Сегодня 15 ноября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
04 апреля 2003 15:51   |   Морозов Г.В., Боголепов Н.Н. - Морфинизм. Москва: Медицина

Роль различных образований мозга в реализации действия морфина на центральную нервную систему

 
При рассмотрении клинической картины морфинной интоксикации одним из первых возникает вопрос о вовлечении различных образований мозга. Известно, что не все структуры и системы мозга в равной степени участвуют в реализации .действия морфина. Различные аспекты действия морфина при остром и хроническом введении опосредуются различными системами мозга. Для механизмов и «точек приложения» действия весьма важное значение имеет обезболивающий эффект морфина, который, несомненно, связан с сенсорными системами, воспринимающими боль и зуд.
Однако, несмотря па многовековое изучение механизмов боли и успехи фармакологии обезболивающих средств, до настоящего времени в этой проблеме остается много неясных и спорных положений. Установлено, что большую роль в восприятии боли играют центральные механизмы, так как морфин оказывает сравнительно слабое анальгетическое воздействие на периферические нервы.
Морфин влияет прежде всего па сложные полисинаптические системы. Моносинаптические рефлекторные дуги и наиболее просто организованные рефлекторные дуги, например, спинного мозга, меньше изменяются при воздействии морфина по сравнению с полисинаптическими системами, в которых принимают участие многочисленные вставочные нейроны, наиболее ранимые при введении морфина.
По-видимому, имеется определенная система нейронов, участвующих в восприятии боли и подверженных действию морфина. На это указывают данные о том, что морфин, введенный микроионофоретически в функционально идентифицированные нейроны спинного мозга кошек, оказывает избирательное депрессивное действие на болевые стимулы, но не влияет или влияет незначительно на «неноцицептивные» нейроны, т. е. на нейроны, отвечавшие на неболевые раздражения кожи (обдувание воздухом, поглаживание кожи тонкой кисточкой, легкое прикосновение и т. д.). Введение налоксана снижает это угнетение функции нейронов, отвечающих на болевое раздражение кожи. Влияние морфина на нейроны задних рогов спинного мозга показано в работе К. J. Kinspahr, M. F. Вегсеу. В этих экспериментах установлено. что морфин влияет уже на уровне спинного мозга, однако этот эффект не очень выражен по сравнению с воздействием па вышерасположенные структуры переднего мозга.
Ряд авторов считают, что в механизме действия морфина на центральную нервную систему особое значение имеет его влияние на ретикулярную формацию. На ненаркотизированных кошках А. В. Вальдман показал, что под воздействием морфина развивается синхронизация электрокортикограммы, что объясняется угнетением ретикулярной формации. Введение морфина подавляет активность как возбуждающих, так и тормозных нейронов гигантоклеточного ядра, играющего наиболее важную роль в передаче ноцицептивных импульсов среди других ядер ретикулярной формации. Кроме гигантоклеточного ядра, нейроны, наиболее чувствительные к морфину, локализуются также в каудальном ретикулярном ядре варолиева моста (моста мозга). Воздействуя на ретикулярную формацию, морфин сказывает существенное влияние па гипоталамус, зрительные бугры, кору полушарий большого мозга в результате функциональных изменений в активирующей восходящей системе ретикулярных нейронов.
Не только ядра ретикулярной формации, но и другие образования ствола мозга активно вовлекаются в реакцию при введении морфина. Об этом свидетельствуют угнетение дыхания, снижение артериального давления, изменение сердечной деятельности, которые развиваются и у децеребрированных животных. Характерным симптомом при этом воздействии морфина является миоз вследствие влияния наркотика на ядра глазодвигательного нерва. Морфин оказывает заметное влияние на зрительную систему.
Электрическая стимуляция ядер шва и некоторых других точек вокруг сильвиева водопровода (водопровод мозга) вызывает аналгезию или разлитые болевые ощущения. Разрушение ядер шва блокирует морфинную аналгезию. Микроинъекции морфина в область серого вещества вокруг сильвиева водопровода вызывают не только анальгезию и повышение чувствительности к слуховым, зрительным и тактильным раздражителям, но и развитие толерантности к морфину.
A. Herz считает, что структуры мозгового ствола играют ведущую роль в развитии зависимости от морфина и в возникновении абстиненции. Участие центрального серого вещества и других образований вокруг сильвиева водопровода в реализации действия морфина можно поставить с данными о том, что стимуляция в области центрального серого вещества и прилегающих к ней структур вызывает диффузные болевые ощущения с яркой эмоциональной окраской, сопровождающиеся вегетативными проявлениями.
Заметное воздействие оказывает морфии на функции гипоталамуса, нарушая регуляцию гормональной системы, контроль температуры тела и т. д. В дальнейшем развивается «адреналовый стресс», который возникает вторично и является результатом вовлечения надпочечников и гипофиза в общую реакцию. Вследствие этого наблюдаются изменения в содержании глюкозы в крови, концентрации кортикостероидов, выделении гормонов щитовидной железы и т. д.
Предполагают, что структуры гипоталамуса определяют потребление морфина, если экспериментальное животное само регулирует количество и ритм введения наркотика. Под влиянием сравнительно небольших доз морфина (10 мг/кг) крысы усиливают самораздражение гипоталамуса электрическим током. Существенную роль в реализации действия морфина играют структуры латерального гипоталамуса.
При повреждении ядер вентральной группы латерального гипоталамуса блокируется потребление раствора морфина, даже если животному больше нечего пить, а разрушение более дорсальных отделов латерального гипоталамуса не влияет на прием растворов морфина. Это связывают с влиянием морфина на катехоламинергические системы, идущие через вентролатеральные ядра гипоталамуса или берущие в них начало. Особенно важную роль среди этих связей играет медиальный продольный пучок переднего мозга.
W. L. Kerr, J. Pozuelo показали ослабление абстинентного синдрома при разрушении вентромедиальных ядер гипоталамуса. Они же установили, что перерезка нигростриарных путей также облегчает синдром зависимости и уменьшает потребление наркотиков.
Однако нельзя считать, что морфин действует только на образования мозгового ствола и на ядра гипоталамуса. Топография его первоначального влияния на структуры мозга гораздо шире, на что указывают и результаты изучения клиники при морфинной интоксикации.
Важную роль в реакциях, развивающихся после введения морфина, играют некоторые ядра зрительного бугра и стриопаллидарной системы. Это особенно отчетливо проявляется в кататонических реакциях, вызываемых морфином, в возникновении стереотипных движений, изменении тонуса и т. д.
Наряду с «ноцицептивными» нейронами в спинном мозге и стволе мозга R. G. Hill, С. М. Pepper обнаружили такие нейроны в ядрах зрительного бугра. М. В. Булаев, О. И. Чиченков считают, что анальгетический эффект морфина обусловлен блокадой проведения импульсов в латеральном спиноталамическом тракте на уровне зрительного бугра.
Морфин блокирует только болевую чувствительность, а, например, температурная или тактильная чувствительность, которая осуществляется теми же проводящими путями, остается интактной. Морфин не нарушает проведения возбуждения в афферентных системах, связанных со зрительными, слуховыми и другими специфическими видами чувствительности.
Несмотря на то, что кора полушарий большого мозга оказывается менее реактивной при прямом воздействии морфина, чем образования гипоталамуса или серого вещества вокруг IV желудочка и снльвиева водопровода, реакция коры полушарий большого мозга имеет первостепенное значение для развития наркомании и изменения поведенческих реакций. Это объясняется тем, что с корой полушарий большого мозга связаны психические функции, память и т. д. Кора полушарий большого мозга играет важную роль в организации и интеграции функций мозга, а также в сложных формах поведения. Без рассмотрения коры полушарий большого мозга невозможно объяснить механизмы действия морфина, особенно при хроническом введении, и закономерности развития наркомании. Только на уровне нейронов коры полушарий большого мозга болевые импульсы могут быть осознаны как боль.
В. В. Закусов показал, что если анальгетический эффект морфина связан с воздействием на подкорковые и стволовые отделы центральной нервной системы, то явления морфинизма и абстиненции служат прежде всего результатом нарушения функции коры полушарий большого мозга.
Различные области коры полушарий большого мозга в различной степени вовлекаются в этот процесс. Достаточно напомнить, что после лобэктомии абстиненция становится более легкой. Однако введение морфина практически не изменяет возбудимость нейронов двигательной области коры полушарий большого мозга. Это не случайно. О. С. Адрианов отчетливо показал своеобразие структурно-функциональной организации проекционных и ассоциативных областей коры полушарий большого мозга и особенности их роли в интегративной функции мозга и в сложных поведенческих реакциях.
Воздействие морфина и его производных на кору полушарий большого мозга определяет психотропные свойства этих препаратов, подчеркивает А. В. Вальдман, который в течение многих лет детально изучал влияние морфина на функциональную активность различных образований мозга.
В. И. Скоробогатов также отмечает особую реактивность коры полушарий большого мозга при введении морфина. Морфин заметно снижает функциональную активность нейронов коры полушарий большою мозга; при этом изменение функционального состояния коры полушарий большого мозга вызывается дозами, в 5 — 10 раз меньшими, чем вызывающие анальгетический эффект. При отравлении морфином значительную роль играют изменения коры полушарий большого мозга: сначала нозникает возбуждение коры, а затем ее истощение и паралич.
Таким образом, можно сделать вывод, что в мозге нет локальных «центром», которые служили бы мишенью для воздействия морфина. В различных аспектах действия наркотических веществ участвуют разные системы мозга, и можно говорить лишь о преимущественном вовлечении тех или иных систем и образований мозга в реализацию действии морфина, особенно при хроническом применении наркотика. D. Н. CJouet пишет, что было бы ошибкой искать «начальные места» или «место» действия наркотиков в центральной нервной системе.
В то же время складывается впечатление, что специфические нарушения поведения и патология личности развиваются в результате структурно-функциональных изменений в первую очередь коры полушарий большого мозга. Влияние морфина на кору полушарий большого мозга развивается параллельно с воздействием на ядра гипоталамуса и ретикулярной формации, зрительный бугор, образования стриопаллидарной системы, мозгового ствола и т. д.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
11 апреля 2003  |  17:04
Некоторые особенности психопатологии винного алкоголизма
Винный алкоголизм — клиническая реальность, никем не оспариваемая. Различными авторами созданы общие представления о клинике хронического алкоголизма при употреблении виноградного вина. Однако детальные знания о винном алкоголизме еще недостаточны.
12 марта 2003  |  15:03
Клиника толуоловой интоксикации у подростков
Широкое распространение различных видов ингаляционной токсикомании, в том числе и толуоловой, у нас в стране среди подростков отмечается с начала 90-х годов и имеет постоянную тенденцию к увеличению. Профилактика и лечение токсикомании является одной из наиболее сложных проблем у подростков, использующих психоактивные вещества в немедицинских целях. В сообщениях отдельных авторов описывается клиника ингаляционных токсикомании, связанных с вдыханием бензина, пятновыводителей, толуола.
18 февраля 2003  |  18:02
Нарушения поведения у детей из семей алкоголиков
Вопросу о влиянии алкоголизма родителей на детей как в отечественной, так и в зарубежной литературе посвящено довольно много научных работ. Выявляется существование четкой взаимосвязи между алкоголизмом родителей и физическим и психическим здоровьем их детей. Статистический анализ клинического материала показывает, что дети с нервно-психическими расстройствами достоверно чаще встречаются в семьях, отягощенных родительским алкоголизмом, по сравнению со здоровыми семьями (90—98% и 14—20% соответственно).
02 декабря 2002  |  11:12
История борьбы с пьянством и алкоголизмом в 20 – 30-х годах
История борьбы с пьянством и алкоголизмом, проводившейся в нашей стране в разные эпохи, разработана недостаточно. В монографиях по проблеме алкоголизма она даётся фрагментарно, в немногих статьях, посвящённых этой теме, отражены, как правило, лишь некоторые эпизоды.
23 ноября 2002  |  14:11
Поиск впечатлений как фактор приобщения подростков к наркотикам
В исследовании причин распространения наркомании у молодежи один из важнейших вопросов — выявление мотивационных факторов, приводящих подростков к употреблению наркотических веществ.