Сегодня 27 сентября 2021
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
29 января 2008 10:56   |   Екатерина ДРАНКИНА

Проверка на отчество

«Каждый четвертый из обратившихся к нам отцов — не отец!» — накручивают россиян продавцы ДНК-экспертиз. Зачем они это делают и есть ли в этих словах хоть доля правды?

Установление родства посредством анализа ДНК становится одним из самых быстрорастущих сегментов российского рынка ДНК-исследований. Только в Москве в настоящее время предлагают эти услуги пять компаний, появляются такие же фирмы и в каждом городе-миллионнике. Как утверждают владельцы этого бизнеса, научным изучением чад в основном занимаются мужчины -- исключительно в силу непраздного любопытства, реже женщины -- для суда. Вообще-то юридический сегмент этого рынка невелик. Российские суды в большинстве тяжб об установлении родства назначают малоинформативную экспертизу по группе крови, которая в лучшем случае может исключить отцовство конкретного человека. Экспертиза ДНК, дающая оценку с достоверностью до 99,9%, назначается только по требованию одной из сторон, а представленная сторонами без судебного назначения, как показывает практика, в половине случаев не принимается судом во внимание. Таким образом, питается этот специфический рынок главным образом внесудебными драмами.
«Когда мы начинали в 2000 году, в России делали по несколько десятков ДНК-диагностик на установление родства, — говорит владелец компании Medical Genomics Андрей Семиходский. — Сейчас только наша компания делает 200−300 таких анализов в месяц. Но потенциальную емкость рынка мы оцениваем примерно в 150 тыс. анализов в год».
Второй крупный российский игрок этого рынка с сопоставимой долей (около 30%) — компания «Центр молекулярной генетики» — менее оптимистичен в своих прогнозах. «Безусловно, количество исследований родства будет расти, но не столь впечатляюще, — утверждает глава компании Александр Поляков. — Если говорить о рынке ДНК-исследований, то сегмент генетической предрасположенности к заболеваниям, на мой взгляд, будет расти быстрее».
Тем не менее в России уже сегодня бизнес на родительских сомнениях очень прибылен как для владельцев лабораторий, так и для посредников, продающих эту услугу. Во всем мире средняя стоимость одной ДНК-экспертизы составляет $300 (мать-отец-ребенок; а если точно известен один из родителей и нужно установить второго — $200). Компания-посредник «Объединенные юристы», предлагающая услуги британской Medical Genomics в Москве, продает этот анализ за 21 тыс. рублей, «Центр молекулярной генетики» делает такое исследование в собственной лаборатории за 12,6 тыс. рублей. Дороже всего обходятся клиентам услуги Минздрава — стоимость экспертизы в отделе судебно-медицинских молекулярно-генетических научных и экспертных исследований РЦСМЭ составляет 25 тыс. рублей.
Впрочем, не исключено, что с ростом рынка ценовая политика его игроков выровняется, как это произошло за рубежом. Ведь бурное развитие этого сегмента в России в какой-то степени явилось следствием искусственного торможения его развития в США и Европе, и на российский рынок, таким образом, будет выдавливаться все большее количество игроков западных.

Биоэтика на пути ДНК
Устанавливать родство с помощью ДНК начали в конце 1980−х годов в США.
Эта услуга появилась как побочная, коммерческая ветвь ДНК-фингерпринта, или геномной дактилоскопии, используемой в криминалистике для опознания преступников и пострадавших. В ходе долгой и непростой дискуссии мировое научное сообщество договорилось о стандартах экспертиз — выявить, по каким полиморфным локусам (участки хромосом, которые могут быть разными у разных людей) следует проводить анализ, на порядок труднее, чем стандартизировать методы визуальной идентификации. На сегодняшний день наиболее распространенной в мире является принятая в США система CODIS, в которую входят 14 STR-локусов. Они находятся на разных хромосомах, и их независимое распределение делает статистический анализ достоверным на 99,99%. После принятия этого стандарта рынок быстро структурировался. До сих пор две американские компании AppliedBiosystems и Promega продают почти все используемые в мире коммерческие наборы для проведения ДНК-тестов, а американские компании Cellmark и Lifecodes в собственных лабораториях проводят львиную долю анализов. Пик интереса американцев к новой забаве пришелся на конец 1990−х — начало 2000−х годов. Тогда проводилось до 300 тыс. анализов в год. Если предположить, что проверяли только новорожденных (хотя, конечно, это не так), то получается, что изучали чуть ли не каждого десятого младенца. Как и в России, большая часть запросов поступала от сомневающихся мужчин. Примерно такая же история, но в меньших масштабах параллельно разворачивалась в Европе.
Так продолжалось до тех пор, пока правительства не опомнились. Опомниться во многом им помогло набравшее силу учение «биоэтика», оформившееся и окрепшее также к 1980−м годам, а несколькими годами позже разработавшее ключевые тезисы. Один из тезисов гласил, что обязательным условием проведения любых медико-биологических исследований должно быть свободное и осознанное (информированное) согласие на участие в исследовании испытуемого.
Следуя этим принципам и борясь за семью, в 2002 году в США запретили разглашать данные об исследованиях ДНК, а чуть позже в некоторых штатах были приняты законы о человеческих тканях, согласно которым биологический материал для исследований не может быть получен без согласия лиц, которым этот материал принадлежит. Такие же законы к 2006 году были приняты в большинстве европейских стран — Великобритании, Франции, Германии и т. д.


Во все тяжкие
«Любой человек, имеющий высшее образование, способен стать нашим представителем, — говорит Андрей Семиходский. — Для этого нужно быть бизнесменом, а не медиком».
Андрей Семиходский, украинский бизнесмен, живущий в Лондоне, основал собственную компанию со специализацией в области ДНК-исследований в 2000 году. Начальный план предполагал ориентацию главным образом на рынок Великобритании, однако вскоре выяснилось, что конкуренция на нем слишком высока. С 2003 года Андрей начал активно изучать перспективы развития бизнеса на территории России. Довольно быстро наладились деловые контакты в десятке городов России. Своим представителям Семиходский предложил обычную для Европы цену анализа -- $300, а тем, кто обеспечит приличные объемы,-- скидку. Они же вольны продавать в своих городах услугу по той цене, по которой она продается. Функции посредников -- продвижение услуги на рынок и пересылка биоматериалов в Лондон, в лабораторию Семиходского.
Мировые достижения биоэтики внедрять в России Андрей не торопится. Исследования в лаборатории могут проводиться дистанционно и анонимно, нужно просто выслать по почте прядь волос, обрезки ногтей, соскоб со слизистой рта, окурки или белье испытуемого.
В разных регионах партнеры лондонской компании преподносят услугу под разным соусом. Так, «Объединенные юристы» в Москве обещают «установить отцовство в суде и вне суда», с каковой целью предлагают для начала сделать анализ за 21 тыс. рублей (на сайте Medical Genomics предлагается прислать анализы без посредников и получить результат за {euro}320). Практика, однако, показывает, что российский суд не очень охотно принимает к сведению результаты частных расследований, поскольку они могут быть фальсифицированы.
В екатеринбургском представительстве, амбиции которого распространяются на весь Восток, предлагают отыскать корни генеалогического древа и установить родство с Чингисханом. А впрочем, и много чего еще.
«Мы занимаемся не только установлением отцовства, но в случае необходимости работаем и как частные следователи,-- рассказывает руководитель екатеринбургского представительства Medical Genomics компании Genomic Testing Ltd. Анастасия Шелко.-- Помните историю с платьем Моники Левински? Это мы тоже можем. То есть в случае каких-то подозрений беремся по предметам одежды, по белью установить факты супружеских измен. Устанавливаем также факты употребления наркотиков. Пол ребенка определяем на шестой неделе беременности».
Стоит ли говорить о том, что на Западе довольно трудно найти клинику, где бы по анализу ДНК устанавливали пол ребенка на ранней стадии беременности, поскольку родители могут остаться недовольны результатом, а за этим может последовать и аборт.
Впрочем, экзотика составляет ничтожный процент от общего оборота лондонской фирмы. Основное направление — установление отцовства.
«Я считаю, что любой человек имеет право и должен знать правду. Каждый мужчина хоть раз в жизни да усомнился в своем отцовстве, — рубит с плеча Семиходский. — Да и женщина не всегда знает, кто отец ее ребенка. В нашей практике каждый четвертый анализ — отрицательный. И это не свидетельствует о том, что российское общество такое бездуховное. Недавно делали анонимный анализ двух детей из одной киргизской семьи. Младший ребенок, как выяснилось, отцу семейства был неродным. А казалось бы, мусульманская страна».
К безудержному маркетингу Medical Genomics вынуждают обстоятельства. Поскольку сегодня российский рынок обеспечивает уже более 80% оборота Medical Genomics, в ближайшем будущем Семиходский намерен перевести свою лабораторию из Лондона в один из российских городов -- и профильный рынок под боком, и ресурс дешевле. В России между тем множатся конкуренты, задумываются об открытии лабораторий даже некоторые из представителей господина Семиходского. Стоимость такой лаборатории -- {euro}350−400 тыс., окупиться она может за пять лет, нужно только умело подогревать рынок. Чем не бизнес?

Меньше эмоций
Первыми на российском рынке установления отцовства появились компании, имеющие непосредственное отношение к разработке научных открытий в этой области. В 1989 году в судмедэкспертизе Минздрава РСФСР была организована первая в стране лаборатория геномной идентификации (сейчас это отдел судебно-медицинских молекулярно-генетических научных и экспертных исследований РЦСМЭ). Самое знаменитое дело лаборатории — ДНК-экспертиза по идентификации останков Николая II и членов его семьи в 1992−1998 годах. Сегодня имеют такие же лаборатории и некоторые региональные представительства судмедэкспертизы Минздрава, но все они делают ДНК-анализы только по постановлению суда, а цены у них даже выше, чем у частников: от 25 тыс. до 29 тыс. рублей. В силу дороговизны, очевидно, российская судебная система этот вид экспертизы использует крайне редко. В прошлом году, например, из почти 1,5 млн экспертиз по установлению родства всеми лабораториями судмедэкспертизы Минздрава было сделано лишь 3 тыс. ДНК-экспертиз, основную же часть составили обычные анализы по группе крови. Есть несколько лабораторий для ДНК-исследований у силовых ведомств -- ФСБ, МВД, МЧС. С частной клиентурой работают московские Городской фонд ДНК-исследований, Центр охраны здоровья матери и ребенка, ГосВНИИгенетика. Но их доля на рынке невелика. Помимо Medical Genomics серьезные позиции пока удалось завоевать только компании «Центр молекулярной генетики». Ее основатель Александр Поляков известен как специалист в области исследований ДНК с середины 1980−х годов, однако активным маркетингом компания не занимается.

«Мне бы совсем не хотелось превращаться в частного детектива или участвовать в раздувании истерии в обществе вокруг вопросов отцовства,-- говорит Александр Поляков.-- Но если эти вопросы возникают, мы вполне в состоянии на них ответить».
По словам Полякова, никаких отличий в статистике ложного отцовства в России по сравнению со всем миром нет: «Во всем мире процент отцов, воспитывающих не своих детей и не знающих об этом, составляет 5−8%. У нас то же самое, и этот процент не меняется. Да, в статистике нашей компании происходят некоторые изменения -- раньше у нас было 10% отрицательных результатов, сейчас примерно 20%. Но это свидетельствует лишь о том, что к нам стали обращаться не с пустыми и глупыми подозрениями, а те, кому это действительно нужно».
Опасений, что рынок установления отцовства в России будет расти слишком быстро, у Полякова нет: «Все-таки это очень специфическое дело. Во-первых, людям, далеким от темы ДНК, разобраться в этом деле довольно сложно. Во-вторых, бизнес этот хлопотный. Мне часто приходится бывать со свидетельскими показаниями в судах, не всем предпринимателям охота с этим возиться. А в-третьих, я не уверен, что эта услуга наиболее востребована человечеством. На общем рынке ДНК-исследований львиную долю занимает диагностика инфекций и предрасположенности к наследственным заболеваниям».
С его мнением в целом согласны в компаниях, занимающих лидирующее положение на рынке ДНК-диагностики. Так, руководитель компании «Литех» Татьяна Воложинская сообщила, что ее компания не предполагает выходить на этот рынок. «Это скорее этический выбор, нежели бизнес-решение,-- пояснила она.-- Велика вероятность, что результатом моей работы будет то, что кто-то откажется от ребенка или разрушится семья из-за недоверия одного человека к другому. Мне гораздо интереснее результат в виде спасенных жизней».
Однако, по словам Александра Полякова, результаты ДНК-исследований могут и радовать: «Мне, например, запомнился случай, когда парень разыскивал своего ребенка в детдоме — он о его существовании узнал случайно. И мы нашли его, а парень забрал, чтобы вырастить в одиночку. Или был случай, когда родственники погибшего мужчины требовали доказательств, что его дети от гражданского брака действительно его. Сложность была в том, что в морге перепутали материал, и нам пришлось делать сложный многоступенчатый анализ по этим родственникам, и в итоге результат их успокоил.
Хотя, конечно, случаются и куда как удивительные вещи. Вот недавно исследовали двух разнояйцевых близнецов. Один от одного отца, другой — от другого».
 
 
Источник: Kommersant.ru

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
30 января 2008  |  11:01
Что нужно знать перед тем, как сдавать анализы
Регулярные обследования не очень популярны, но они необходимы. При оценке результатов лабораторных исследований врач сталкивается с рядом факторов. Ему необходимо учесть возраст, пол пациента, физиологическое состояние (беременность, роды, менструальный цикл, менопауза). Однако имеются факторы, зависящие только от пациента, которые могут повлиять на результаты лабораторных исследований. Рассмотрим наиболее важные из них.
24 января 2008  |  10:01
Определение беременности
Задержка?! Задержка месячных способна извести даже самую невозмутимую женщину, тем более если есть основания полагать, что она беременна. А так как абсолютную уверенность в обратном может дать только полное отсутствие половых контактов, то понятно, что подобные чувства часто испытывает почти каждая женщина. Итак, если Вы подозреваете что беременны, то воспользуйтесь следующими способами определения беременности.
26 декабря 2007  |  16:12
Нужно ли делать УЗИ при беременности?
Сегодня практически невозможно представить себе беременность без ультразвукового исследования. ...Сейчас УЗ – аппарат есть в каждом медицинском центре. Это исследование дает специалисту много важной информации о состоянии мамы и плода.
18 декабря 2007  |  11:12
Ультразвуковое исследование в гинекологии
Этот метод – воплощенная мечта врачей и пациентов. Доктора всегда мечтали заглянуть внутрь тела, не протыкая и не разрезая его; больные желали, чтобы было не больно и не страшно.
03 декабря 2007  |  15:12
3D - УЗИ. Современные технологии для будущих мам и их потомства.
В век современности медицина шагнула очень далеко. Будущие счастливые родители могут познакомится со своим чадо еще до его рождения. На протяжении всей беременности мама бережно заботится о здоровье своего ребенка, наблюдаясь у ведущего врача. Помимо четких предписаний по образу жизни беременной женщины, врач назначает процедуру УЗИ, чтобы определить положение ребенка и его внутриутробное развитие.