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
12 августа 2002 14:18   |   Н.Д.Лакосина, Г.К.Ушаков - Медицинская психология. Москва 1984

Основы физиологии высшей нервной деятельности

 
Физиологическому учению И. П. Павлова свойствен глубокий монизм. Основные принципы его учения заклю­чаются в следующем: а) принцип целостности, единства организма и решающей роли внешней среды в его эволю­ции и деятельности; б) принцип нервизма; в) принцип единства процессов анализа и синтеза; г) принцип единства психического и соматического; д) принцип единства струк­туры и функции — «приуроченности динамики к структу­ре» и, наконец, ж) идея о необходимости не только изучения, но и активного управления деятельностью орга­низма.
Головной мозг объединяет и регулирует всю внутрен­нюю и внешнюю деятельность организма, его взаимодей­ствия со средой по принципу рефлекса.
В основных понятиях о высшей нервной деятельно­сти— в понятиях условного и безусловного рефлекса — отражены все ведущие принципы биологии: эволюции, приспособляемости, изменчивости, онтогенетического и филогенетического развития, неизменной связи высших форм деятельности с низшими.
И. П. Павлов с сотрудниками глубоко изучили меха­низм образования условных рефлексов; зависимость появ­ления их от соотношения во времени условных раздражи­телей с безусловными, от состояния коры большого мозга, от свойств условного раздражителя (его силы) и от состояния безусловнорефлекторной деятельности. Обра­зование условных рефлексов происходит как на простые, так и на сложные, комплексные раздражители, состоящие из одновременно действующих компонентов.
У человека условные рефлексы чаще образуются на сложные синтетические, комплексные раздражители. Для условнорефлекторной деятельности его типично не только образование новых условных рефлексов, но и перегруппи­ровка по-новому старых связей. При этом происхо­дит не только суммация, но и синтез, интеграция ре­акции.
И. П. Павлов подробно раскрыл роль процессов тор­можения в деятельности нервной системы, особенно коры большого мозга. Он пришел к заключению о необходимо­сти различать торможение двоякого рода:
а) пассивное, или безусловное, и
б) активное, или условное.
К разновидности пассивного, или безусловного, он относил:
а) внешнее торможение как реакцию на «новиз­ну», на неожиданный, внезапный раздражитель, которое связано с возникновением новой доминанты — ориентировочной и  самозащитной;
б) запредельное, или охранительное, торможе­ние как реакцию на сверхсильные или длительные раздра­жения, которая предохраняет от истощения и гибели клеточные структуры.

К активной, или условной, разновидности торможения им отнесены:
а) дифференцировочное, б) запаздывающее и в) угасательное.
Пассивное торможение свойственно всей нервной си­стеме, а активные или условные его формы — только коре большого мозга. Они представляют собой процессы, которые развиваются в онтогенезе и определяют возмож­ности тончайшего анализа и синтеза всех внешних и внутренних раздражителей.
Всякая новая условная связь возникает вначале в иррадиированной, генерализованной, обобщенной форме, а в дальнейшем концентрируется преимущественно в строго определенной динамической структуре.
Вокруг «пунктов» возбуждения и торможения в коре большого мозга возникают состояния с обратным знаком, т. е. явления одновременной положительной или отрица­тельной индукции. Кроме того, возбуждение и торможе­ние в самих этих пунктах в дальнейшем сменяются состояниями обратного знака (механизм последовательной индукции).
Интенсивность процессов иррадиации и индукции нахо­дится в обратно пропорциональной зависимости: чем сильнее процессы иррадиации в коре, тем слабее индукция и наоборот.
Как видно из сказанного, в основе корковой деятель­ности лежат процессы возбуждения и торможения, их движение (иррадиация и концентрация) и взаимодействие (индукция).
У человека в связи с развитием в ходе общения с другими людьми общественно-трудовой деятельности — речи появляется «чрезвычайная надбавка» в деятельности коры. Помимо реакций на непосредственные воздействия, обеспечиваемых у него, как и у животных, первой
сигнальной системой, человека отличает способность сим­волических (речево-письменных) реакций, как на непосред­ственные, так и на опосредованные воздействия. В связи с этим более древние формы сигнализации—оптико-жестикуляторные сменяются словесными — акустико-вербальными.
И. П. Павлов обращал внимание на то, что все законо­мерности первой сигнальной системы свойственны и де­ятельности второй, что обе сигнальные системы формиру­ются на основе безусловнорефлекторной деятельности и, подвергаясь ее влияниям, в то же время соподчиняют ее себе. Соотношения между второй сигнальной системой и первой в основном те же, что и между первой и системой безусловнорефлекторной деятельности.
В целостной работе коры большого мозга существуют индивидуальные различия, выражающиеся в неодинако­вых соотношениях между силой, уравновешенностью и подвижностью основных нервных процессов. Являясь результатом как врожденных, так и приобретенных вли­яний, эти индивидуальные различия были сведены И. П. Павловым в четыре основных типа высшей нервной деятельности, к которым ближе всего стоят, по его мнению, темпераменты, выделенные Гиппократом и Галеном (сангвинический, флегматический, холерический, ме­ланхолический).
Применительно к человеку многообразие индивидуаль­ных различий обеспечивают не только эти общие для человека и животных (общебиологические), но и специфи­чески-человеческие типы высшей нервной деятельности: мыслительный — при преобладании второй, художествен­ный— при преобладании первой сигнальной системы и смешанный — при относительно одинаковом развитии той и другой. Все богатство содержания стройного учения И. П. Павлова о физиологии высшей нервной деятельно­сти невозможно охватить в кратком очерке. Однако приведенные основные положения раскрывают принципи­ально новый подход к изучению механизмов мозговой деятельности.
В творческом развитии физиологического учения И. П. Павлова, чрезвычайно богатом новыми фактами, применительно к пониманию основных закономерностей медицинской психологии, особенно важны два направ­ления.
Исследования К. М. Быкова (1886—1959) с сотрудни­ками заложили основы для понимания физиологических закономерностей кортико-висцеральных и висцерокортикальных взаимовлияний. В результате факт психосомати­ческих и соматопсихических воздействий не только полу­чил объективное, строго научное подтверждение, но при этом было убедительно показано, что эти воздействия строятся по тем же закономерностям рефлекторной и условнорефлекторной деятельности, что и вся нервно-психическая деятельность. Были раскрыты основные за­кономерные тенденции в механизмах такого взаимодей­ствия.
Второе, весьма существенное положение явилось ре­зультатом оригинальных творческих исследований учени­ка И. П. Павлова П. К. Анохина (1898—1974). В сформу­лированной им концепции физиологической архитектуры условного рефлекса были выделены четыре последова­тельные стадии его конструирования, каждая их которых отличается различием объема связей между условным раздражителем и физиологическими системами головного мозга. П. К. Анохин выделяет: 1) стадию афферентно­го синтеза, в формировании которой принимают уча­стие как специфические, так и неспецифические механиз­мы; 2) стадию формирования акцептора дей­ствия, который определяется как сложная система воз­буждения, формирующаяся в коре большого мозга на основании накопленного ранее опыта; 3) стадию форми­рования аффекторного аппарата и, наконец, 4) стадию обратной афферентации. Последняя рас­крывает обратную связь в сложной системе условного рефлекса. Так, положения И. М. Сеченова (1863) о том, что спинномозговые рефлексы тормозятся центральными механизмами, и что понятие человеческого организма неизменно включает в себя окружающую его среду, к нашему времени получили глубокую научную разработку в физиологии высшей нервной деятельности — учении, созданном в первую очередь русскими и советскими физиологами. Трактовка же закономерностей психической деятельности и по настоящее время остается весьма пестрой. Одним из оснований тому служат методологиче­ские взгляды исследователя.
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
15 августа 2002  |  13:08
Бодрствование и сон
К числу основных законов психической деятельности относится правильное чередование бодрствования и сна. Эти два процесса взаимосвязаны и необходимы друг другу: бодрствование — для проявления активности, сон — для отдыха и восстановления утраченных сил. Смена сна и бодрствования совершается весьма согласованно, так же как многие изменения в природе, например времена года, день и ночь и др. Организм приспособился к условиям, существующим на земле, и «подстроился» под них.
22 апреля 2002  |  00:04
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХИАТРИЯ: ЗАПОЙ, DIPSOMANIA.
Задумаемся, как часто в нашей жизни нам приходилось сталкиваться с людьми, подверженными одной из самых мерзких страстей - пьянству. Множество семей, так или иначе, сталкиваются с алкоголизмом: у одного болен отец или мать, у другого - брат или сестра, у третьего - сын или дочь.