Сегодня 14 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
11 ноября 2002 12:18   |   Д-р Р.Ф.Крафт-Эбинг. - Судебная психопатология. Санкт-Петербург 1895.

Чувственный бред

 
Клинический обзор.
Под именем «чувственного бреда» (Wahnsinn, psychoneurosis hallucinatoria), психиатрическая наука разумеет первичное излечимое психическое заболевание, которое развивается преимущественно на почве расстроенного общего питания организма и функционального истощения (астении) нервной системы, главными симптомами которого служат мимолётные, изменчивые идеи бреда (Delirien) и обманы чувств. Это заболевание, в сущности, представляет собой более длительную форму тех «состояний болезненной бессознательности», имеющих чрезвычайно острое течение (status peracuti s. acutissimi), которые мы описываем под названиями «лихорадочного бреда», «бреда от истощения», «бреда от отравления и «патологического аффекта»», равно как и тех скоропреходящих картин душевного расстройства, которые  возникают вследствие общих неврозов (неврастении, истерии, эпилепсии).
Причинами чувственного бреда этого чрезвычайно частого душевного расстройства, протекающего полуострым образом (modo subacuto), или хронически и безлихорадочно служат: предшествовавшие лихорадочные процессы (в особенности тиф и др. инфекционные болезни, острый сочленовный ревматизм и крупозное воспаление лёгких), далее – затяжные заболевания, ведущие к общему истощению (рак, бугорчатка, хронический катар желудка, обильные потери крови, продолжительные нагноения и т.п.), особенно же частыми причинами здесь являются – послеродовой период, пьянство, продолжительные душевные волнения, тюремное заключение, и именно одиночное, и выше упомянутые неврозы.
Предрасполагающими к заболеванию моментами можно считать невропатическую, в особенности наследственную, конституцию и уродливости черепа, обусловленные рахитизмом. Случайными причинами оказываются: внезапные душевные волнения, умственное и телесное переутомление, половые и спиртные излишества и менструальные процессы.
Продолжительность этих состояний чувственного бреда, если они обусловливаются душевными волнениями, неврастенией, расстройством месячных или излишествами, простирается до нескольких недель, при послелихорадочном же и послеродовом их происхождении – до нескольких месяцев, а в остальных случаях – до года и более.
Начинается болезнь почти внезапно. Лишь в течение нескольких часов или дней. Ей предшествуют такие симптомы вступительного периода заболевания как бессонница, или неосвежающий сон, с внезапными пробуждениями в испуге, необыкновенная впечатлительность ко всему, раздражительность, общее душевное нерасположение, тоскливое стеснение в груди, головная боль, головокружение и мимолётные обманы чувств.
Болезнь быстро достигает высоты своего развития, и сознание больного глубоко омрачается под влиянием громадного накопления галлюцинаций, или, по крайней мере, иллюзий в большинстве органов чувств. Больной становится почти неспособным ориентироваться во времени и пространстве, бессвязно бредит, содержание его сознания занято калейдоскопической сменой идей преследования, величия, самоуничижения, ипохондрическим, эротическим и религиозным бредом, но с отсутствием всякой систематизации в этом бреде, который или находится в тесной связи с обманами чувств, или представляет собой неожиданно и самостоятельно возникающие нелепые первичные идеи, или является порой аллегорическим истолкованием болезненных чувствований и ощущений. Только при более длительном и не столь бурном течении болезни идеи бреда отличаются некоторой устойчивостью и большей связью. Но и тут  образование систематического бреда (paranoia) с прочным и окончательным изменением личности субъекта никогда не наблюдается.
В более тяжёлых случаях чувственного бреда у очень истощённых больных преобладают обыкновенно идеи бреда величия. Настроение духа больных так же изменчиво, как и содержание их представлений. То радостное, то угнетённое настроение и такие же аффекты являются здесь только реакцией на бред. Больной, смотря по быстро меняющемуся содержанию его помрачённого сознания, то мучится тоской, то раздражается и приходит в гнев, то ужасается, или впадает в восхищение и т.п. Течение болезни очень часто прерывается значительными ослаблениями её припадков (ремиссиями), могущими доходить даже до полного временного прояснения сознания (Iucidum intervallum). Временно, эпизодически, наступают и ожесточения болезненных явлений в виде отупения (stupor) или двигательных состояний мозгового раздражения (каковы: однообразное повторение бессмысленных фраз и слов – вербигерация, судорожная (каталептическая, или экстатическая) неподвижность тела и другие так называемые «кататонические» явления).
Постоянно наблюдаются в общей картине болезни и такие телесные функциональные расстройства как упадок общего питания и жизненной полноты (turgor vitalis), пониженная (субнормальная) температура тела, дрожание мышц, приостановка месячных, бессонница и т.д.
Действия подобных больных в высшей степени неожиданны и внезапны. Они представляют реакцию на быстро возникающие нелепые идеи и на обманы чувств, на крайне изменчивый бред преследования и отравления. Больные не узнают окружающих, принимают их за убийц, бесов или зверей; угрожающие или повелительные голоса, слышимые больными, легко ведут к насильственным действиям против других лиц, а равно не должно забывать и возможности попыток на самоубийство или на бегство под влиянием внезапного тоскливого аффекта со стороны этих крайне опасных больных.
Судебно-медицинское доказательство этой болезни едва ли может встретиться с какими-либо затруднениями в виду тяжёлого помрачения сознания и резко развитых психических и соматических симптомов.
 
 
 
 
Набл.32. Убийство жены.
 
Утром 1 июля 1871г. неизвестные, мужчина и женщина, пришли к рыболовной тоне на одном из итальянских озёр (Монтепульианском) и наняли лодку для переезда на другой берег. Мужчина был без обуви, смотрел дико и имел совершенно расстроенный вид. Женщина также была в очевидной тревоге и, садясь в лодку, сказала: «Ну, это будет в первый и последний раз!». Одна из рыбачек повезла эту мрачную и молчаливую пару через озеро. Вдруг мужчина вскакивает и старается столкнуть женщину в воду. Та цепляется за него – и оба падают через борт лодки. Девушка, везшая их, хочет подать им помощь, но мужчина отталкивает от себя лодку и вслед за тем освобождается от уцепившейся за него женщины, которая исчезает в воде. Потом он уже не препятствует испугавшейся рыбачке снова взять его в лодку, даже требует этого.
Несколько рыбаков, видевших с берега это происшествие, подплывают на челноках к лодке рыбачки. Тогда незнакомец прыгает в воду и вплавь достигает суши. Его арестуют. Он снимает крест с груди, целует его и говорит: «Смотрите, какой я человек, и что я ношу!». Затем он поручает себя и свою жизнь, которую у него «хотят отнять», милосердию Божьему. Он отрицает. Что утопил женщину. Она упала в воду, по его словам, сама, нечаянно. Он любил её, недавно женился на ней. В тюрьме он или молчал, или произносил непонятные фразы, постоянно держал в руках крест и иногда обращался с мольбой к окружающим: «Не делайте мне зла, меня преследует ужасная судьба». На допросе 3 июля он производил впечатление притворщика: припоминал только неважные для дела обстоятельства и вместо подписи своего имени начеркал неразборчивые каракули.
22 июля – тоскливая покорность судьбе. «Говорят, что я убил мою милую жену. После такого преступления я не могу жить. Прибери меня, Господи!».
25−го – ясное сознание, осмысленные ответы. О преступлении своём он ничего не помнит и знает о нём только со слов других. Только 5 дней, как он вновь пришёл в себя. Он искренне раскаивается и предоставляет суду назначить ему наказание по его делам.
В последующие дни – жестокая головная боль, бессонница, тоскливые аффекты ожидания, требование духовника ввиду близкой казни.
4 сентября – помещение в заведение для душевнобольных.
Неизвестный оказался неким Вирджилио Биаджиотти, 38 лет отроду, по ремеслу – поваром, которого знали за человека отличной нравственности, но ограниченного и суеверного.
В декабре 1870 года он страдал постоянной головной болью вследствие усиленной работы около кухонного очага. При этом он был мрачен, молчалив, рассеян, вообще изменился в характере.
Весной 1871 года – боязливые аффекты ожидания, отвращение к жизни, жалобы на пустоту в голове (как будто мозг исчезает), усиление головных болей. Особенная набожность вместо прежнего религиозного индифферентизма.
7 июня он женился. Перед тем он иногда говорил, что невеста приворожила его. До 28 июня жил в полном согласии с женой. На всех свидетелей он производил в это время впечатление душевно здорового человека.
29 июня утром – головная боль. Он идёт к священнику, просит его отслужить для него обедню и прочитать над ним отходную, потом возвращается домой в волнении и тоске, говорит бессвязно. Опять уходит из дома, бродит без цели по улице, просит у прохожих бритву, чтобы зарезаться, говорит, что солдаты ищут его, хотят увезти в Рим и там казнить. В 2 часа ночи он вызвал стуком в дверь одного своего посетителя на улицу, чтобы сказать ему последнее «прости».
Утром 30 июня жена и родные нашли его далеко от дома, на шоссе. Удалось уговорить его вернуться домой. По дороге туда он остался ночевать с женой в одной деревне и рано утром убежал с ночлега босой; жена догнала его и сопровождала до озера, где случилось выше описанное несчастье.
Биаджиотти не считает себя помешанным и говорит, что никогда и не сходил с ума. О своём деянии он знает только со слов других лиц. Он страдает бессонницей, часто стонет и спрашивает, скоро ли придут солдаты, чтобы порешить с ним.
 
Мнение. Размеры головы у исследуемого меньше нормальных. Он – умственно ограничен и суеверен. Как повар, он подвергался вредному влиянию высокой температуры, стал страдать головной болью, головокружением, приливами крови к голове, чувствовал общее нездоровье; сделался мрачным и молчаливым. Это состояние перешло в чувственный бред с тоскливыми аффектами ожидания, изменчивыми идеями преследования и отвращением к жизни. Убийство совершено подсудимым вероятно под влиянием галлюцинаторного бреда, во всяком случае, имеются очевидные доказательства существования душевного расстройства у подсудимого, как перед совершением деяния, так и после него. Оправдательный приговор по невменяемости. (Livi, Archivio italiano per le mallattie nervosa 1872).
 
Набл.33. Нанесение страдающим чувственным бредом в приступе тоски телесных повреждений сыну и дочери.
10 мая вечером возвратился 40−летний бюргер Г. с избирательного собрания домой. Он был в тоске, утверждал, что покушаются на его жизнь, что некоторые лица угрожают отправить его на тот свет. Всю ночь он не спал, мучась тоскливым ожиданием неминуемой смерти. 11 мая он жаловался приглашённому к нему врачу на боли в животе, но и к врачу отнёсся враждебно, высказывая боязнь отравления. Ночь на 12 мая опять провёл без сна. Тоска у него всё продолжалась, и 15 мая после полудня он начал буйствовать: переломал мебель, ударил своего 4−летнего сына ножом в грудь, нанёс сильные побои своей 6−летней дочери. Его с трудом удалось связать пяти сильным мужчинам.
По доставлении в заведение для помешанных он найден крайне утомлённым и бессвязным. Вскоре он снова впадает в тоску, лепечет о преследовании, «все покушаются на его жизнь», ищет на полу комнаты свои пальцы, которые ему будто бы отрубили.
По временам – бред величия: больной называет себя Всемогущим.
13−го, после нескольких часов сна, он становится спокойнее, высказывает идеи преследования (ему дали яд, грозили расстрелом). При этом – многочисленные галлюцинации слуха и зрения (видит летающих вокруг него бесов, призраков, птиц и т.п.). Говорит, что со времени избирательного собрания всё переменилось: люди поглупели, священник говорил о какой-то другой вере, школьный учитель тоже что-то своё; один объяснялся по-словакски, другой – по-итальянски – ничего не поймёшь.
Пациент слабого телосложения, не лихорадит, имеет рахитический череп, очень исхудал и истощён. Сухой язык, subsultus tendinum, глухие сердечные тоны, маленький, легко сжимаемый пульс, доходящий до 144 ударов, указывают на слабость сердца (жирное сердце) и на угрожающий delirium acutum inanitionis, тем более что при постепенно возрастающем помрачении сознания рядом с идеями величия начинает появляться совершенно бессвязный бред небытия (всё погибло, большой прекрасный город Вена разрушен и т.п.).
Несмотря на назначение известных сердечных средств и на усиленное питание больного, истощение увеличивалось. После ремиссий, длившихся часами, наступали ожесточения болезни в виде тоскливого галлюцинаторного бреда (больной кричал, что он в огне, что с него сдирают кожу, что всё, и он сам, — яд и т.п.). Смерть от истощения 17 мая.
Вскрытие.
Сильная венозная гиперемия головного мозга и его оболочек с серозным пропитыванием их и отдельными капиллярными кровоизлияниями. Degeneratio corbis adipose. В лёгких – гнойный бронхит с дольчатыми пневмоническими гнёздами.
Г. не имел наследственного предрасположения, не был пьяницей, но с детства отличался хилостью. В течении 2 лет перед болезнью ему пришлось много выстрадать и пережить забот по случаю несчастливой семейной жизни. С 1 мая он почти не спал, ел очень мало по причине расстроенного пищеварения; он сделался очень впечатлительным ко всему, но кроме этого ничем особенным не поражал окружающих (Наблюдение автора).
 
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
12 ноября 2002  |  21:11
Мир Я и внешний мир, дух и материя.
Душою мы называем непосредственное переживание. Душа есть все то, что было ощущаемо, воспринимаемо, чувствуемо, представляемо, желаемо. Душа есть, следовательно, например, дерево, тон, солнце, поскольку я рассматриваю их, как восприятие дерева, как представление солнца. Душа есть мир, как переживание. Сумма всех вещей, рассматриваемая с определенной точки зрения.
31 октября 2002  |  13:10
Физиологическая сущность сновидений
Не считая целесообразным останавливаться на всех многочисленных теориях сновидений, особенно на антинаучных взглядах, вкратце изложим физиологические теории И. М. Сеченова, В. М. Бехтерева, И. П. Павлова.
17 октября 2002  |  13:10
О терминах «сумасшествие» и «разум»
При пересечении медицины и права возникают некоторые проблемы, поскольку закон предпочитает краткие и точные определения в таких вопросах, как, например, ответственность пациента за свои действия или в семейных делах, где могут встречаться такие фразы, как «будучи в состоянии помраченного рассудка». По-видимому, в подобной ситуации и появилось хорошо известное непрофессионалам слово «сумасшедший», которое неизменно вызывает тревогу у пациентов, страдающих психоневрозами.
17 октября 2002  |  12:10
Корсаков С.С.
Корсаков Сергей Сергеевич - русский психиатр, основоположник московской психиатрической школы, общественный деятель.
04 сентября 2002  |  12:09
Не надо нервничать
Диапазон переживаний, приводящий к невротическим расстройствам, очень широк и во многом отличается у разных людей. В значительной мере он зависит как от идейной направленности личности, так и от условий ее конкретного существования. Это всегда следует учитывать, говоря о мерах профилактики невротических срывов. С одной стороны, важно создание благоприятных условий и правильного ритма жизни, предупреждающих перенапряжение нервной системы, с другой — воспитание человека, сильного духом, умеющего не теряться в сложных положениях.