Сегодня 18 ноября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
12 марта 2009 05:35   |   Игорь Владимирович Молчанов, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии РМАПО

Современные технологии и право

 Главная задача кафедры — переподготовка, повышение квалификации специалистов. Ежегодно здесь проходит 10 тридцатидневных циклов, в ходе которых более 250 анестезиологов и реаниматологов усовершенствуют свои знания, получают сертификат. Другое, не менее важное направление – научная и лечебная работа, которую ведут специалисты кафедры на базе московской больницы имени Боткина. И, наконец, международная работа. РМАПО – единственное в России учреждение, которое имеет право проводить первую часть экзамена на получение европейского диплома по анестезиологии, который внедрен Европейской Академией Анестезиологии.
– Как вы оцениваете уровень специалистов, поступающих к вам на обучение, доступны ли «глубинке» последние новости медицинской науки и практики?
 Сегодня уровень приезжих врачей стал гораздо выше. На мой взгляд, одно из самых больших достижений 90−х годов в России – это информационный прорыв. Новейшая медицинская литература, Интернет стали доступны для широкого круга специалистов.
Когда к нам приезжают курсанты из регионов, мы каждого из них расспрашиваем: что он умеет делать и какими возможностями располагает его больница. Таким образом можно представить себе картину состояния нашей службы в стране. Удивительная дифференциация: от крайне плохого до совершенно замечательного. Например, в Якутске высокий уровень медицины вообще и анестезиологии в частности. В Норильске тоже – современная европейская больница, приходишь и забываешь, что находишься на Крайнем Севере. И уровень подготовки врачей этой больницы очень высок. Другое дело – дотационные регионы, где картина совершенно иная.
– Какие вопросы сегодня наиболее актуальны для ваших курсантов?
 Прежде всего, конечно, профессиональные. Повышать квалификацию приезжают, как правило, люди начитанные, грамотные, имеющие свое мнение по всем вопросам. Это прекрасно, но в профессиональном плане, на мой взгляд, разброс мнений не всегда полезен. В процессе обучения, путем доказательной медицины, мы предлагаем оптимальные варианты.
Другая проблема заключается в том, что многие наши доктора считают, что не существует единой правовой базы, регламентирующей их действия. Хотя на самом деле она есть. В «узких местах» мы обязаны использовать международный опыт. Это заложено в правовом поле нашей Конституции. И поэтому в преподавании мы стараемся делать акцент в том числе и на юридические аспекты.
Появление страховой медицины в какой-то степени обеспечило правовую защиту больных. И сегодня мы вынуждены спрашивать их согласия даже на вид обезболивания. Это юридически правильно, но далеко не все пациенты к этому готовы, как и врачи, кстати, тоже. Вероятность ошибки существует. Когда мы разговариваем с больными и рассказываем о том или ином методе анестезии, обязательно следует предупреждать о возможности осложнения. Мы должны знать его вероятность в процентном соотношении, и, конечно же, делать все от нас зависящее, чтобы негативные последствия предупредить. А для этого необходимо хорошо расспрашивать больных, осматривать их, обследовать, словом, быть предельно внимательным. Да, бывают случаи, когда для всестороннего обследования просто нет времени… В этой ситуации пациент попадает в прямую зависимость от действий врача. Если у больного в результате процедуры обезболивания произойдет ухудшение состояния или, не дай Бог, он погибнет, то вопрос о том, насколько правомерны были действия анестезиолога, будет зависеть только от экспертов.
– Приходилось ли специалистам кафедры выступать в этом качестве? Каковы наиболее характерные случаи?
 Наиболее характерных просто не существует. Сегодня подавляющее большинство врачебных ошибок не получает юридической оценки. А нормальный анализ возможен лишь тогда, когда каждое осложнение будет тщательно проанализировано экспертами. И это касается не только анестезиологии. В нашем случае наиболее серьезной проблемой являются осложнения, вызванные самой манипуляцией обезболивания. Когда пациент погибает не в результате оперативного вмешательства, а в результате процедуры, которая его обеспечивала. Если бы, к примеру, операцию проводили бы не под общей анестезией, а под местной, больной мог бы выжить.
На моей памяти не было судебного разбирательства, связанного с преднамеренной халатностью или желанием навредить. Крайне редки случаи, связанные с недостатком знаний или навыков. Другое дело – врачебная ошибка. Когда ее начинают возводить в ранг преднамеренной халатности, появляется одна из самых крупных проблем в юридических отношениях, поскольку стандарты пока не 
прописаны четко.
К чему я, как правило, привожу примеры в своих лекциях? К тому, что подзаконные акты – ныне действующие приказы, положения, распоряжения пускай и не всегда совершенны, но, уклоняясь от них, специалист неизбежно вступает в конфликт с законом. Многие этого не понимают – в ущерб в первую очередь себе.
Ведь при разборе жалоб, исков, поступивших от родственников, страховой компании юридическим представителем врача является работодатель, но до тех пор, пока не усматривает в его действиях нарушений в исполнении именно этих приказов и положений. А если же усматривает – со спокойной совестью может умыть руки. И доказывать правоту своих решений специалисту приходится в одиночестве.
Сегодня самое распространенное нарушение связано со снабжением лекарственными препаратами. Когда врачи из рук в руки берут у родственников больного какой-либо препарат, устройство, приспособление, они грубо нарушают закон и ответственность в данном случае ложится на них. Так как, по существующим правилам, все медикаменты к врачам поступающие, должны пройти через аптечную структуру лечебного учреждения.
Возвращаясь к проблеме стандарта. Больному все равно – поступил он в руки врача с двадцатилетним стажем или же выпускника мединститута. Он качественно и количественно должен получить то лечение, которое полагается по его патологии. Нужно понимать, что лечебные стандарты – не догма, это технология лечения. А сейчас мы часто попадаем под действие субъективных факторов: деньги есть – все по полной программе, нет – лечим чем придется. И перекладывая проблему лекарств на плечи родственников – сами становимся заложниками. Это нарушение права, не говоря уже о моральной стороне.
– Как скоро будут стандартизованы анестезиологические процедуры? Участвует ли кафедра в разработке протоколов лечения?
 Вряд ли это будет сделано так уж скоро. Нужна законодательная база, следует учитывать, что страна наша большая и возможности регионов совершенно разнятся. Различна аппаратура, медикаментозное снабжение и в ближайшее время ввести единый стандарт представляется маловероятным.
Это не Америка, где в клиниках приблизительно одинаковое оборудование, от Аляски до Калифорнии используются одни и те же лекарства.
Стандартизация лечебного процесса – задача глобальная. Необходимо получить унифицированное мнение ведущих специалистов страны в этой области, либо воспользоваться международным опытом. Такую работу мы ведем очень активно. Те тестовые задания, которые мы даем нашим слушателям, содержат много международных рекомендаций анестезиологов и реаниматологов. В некоторых местах эти задания пришлось адаптировать к нашим условиям. Тесты были одобрены Минздравом РФ и оформились в совершенно четкий пакет. Я думаю, что то же самое произойдет и с лечебной работой, так как унифицировать ее очень тяжело, но делать это необходимо.
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
23 июня 2009  |  06:06
Больная пятка? Пяточная шпора и подошвенный фасцит
Боль в пятке - одна из самых частых причин обращения пациентов за помощью к травматологу. Медицине известно множество этих причин. Большинство таких случаев в хирургии связано с раздражением или воспалением как кости, так и сухожилия в месте прикрепления к пяточной кости подошвенной фасции. Поговорим подробнее о причинах и о способах излечения этого весьма неприятного и болезненного симптома.
12 марта 2009  |  05:03
Доказательная медицина
Курсы ВОЗ наиболее полно представляли достижения англо-американской школы, в то время как у нас в стране было разностилье. Однако фундаментальных различий не существовало. В практических навыках наши врачи ни в чем уступали, но у их зарубежных коллег была более разносторонняя теоретическая подготовка. Этого же требовали и от нас – выделяли даже специальную денежную дотацию на покупку медицинской литературы...
26 февраля 2009  |  10:02
Клизмы в хирургии
О ч и с т и т е л ь н а я к л и з м а проводится с целью освобождения кишечника при запорах, как этап под¬готовки к плановой полостной хирургической операции или гинекологической диагностическои процедуре (гистеросальпингография, биконтрастная геникография, лапароскопия и т. д.), а также перед примененнем лекарственной клизмы.
25 февраля 2009  |  11:02
Аденофлегмона
Встречается относительно редко. Аденофлегмона обычно бывает осложнением острого лимфаденита. Происходит расплавление капсулы лимфатического узла при гнойном его воспалении ведет к распространению гноя в окружающую клетчатку.
24 февраля 2009  |  11:02
Лимфаденит
Заболевание лимфатических узлов в области лица и шеи чаще наблюдается в поднижнечелюстном треугольнике, реже в подбородочном. У отдельных больных поражаются лицевые, заглоточные и околоушные лимфатические узлы.