Сегодня 13 июля 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
30 декабря 2003 11:50   |   Короленко Ц.П., Фролова Г.В. – Чудо воображения (воображение в норме и патологии)

Да здравствуют «почемучки»!

 
Бесспорно, поведение человека в самой неожиданной ситуации, его нравственные принципы в зрелой жизни в значительной степени продиктованы теми «стерео­типами» и «личностными установками», что заклады­ваются еще в детстве. И воспитание, и обучающая педагогика в лучших своих вариантах всегда исходят из этой ответственней­шей и сложнейшей задачи: воздействуя на воображение, на сердце ребенка, развить в нем творческие способ­ности и сделать законы общечеловеческой морали его личными убеждениями.
Какое преступление совершается в каждом из этих случаев, когда делается попытка подавить, заглушить бесценный, светлый дар воображения, из которого раз­вились бы со временем, при бережном умелом взращивании, способности исследователя или художника, кон­структора или поэта! В самом деле, такая банальная реплика может обернуться преступлением перед общест­вом: в результате неправильного воспитания общество может не получить талант, зерна которого бывают бро­шены в душу ребенка самой природой.
Давайте заглянем в любой детский сад и про­анализируем сотни «почему?» одного малыша за один день… Да разве бывают неталантливые дети? Дети, не способные к творчеству и игре воображения? Малень­кие исследователи, не жалеющие самую любимую иг­рушку, если, разломав ее, можно получить ответ на свое «почему»?
Но куда же деваются эти «почемучки» с годами? Один ли здравый смысл смиряет пыл их воображения?
Сегодняшнее народное образование, меняя свое со­держание, ищет и совершенствует методы обучения и воспитания, наметился больший интерес к воображению ребенка, стремление активно включить эту сферу в процесс обучения.
Ярче всего проявляются особенности детского во­ображения на выставках детского художественного и технического творчества. Сегодня дети рисуют не только больше, чем десятилетие назад, но и интереснее, разно­образнее, самостоятельнее.
Даже если дети рисуют на заданную тему, их «ра­бота» непременно — отражение индивидуальности. Каж­дый рисунок включает в себя элементы нового, пред­ставляет собою комбинацию и синтез различных плос­костей реальности, что является сущностью творческого процесса.
Детский рисунок — даже малопонятный с точки зрения   взрослого -  отражает   стремление   ребенка   передать  другим   «выразительным»   языком   образы   своего активного воображения, познающего мир. Здесь   можно   видеть   неожиданные   типы   комбинаций,    создающих    новую    художественную    реальность, можно обнаружить, как реальные предметы и явления композиционно объединены  с ассоциациями. Разные пятна и линии, наделенные своим смыслом, отражают особенности детского воображения, внутренний мир ребенка.
Одну и ту же вазу с цветами дети изображают не­одинаково; по-разному располагают рисунок на бумаге, самостоятельно выбирают величину и форму, используют иные цветовые оттенки и сочетания. Те же самые! листья и цветы на одном рисунке удлиненные, с четко; обрисованным контуром, у другого — вибрирующие ли­нии и черточки, у третьего — разноцветные пятна и т. д.
Содержание воображения взрослых более глубоко и носит более общественный характер. Его формирует больший запас наблюдений, переживаний, отношений с окружающим.
В творчестве взрослых больше присутствует мыш­ление, критический анализ, у детей же творческий про­цесс почти целиком — плод воображения.
Взрослые с большим совершенствованием оперируют средствами, разумеется, здесь речь идет уже о навы­ках, о техническом совершенстве, приходящей с годами специализации. Но в некоторых отраслях творчества, «забытых» взрослыми, дети показывают преимущество. Творческому акту ребенка помогают чисто детские осо­бенности: у ребенка чрезвычайно активны различные формы восприятия — слуховое, зрительное, двигатель­ное. Все они участвуют в творчестве, усиливая в свою очередь воображение.
Особенность детского воображения может ощущать каждый человек, вернувшись через десятки лет в город в дом своего детства, бережно хранимый памятью.
Мы вдруг обнаруживаем, что образы улиц, домов предметов, которые созданы были нашим детским воображением, резко отличаются от реально существующих, контрастируют с действительностью. Краски будто бы потускнели, окружающее утратило свою таинствен­ность и многозначительность. Кажется, что и сами размеры изменились: тесны стали комнаты, низки дома коротки улицы. И двор, хранившийся в воображении как едва ли не джунгли, оказался небольшим пространством с чахлыми кустами.
Один и тот же отрезок пути, один и тот же отрезок времени по-разному оценивается ребенком и взрослым. Для ребенка день — очень долго. Завтра — нестерпимо далеко. Неделя — целая вечность.
Ребенок, проходящий два-три квартала до детского сада, воспринимает это расстояние большим отчасти из-за того, что время пути оценивается им иначе.
В целом создается синтетический образ иных разме­ров, отличных от реальных.
Когда мы расстаемся с местами детства, образы «уезжают» с нами в нашем детском восприятии и в дальнейшем мало изменяются. И только сопоставив их через годы с действительностью, мы обнаруживаем, ка­кую шутку сыграло с нами детское воображение.
Разумеется, в этом процессе много привходящих мо­ментов: человек с возрастом воспринимает мир менее образно и ярко, а воображение остается очень ярким, и его образы по-прежнему красочны и эмоциональны.
Воображение детей не только более ярко, но и вклю­чает в себя больше элементов фантазии.
Присмотритесь, как играет ребенок, наделяя пред­меты не свойственными им качествами.
В самом деле, игра для ребенка — главная умствен­ная и созидательная деятельность. Как быстро стульчик превращается в машину, корабль, ракету… Как преоб­разуется комната, где все теперь включено в игру и под­чинено ее логике.
Вот оживает кукла и разговаривает по телефону с медведем. Вот укладывают спать плюшевую собачку и ставят ей градусник…
Любопытно, что ребенок воображает предметы не потому, что они отсутствуют, а потому, что того требу­ют воображаемые законы игры. Воображает не только реальные предметы, но и нереальные, вводя в свои действия элементы нового, делая игру творчеством. По­являются воображаемые машины и ракеты, которые дети тут же прячут в маленькие коробочки, не подчи­няясь логике. Воображаемые друзья становятся под­линными защитниками, воображаемые ситуации предо­ставляют возможность чудесных приключений.
Игры детей сочетают реальное и воображаемое очень легко. Но чем больше в них реального, тем меньше потребность в воображении. Об этом всегда надо помнить и оставлять в любой детской деятельности место воображению, творчеству.
Для ребенка нет противоречия между реальным и во­ображаемым, но если представления смещаются, неиз­бежна реакция испуга: разницу меж воображаемым и реальным ребенок чувствует.
Для нормально развивающегося ребенка и испуг, и реакции страха вполне естественны, если они, конечно, кратковременны, эпизодичны, не занимают центрально­го места в психических переживаниях ребенка и не об­наруживают тенденции к усложнению.
Уже в первые месяцы после рождения можно заме­тить, что ребенок страшится потерять поддержку, про­являет страх при громких звуках, ярких вспышках света.
В возрасте от 5 до 9 месяцев у малыша возникает страх при встрече с незнакомыми людьми, предметами, ситуациями. Любопытно, что никаких иных страхов в этот пе­риод ребенок не испытывает: его воображение еще не «прощупывает» реальность.
От 2 до 3 лет дети обычно боятся животных.
До 3−летнего возраста малыши, как правило, не бояться темноты, но после трех лет темнота может стать, если не единственной причиной страха.
С чем это связано?
Наблюдения показывают, что появление страха перед темнотой у ребенка совпадает по времени с разви­тием сферы воображения.
Известно, что в темноте воображение усиливается у взрослых людей. У ребенка же, для которого вы­мысел соседствует, с реальностью без противоречия, в большей степени проявляются особенности содержания воображения. Темнота бывает для него населена домо­выми, колдуньями, чародеями и т. д. Дети и в реальном своем мире все наделяют волшебными свойствами: предметы у них «способны» говорить, думать, действо­вать… Взрослые не всегда учитывают эту особенность детского воображения и ведут себя подчас во вред ре­бенку. Если малышу 4—5 лет показать такой «не­страшный» для школьного возраста фильм, как «Рус­лан и Людмила», то ребенок ответит длительной реак­цией страха: может вскакивать и кричать по ночам, бояться сумерек, пустой комнаты.
Сновидения детей часто отражают их страхи. Дети просыпаются в темноте от «страшного сна», долго не могут заснуть под впечатлением образов, а затем уже просто боятся «неизвестно чего».
В возрасте 6—7 лет содержание страхов становится шире; возникает боязнь пожара, животных, каких-то ка­тастроф.
По мере того как ребенок растет, расширяется и сфера его воображения, меняется и характер страхов. Преобладают страхи не перед реальностью, а перед воображаемыми опасностями или несчастьями, кото­рые когда-нибудь могли бы случиться.
В 8 лет содержанием страхов может стать тематика смерти. Ребенок с тревогой спрашивает: «Мама, а ты не умрешь? А я никогда не умру?» Он думает на эту тему, воображает ужас своего сиротства или одиночества, картины собственной смерти и т. д., и, если ему не помочь умело в такой период, может возникнуть серьезный невроз.
У ребенка более яркое восприятие, большая яркость зрительных образов, сильнее способность иллюзорно изменять объекты реальности в соответствии с содержаннем своего воображения — все это может способ­ствовать усилению страха.
Подчас воспитательных мер в этом направлении бывает недостаточно, надо посоветоваться с детским психоневрологом и совместно разработать тактику поведения по отношению к такому ребенку. Выбирая для ребенка сказку, книжку, кино, спектакль, прежде всего надо помнить о возрастных особенностях детского воображения и восприятия.
У детей менее представлена способность дифферен­цировать реальность и фантазию. Как бы вы ни убеж­дали маленького человека, что в кино «все ненастоя­щее», что лешего на сцене играет «хороший дядя», ре­бенок не воспринимает ваших увещеваний, и образы будут занимать его воображение днем и ночью, доводя до невроза, и уж во всяком случае, направлять его по­ведение.
Сказки и игры, безраздельно завладевая ребенком, могут формировать и нежелательный характер, если не учитывать психологию малыша: агрессия и жестокость в поступках трехлетнего человека могут быть вызваны поселившимися в его воображении образами.
Многие игры стимулируют воображение и возбуж­дение, если их не направлять, реакция агрессии может стать преобладающей в поведении ребенка.
Чаще всего игра проявляется как исполнение жела­ний, компенсация. Ребенок воображает события, кото­рые протекают так, как ему хотелось бы видеть это в жизни.
У детского воображения особое содержание и осо­бые функции: здесь и уменьшение страхов, стремление понять события путем зарисовки, сделать реальное со­бытие в своей фантазии более приятным и т. д.
Игры и детские фантазии держат мозг ребенка по­стоянно занятым: это первая пища детского ума, самая важная его «работа».
В них не столько проявляется подражание, сколько изобретательность: сделать что-то самому, по-своему.
Происходит процесс адаптации ребенка к миру, познание мира и отношение к нему через «проигрывание ситуаций» в воображении.
Дети живо переживают эти воображаемые ситуа­ции и постоянно рассказывают о них. Взрослым кажет­ся подчас, что дети просто обманывают, но малыши часто сами верят тому, что говорят. Им свойствен очень широкий диапазон возможностей: на одном полюсе на­ходятся убеждения, что «все это правда», на другом может быть и сознательный обман, иногда имеющий характер защиты, иногда ставящий целью получение удовольствия.
Чтобы лучше понять психологию ребенка в этот пе­риод, стоит, наверное, впомнить Дон-Кихота и барона Мюнхаузена. Герои такого характера постоянно живут среди нас как образы веселых выдумщиков, которые фантазируют для развлечения и удовольствия других.
История знает много случаев, когда талантливо при­думанные события становились основой для легенд, а нередко, если они не были фантастичны, а реально возможны, воспринимались как действительные собы­тия прошлого.
Без выдумки, без способности фантазировать не мо­жет быть нормальной психической деятельности, тем более не может быть гармоничным без выдумки мир ребенка.
Сегодня немало специальных исследований подчер­кивают, что фантазия и сказки играют особую роль в возникновении и стимуляции мотивации поведения детей.
К сожалению, не у всех педагогов хватает опыта, терпения, а, быть может, собственного воображения, чтобы учитывать специфику детского воображения и ши­роко использовать ее в своих целях.
Если в детском саду в целях воспитания ребенку зачастую «подыгрывают», применяются к его выдумке и развивают этот дар, то в первом классе происходит нередко неоправданная даже целью ломка: кончается праздник детства и начинается подчас муштра и зуб­режка, хотя ребенок остается ребенком и продолжает играть не только в спортивные игры….
Насколько важно увидеть в ребенке именно ребен­ка, а не уменьшенную копию взрослого, распознать сек­реты его детского мира и найти к нему ключик, знают сегодня все многие. Однако, остается еще и сегодня немало педагогов, пытающихся новое содержание образования, новые программы внедрять в жизнь старыми, рутинны­ми методами, рассчитанными только на механическое запоминание и логику. И вот возникают разговоры о «непереносимой нагрузке в школе», о «заумных про­граммах», с которыми дети не справляются, возникают требования «вернуться назад». Но вернуться назад мож­но только вопреки диалектике и требованиям жизни, которая все накапливает и усложняет любую инфор­мацию. Значит, выход не в том, чтобы «вернуться назад», в содержании учебников и всего учебного процесса, а в том, чтоб идти вперед в совершенствовании методов обу­чения и воспитания.
Изменения происходят в сегодняшнем мире значительно быстрее, чем когда-либо раньше. Открытия и нововведения последних 20 лет можно сравнить с прошлым, как скорость ракеты со скоростью черепахи. По этому  трудно предвидеть,  какие  именно  знания  будут необходимы  школьникам  через   10 лет.  Но можно сейчас  развить  подходы  и  способности,  которые помогут справиться творчески с любой проблемой будущего. Для этого необходимо избавить ребенка от рутинное) мышления и  развить его  воображение и  разум, чтобы в любой жизненной ситуации он мог «отличить одно другого».
На практике нередко оказывается, что творческя способность человека настолько подавлена его образованием и опытом, что он не может даже оценить coбственный творческий потенциал, не говоря уж о то; чтоб реализовать его.
Только заложенные в детстве, в школе тенденции творческого развития способны помочь в такой ситуации. Но, к сожалению, мы не всегда находим достаточно времени, терпения, широкого взгляда на вещи, чтобы поддержать детское творчество, не погубить вообра­жение.
Психологи наблюдают, что творчески одаренные де­ти и в школах подчас оцениваются как неинициативные, неактивные: они не высказывают своих идей, боясь быть осмеянными или просто непонятными.
Нередко еще творчески развитые дети оцениваются ниже, чем прилежные, но с посредственными способно­стями к воображению и исследованию. Объясняется это не столько пристрастием учителя к «прилежным», сколь­ко пристрастием самого ребенка к своему творчеству, верностью мечте и невниманием к ряду предметов, «бес­полезных» с его точки зрения для осуществления этой мечты.
Наблюдения педагогов и врачей показывают, что люди с бедным воображением подвергались излишнему дывлению и критике своих идей и образов в раннем детском возрасте. Они стали бояться думать, искать, воображать.
Мало того, ученик, которому учитель раз или два не ответил на вопрос или, еще хуже, ответил раздраженной репликой, стесняется своего воображения и утрачивает любознательность. «Почемучки» редеют от класса к классу, и утрата эта невосполнима: ограниченная лю­бознательность и ограниченное воображение формируют только ограниченных людей.
Только симпатии заслуживают дети, задающие воп­росы. Велика цена этому исследовательскому любопыт­ству. Любознательность отражает сложнейшие манипу­ляции воображения, необычную его комбинаторику, Родителям и учителям много хлопот с таким ребен­ком, но много и радости, много надежд. Фантазерам на­до лишь помогать правильно ставить вопросы, помогать правильно искать ответы и проверять их реальностью, чтобы ребенок не стал жертвой своих фантазий в бу­дущем.
Если ребенок задает бесчисленные «почему?» и стре­мится к независимости, если страстная мечта руководит его поступками — значит, крылья воображения уносят его все дальше и выше, все ближе к творчеству, к расцвету личности.
Дети обучаются не физическим принуждением и нотациями (это ненавистная всякому ребенку «система»), а путем собственных проб и ошибок. Детям надо пробовать, терпеть поражения, искать варианты и снова пробовать, чтобы научиться отличать истинное, научиться побеждать и принимать правильное решение самому.
 
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
09 января 2004  |  11:01
Почему мужчины не любят ошибаться, скрывают свои эмоции и предпочитают самостоятельно принимать решения
Современный мужчина все еще не избавился от наследия, приказывающего ему быть храбрым и не показывать слабости. Женщины во всем мире спрашивают: «Почему он всегда должен быть таким сильным, почему он не покажет мне, что он на самом деле чувствует?» «Когда он встревожен или сердится, он замыкается в себе и становится отчужденным и далеким». «Когда дело касается его проблем, из него слова клещами не вытащишь».
26 декабря 2003  |  10:12
Чем мужчина и женщина отличаются в восприятии действительности
Мужчины и женщины одно и то же явление воспринимают по-разному. Мужчина видит вещи и объекты в их пространственной взаимосвязи между собой, как будто складывает картинку мира из мозаики. Женщина сразу вбирает в себя более широкую картину. Она подмечает в основном детали, ее интересует взаимоотношение каждой частицы мозаики с соседней, но не пространственная взаимосвязь всех частиц.
16 декабря 2003  |  10:12
О шизофрении. Бред. (часть вторая)
Бредовые идеи могут быть разрозненными — налицо единичные высказывания, быстро растворяющиеся в других симптомах, а могут разрастаться в целую бредовую систему, очень сложную, всеобъемлющую и временами даже занятную. Интересно, что и на бредовые построения больных современная эпоха накладывает свой отпечаток. Так, до революции бредовые идеи величия обычно заключались в мечтах о громадном богатстве: было очень много «миллионеров» и «миллиардеров», появлялись лица царского происхождения. После революции возникли сыновья или более дальние родственники людей, получивших известность.
11 декабря 2003  |  11:12
Великая роль «симптома»
К психотерапевту обращаются с самыми разнообразными симптомами - страхами, полным отсутствием настроения, тотальной усталостью, апатией (ничего не хочется делать), вспышками раздражительности и т. п. В качестве симптома выступают навязчивые состояния, когда «что-то постоянно гоняешь в голове», «не можешь переключиться», «думаешь об одном и том же» и т. п. Кроме того, часты жалобы на телесные недомогания, корни которых уходят в психологические проблемы - это головные боли, нарушения сна, сердцебиения, ощущение перебоев в работе сердца, слабость, чувство затрудненного дыхания, перепады артериального давления, остеохондроз ...
05 декабря 2003  |  12:12
Сон - целитель
Помните, что сон-целитель — символический мост между сознанием и подсознанием. Он поможет вам установить связь с вашим глубинным «Я» и спросить совета о тех шагах, которые вам следует предпринять для улучшения своего физического здоровья.