Сегодня 26 сентября 2021
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
28 января 2002 00:00   |   Аравийская Е.Р., Монахов К.Н., Якубовский А.В., Никитин Д.А. Кафедра дерматовенерологии с клиникой Санкт-Петербургского Государственного Медицинского Университета имени академика И.П.Павлова

АНАЛИЗ ПЛАСТИЧНОСТИ НЕЙРОДИНАМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И ТЕКУЩЕГО СОСТОЯНИЯ ЕЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО РЕЗЕРВА У ПАЦИЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ФОРМАМИ ПРИОБРЕТЕННОГО СИФИЛИСА.

У 23 пациентов с различными формами приобретенного сифилиса на основе анализа ЭЭГ определялся тип пластичности нейродинамических процессов ЦНС и текущее состояние ее функционального резерва и изучались показатели самооценки. Было выявлено, что у больных с высоким типом пластичности чаще встречается промискуитетное поведение, чем у лиц со средним и с низким типами. Знание типов пластичности нейродинамических процессов ЦНС может быть использовано при проведении первичной и вторичной профилактики сифилиса и других ЗППП. Анализ текущего состояния функционального резерва ЦНС показал, что пациенты с низкими функциональными резервами и со срывом адаптационных способностей нуждаются в дополнительной терапии психотропными препаратами на фоне специфического лечения.
Ключевые слова: ЭЭГ, сифилис, половое поведение.
 
 
 
E.R.Aravijskaya, K.N.Monaкhov, A.V.Jakubovsky, D.N.Nikitin
ANALYSIS OF THE PLASTICITY OF THE CENTRAL NERVOUS SYSTEM AND ITS CURRENT FUNCTIONAL ABILITIES IN THE PATIENTS WITH ASCGUIRED SYPHILIS.
23 individuals with various forms of acquired syphilis were under study. The analysis of central nervous system plasticity and its current functional abilities as well as self-esteem have been carried out using EEGs and self-esteem questionnaires. It was found out that the individuals with high levels of plasticity usually have more than one sexual partner, exhibit high current functional abilities, increased self-esteem and are not organised during specific treatment. Contrary to that, the patients with low to moderate levels of plasticity usually have one sexual partner, they are generally well organised, but show mostly low functional abilities of the central nervous system, decreased self-esteem and high anxiety. The obtained data should be used in the individual work with the patients and anti-venereal propaganda.
Keywords: EEG, syphilis, sexual behavior.
На современном этапе роста заболеваемости инфекциями, передающимися половым путем изучение сифилиса является одной из актуальных проблем дерматовенерологии [1, 4]. К настоящему моменту достаточно хорошо изучены вопросы диагностики, клиники и лечения различных форм сифилиса. Вместе с тем, темп распространения этой инфекции диктует новые требования к профилактической работе среди населения [1, 4, 6, 8]. Осуществление качественной первичной профилактики сифилиса и других ЗППП невозможно без четкого знания личностных особенностей наиболее часто болеющего контингента [7, 8, 10, 15]. Известно, что сифилис относится к заболеваниям, при которых заражение в подавляющем большинстве случаев осуществляется половым путем. Поэтому, не случайно, что сифилис и другие болезни получили название “болезни поведения” (“behavioral diseases”). Для лиц, страдающих такими болезнями, характерен ряд индивидуальных психических черт, определяющих особую склонность к многочисленным случайным половым контактам, к отсутствию контроля над половым влечением, то есть девиантному поведению, которое в условиях эпидемии влечет за собой заражение тем или иным заболеванием, передающимся половым путем [7, 9, 11, 15, 17, 18, 19]. Нередко в повседневной клинической работе врача-дерматовенеролога встает вопрос не только о назначении специфического лечения, но и о вторичной профилактике, так как нередки случаи реинфекции среди лиц из групп риска [10, 17]. Кроме того, сам факт установления диагноза сифилиса или другой инфекции, передающейся половым путем, является серьезным стрессом для пациентов, который может усугублять их соматическое состояние [9, 16]. Поэтому необходима разработка комплекса мер реабилитации больных с сифилисом.
В последнее время в клинической практике все более привлекательными становятся те методики исследования, с помощью которых удается индивидуально прогнозировать изменение здоровья и поведения конкретного человека. В этом отношении значительный интерес представляет исследование адаптационных способностей организма с помощью определения пластичности нейродинамических процессов центральной нервной системы и текущего состояния ее функционального резерва. Известно, что пластичность нейродинамических процессов – это свойство, которое генетически обусловлено для каждого индивидуума, и что оно во многом определяет его поведенческие реакции и когнитивные свойства [13, 14]. Было показано, что именно способность к перестройке связей в пределах всего диапазона ЭЭГ-частот коррелирует с большей легкостью хода информационных процессов, с более высокой скоростью изменения старых и формированием новых управляющих функциональных систем, способствует более быстрой адаптации к неблагоприятным условиям окружающей среды [13, 14]. С другой стороны, текущее состояние функционального резерва ЦНС, отражая ситуацию на момент исследования, помогает ориентироваться в настоящем состоянии пациента и выбирать определенную тактику его ведения и прогнозировать его поведение в данный временной промежуток. Подобные исследования у лиц, страдающих инфекциями, передаваемыми половым путем, ранее не проводились. Поэтому нам представляется важным проанализировать состояние нейродинамических процессов ЦНС и текущего состояния ее функционального резерва у пациентов с диагностированным приобретенным сифилисом, учитывая, что дерматовенеролог имеет дело с одной из “болезней поведения”.
Исходя из вышеизложенного, целью настоящего исследования является изучение адаптационных способностей пациентов с сифилисом и выявление особенностей поведения больных с различными типами адаптации.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ.
На кафедре дерматовенерологии СПГМУ им. акад. И.П.Павлова было произведено обследование 23 пациентов с различными формами сифилиса, получавших специфическую терапию. Среди больных было 2 человека с первичным сифилисом, 2 – с вторичным свежим, 9 – с вторичным рецидивным, 4 – со скрытым ранним сифилисом, 1 – со скрытым неуточненным, у 3 пациентов была диагностирована серологическая резистентность, у 1 пациентки был диагностирован ранний скрытый сифилис и нейросифилис. Изучались анамнез жизни, заболевания и половой анамнез больных, их социально-демографические показатели и клинические характеристики. На каждого больного заполнялась разработанная нами стандартная карта больного сифилисом (формализованная история болезни), в которой регистрировались, кроме перечисленного, серологические, гематологические показатели и результаты электроэнцефалографического и психологического исследования.
Электроэнцефалографическое исследование осуществлялось до начала специфической терапии. При записи электроэнцефалограмм использовался восьмиканальный способ по стандартной системе с монополярными отведениями симметрично с лобных, теменных, затылочных и височных отделов головы. Последующая обработка результатов осуществлялась с помощью электронно-вычислительного комплекса по методике, разработанной в отделе экологической физиологии НИИ экспериментальной медицины РАМН (разработчик – Ю.А.Сидоров) [13]. В основу данной методики положен принцип определения вероятностной структуры взаимодействия основных ритмов электрической активности головного мозга и изменение этих параметров после проведения функциональных проб “открывание-закрывание глаз”. Определялись тип пластичности нейродинамических процессов ЦНС и текущее состояние ее функционального резерва. По структуре граф переходных вероятностей основных ритмов ЭЭГ среди испытуемых было выделено три индивидуально-типологические группы с различной пластичностью центральных механизмов саморегуляции функций: с высоким (I) типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС, средним (II) типом и низким (III) типом. Текущий функциональный резерв ЦНС оценивался как высокий, средний, низкий и срыв адаптации.
Психологическое исследование включало в себя изучение самооценки наблюдаемых пациентов, с помощью шкалы Дембо-Рубинштейн, в которой пациент графически оценивал собственное здоровье, ум, характер и ощущение счастья до начала терапии [5].
Статистическая обработка включала оценку среднего арифметического и средней ошибки среднего значения. Для характеристики межгрупповых различий применялись t-критерий Стьюдента и U-критерий Вилкоксона-Манна-Уитни. Статистическая обработка материала выполнялась на ПЭВМ 486DX4−100 с использованием стандартных пакетов программ прикладного статистического анализа (Statgraphics v.7.0; Statistica for Windows v.5.0). Достоверность различий между величинами считалась установленной при p<0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ.
У 8 пациентов был зарегистрирован высокий (I) тип пластичности нейродинамических процессов. Среди них основную массу больных составили пациенты с высокими функциональными резервами ЦНС – 7 чел. (87,5%). Лишь у одного больного были выявлен низкий функциональный резерв ЦНС. Следовательно, для 1 типа пластичности характерны как правило высокие функциональные резервы (chi2=10; df=4; p=0,044). Следует отметить, что пациенты с высоким типом пластичности поздно обращались на консультацию к дерматовенерологу, либо они выявлялись как половые контакты своих партнеров. Больные с высокими функциональными резервами ЦНС не всегда адекватно реагировали на беседы с врачом, весьма нечетко рассказывали о половых контактах, плохо выполняли назначения, нередко опаздывали в стационар для проведения процедур. У пациента с низким функциональным резервом ЦНС представлялось сложным собрать половой анамнез из-за нежелания рассказывать врачу об интимной сфере своей жизни, отмечалась фамильярность в общении с лечащим врачом, конфликтность, недисциплинированность. Изучение самооценки у пациентов с первым типом показало, что все больные давали либо завышенную, либо нормальную самооценку здоровью, умственным качествам, характеру и ощущению счастья.
У 11 пациентов был зарегистрирован низкий (III) тип пластичности нейродинамических процессов. Среди них было 5 больных с высоким функциональным резервом ЦНС, которые отличались пунктуальностью и дисциплинированностью, они самостоятельно рано обращались на консультацию к дерматовенерологу при появлении первых клинических проявлений болезни. Эти пациенты были склонны давать среднюю или завышенную оценку собственному здоровью, уму, характерологическим качествам и ощущению счастья. 3 пациента с низким типом пластичности имели низкий функциональный резерв ЦНС, при этом они также отличались дисциплинированностью и адекватностью поведения, однако, предъявляли большое количество соматических жалоб, испытывали чувство вины, давали себе крайне низкую самооценку по всем исследуемым параметрам. У 3−х пациенток с низким типом пластичности был зарегистрирован срыв адаптационных способностей, при этом было выявлено, что у одной из них была бронхиальная астма в стадии ремиссии, у другой – язвенная болезнь 12−ти перстной кишки в стадии затихающего обострения. У третьей больной со срывом адаптации был диагностирован нейросифилис, специфический неврит слухового нерва. Эти пациентки давали заниженную самооценку здоровью, уму, характеру и ощущению счастья, предъявляли большое количество соматических жалоб, проявляли повышенный интерес к прогнозу своего заболевания.
Больные со средним (II) типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС в целом адекватно оценивали свое заболевание, не было сложностей со сбором полового анамнеза, они были достаточно дисциплинированы. У одной из исследуемых был выявлен повышенный функциональный резерв ЦНС. Эта пациентка оценивала собственное здоровье, ум, характер и счастье как средние, была достаточно спокойна, четко выполняла назначения лечащего врача. У трех пациентов был выявлен низкий функциональный резерв ЦНС. При этом они были склонны к средней или заниженной самооценке.
Изучение уровней половой активности у лиц с различными типами адаптации показало, что для пациентов с первым типом характерна высокая половая активность. Так, среди лиц с первым типом пластичности преобладали пациенты с высоким ритмом половой жизни – 4 человека указывали на 1 и более половых контактов в день и 3 человека – на один и более в неделю. Пациенты со вторым типом пластичности указывали на более низкую частоту половых контактов – 1 и более в месяц. Больные с низким типом пластичности указали на редкие половые контакты, у всех из исследованных пациентов были половые контакты один и более раз в полгода и в год. Следовательно, у лиц с первым типом более высокий уровень половой активности, чем у лиц со вторым и с третьим типом (chi2=16,50; df=6; p=0,12).
При анализе соотношения типа пластичности и количества половых партнеров в течение одного года до заболевания сифилисом было выявлено, что большая часть пациентов с высоким типом пластичности указало на двух и более половых партнеров, причем у всех больных были случайные связи (6 чел. – 75 %). Больные со средним и с низким типами пластичности в основной массе имели одного полового партнера, который и явился для них источником заболевания сифилисом. Была выявлена достоверная зависимость между типом пластичности и количеством половых партнеров (rs-тест; t=-2,445; p=0,0292).
Таким образом, среди исследованных пациентов с сифилисом были выявлены представители всех трех типов адаптации. Каждому из типов пластичности соответствовал свой паттерн поведения, в том числе и полового.
ОБСУЖДЕНИЕ.
В настоящей работе изучалась генетически обусловленная пластичность нейродинамических процессов ЦНС и было выявлено три ее основные типа, встречающиеся у наших пациентов примерно в той же частоте, что и в популяции [14]. Наши результаты соотносятся с данными, полученным другими исследователями. Так, например, с помощью оценки свойств личности по опросникам Айзенка и Кэттела было показано, что для лиц с высоким типом пластичности характерны высокий уровень стабильности, самооценки и тенденция к интроверсии, для лиц со средним типом – средний уровень стабильности, самооценки и тенденция к экстраверсии, а для лиц с низким типом – наибольший уровень нестабильности (нейротизма), экстраверсии и наименьшая самооценка [13]. Нами была выявлена повышенная самооценка у многих пациентов с высоким типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС, их недисциплинированность, достаточно характерной была их манера общения с лечащим врачом и медицинским персоналом клиники, были сложности в выяснении полового анамнеза. И, напротив, у больных с низким типом пластичности определялась заниженная самооценка, они предъявляли большое количество соматических жалоб, испытывали чувство вины, но были весьма дисциплинированными. Характеристика типов пластичности дополняется в настоящем исследовании выявлением различных уровней половой активности среди обследованных пациентов. Полученные результаты вполне соответствуют глобальной характеристике высокого, среднего и низкого типов пластичности, представленной другими авторами [13]. В этом отношении, знание типов пластичности нейродинамических процессов может помочь лечащему врачу-дерматовенерологу найти адекватный подход к пациенту и прогнозировать его поведение. Вероятно, пациенты с высоким типом пластичности нуждаются, в силу своих поведенческих особенностей, в дополнительных разъяснительных беседах врача и в строгом контроле за соблюдением режима специфического лечения. Больные со средним и низким типами пластичности нуждаются в психотерапевтических беседах лечащего врача.
В данном исследовании была выявлена достоверная взаимосвязь между типами пластичности нейродинамических процессов и количеством половых партнеров. Именно пациенты с первым типом пластичности имели большее количество половых партнеров и случайные связи, что отличало их от больных с пластичностью нейродинамических процессов второго и третьего типов. Следовательно, высокий тип пластичности НДП в настоящем исследовании соответствовал более выраженной склонности индивидуумов к промискуитету, чем средний и низкий. Отправной точкой полового поведения можно считать и самооценку пациентов, ранее нами было показано, что больные с сифилисом с высокой самооценкой и низкой тревогой имеют большее количество половых партнеров [3]. Полученные данные могут быть ценным вспомогательным критерием для анализа причин беспорядочных половых связей у пациентов с различными ЗППП и здоровых лиц и дальнейшей разработки мер профилактики среди них.
Информация о текущем состоянии функционального резерва ЦНС у пациентов, получающих специфическое лечение, может быть важной для решения вопроса о назначении дополнительной терапии психотропными средствами. Сниженные функциональные резервы и срыв адаптационных способностей может говорить о том, что индивидуум не в состоянии противостоять различным агрессивным факторам внешней среды и социального окружения, тем самым указывая на пребывание данного лица в состоянии хронического стресса. Известно, что состояние хронического стресса вносит немалый вклад в иммунный статус пациента. Ряд современных исследователей указывают на то, что хронический стресс, а также состояние тревоги и депрессии приводят к увеличению количества циркулирующих в крови нейтрофильных лейкоцитов, уменьшению количества циркулирующих Т и В-лимфоцитов, натуральных киллеров, а также снижают натуральную киллерную активность клеток и эффективность гуморального и клеточно-опосредованного иммунного ответа в целом при различных инфекционных и неопластических процессах [20, 21, 22]. Учитывая то, что в данной ситуации мы имеем дело с инфекционным процессом, можно предположить, что пациенты с низкими функциональными резервами и срывом адаптации могут быть группой риска для развития серологической резистентности после лечения сифилиса, так как это состояние обусловлено персистенцией возбудителя в организме и изменением иммунного ответа на него [12]. Представляет интерес и тот факт, что именно у лиц с низким типом пластичности и низкими функциональными резервами были выявлены такие психосоматические заболевания как бронхиальная астма и язвенная болезнь, а у пациентки со срывом адаптации – специфическое поражение нервной системы.
Проведенное исследование дает возможность выявить пациентов, которые нуждаются в проведении дополнительной терапии психотропными средствами на фоне специфической противосифилитической терапии, к ним относятся больные с низким типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС и низким текущим функциональным резервом или срывом адаптации.
ВЫВОДЫ:
  1. Анализ типа пластичности нейродинамических процессов ЦНС и текущего состояния ее функционального резерва является важным вспомогательным методом для оценки и прогнозирования поведения пациента.
  2. Выявлена взаимосвязь между типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС и половым поведением пациентов с сифилисом. Для лиц с высоким типом пластичности нейродинамических процессов ЦНС более характерно промискуитетное поведение, чем для лиц со средним и низкими типами пластичности, эти данные следует использовать в профилактической работе среди населения.
  3. Пациенты с высоким типом пластичности нейродинамических процессов нуждаются в дополнительных разъяснительных беседах врача и строгом контроле за соблюдением режима специфической терапии. Больные со средним и низким типами пластичности нуждаются в психотерапевтических беседах лечащего врача.
  4. Текущее состояние функциональных резервов ЦНС может быть ценным дополнительным критерием для назначения психотропных препаратов пациентам с сифилисом. Пациенты с низким типом пластичности и низкими функциональными резервами ЦНС или со срывом адаптационных способностей нуждаются в дополнительной терапии психотропными средствами.
Авторы благодарят кандидата медицинских наук Ю.А.Сидорова за содействие в организации и проведении элекроэнцефалографического исследования, кандидата медицинских наук В.В.Козлова за помощь в статистической обработке полученных результатов, а также врачей А.Б.Нестеровича, Н.Н.Алексееву и А.В.Петухову за активное участие в тестировании пациентов.
ЛИТЕРАТУРА.
  1. Аковбян В.А., Резайкина А.В., Тихонова Л.И. Характеристика эпидемиологических закономерностей, определяющих распространение заболеваний, передаваемых половым путем, в России // Вестник дерматологии и венерологии. – 1998. – № 1. – С.4−6.
  2. Антоньев А.А., Руденко Г.М., Бязров С.Т., Щепеткова Т.В. Течение венерических заболеваний у лиц, употребляющих наркотические и токсикоманические средства // Вестник дерматологии и венерологии. – 1991. – № 5. – С.36−38.
  3. Аравийская Е.Р., Ванчакова Н.П., Соколовский Е.В. и соавт. Анализ показателей тревоги и самооценки у пациентов с приобретенным сифилисом. // ЗППП. – 1998. – № 2. – С.15−18.
  4. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов / Под ред. Канд. Мед. Наук Бокова С.Н. В 2−х томах. – Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1996. – Т.2 – С.322.
  5. Борисенко К.К. Эпидемическая ситуация с заболеваниями, передаваемыми половым путем. Тез. докл. Рос.-Амер. раб. сов. “Предупреждение ВИЧ и других инфекционных заболеваний среди наркоманов”. Из-во СПГМУ, С-Пб., 1997. – С.31.
  6. Диагностика, лечение и профилактика заболеваний, передаваемых половым путем. Методические материалы / Под ред. проф. К.К.Борисенко. – М.: Ассоциация САНАМ. – 1997. – 72 с.
  7. Кулагин В.И., Усовецкий И.А., Собчик Л.Н. и соавт. Метод стандартизированного многофакторного исследования личности в диагностике нервно-психических нарушений у больных заразными формами сифилиса в условиях специализированного стационара // Российский журнал кожных и венерических болезней. – 1998. – № 2. – С.62−63.
  8. Лосева О.К. Половое поведение больных сифилисом, состоящих в браке // Вестник дерматологии и венерологии. – 1984. – №6. – С.38−43.
  9. Луганский Н.Е. Социально-психологическая характеристика больных заразными формами сифилиса // Вестник дерматологии и венерологии. – 1982. – № 11. – С.71−75.
  10. Луганский Н.Е. О некоторых социально-эпидемиологических и клинико-диагностических особенностях сифилиса в последние годы // Вестник дерматологии и венерологии. – 1981. – № 4. – С.28−32.
  11. Мылюева В.А., Рюмшина Т.А., Дегтяр Ю.С. Клинико-эпидемиологические аспекты гонореи у подростков // Вестник дерматологии и венерологии. – 1990. – № 8. – С.49−51.
  12. Разнатовский И.М., Соколовский Е.В., Красносельских Т.В. и соавт. Причины и факторы, способствующие развитию серологической резистентности после современного лечения сифилиса // Журн. дерматовенерол. и косметол. – 1996. – № 1. – С.60−66.
  13. Сидоров Ю.А. Индивидуально-типологические аспекты психофизиологических реакций человека на экстремальные факторы среды // Журнал экологии человека. – 1994. – Т.1. – Вып. 1. – № 1. – С.16−26.
  14. Сороко С.И., Бекшаев С.С., Сидоров Ю.А. Основные типы механизмов саморегуляции мозга // Л.: “Наука”, Ленинградское отделение. – 1990, 205 с.
  15. Тотоонов Б.А., Бетрозов В.Т., Кобаидзе Л.М. Социально-личностная и клинико-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом // Вестник дерматологии и венерологии. – 1985. – № 2. – С.73−74.
  16. Федоренко А.Е., Коляденко В.Г. Динамика психологической и соматической составляющих тревожности при поражениях мочеполовых органов у мужчин // Вестник дерматологии и венерологии. – 1991. – № 10. – С.47−49.
  17. Чучелин Г.Н., Винокуров И.Н., Скуратович А.А. Социально-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом и гонореей, повторно болеющих венерическими заболеваниями // Вестник дерматологии и венерологии. – 1983. – № 10. – С.27−30.
  18. Яцуха М.В., Васильева Л.А. Влияние миграционно-адаптационного периода на поведение, взгляды и установки в области половой морали // Вестник дерматологии и венерологии. – 1988. – № 12. – С.27−30.
  19. Яцуха М.В., Васильева Л.А. Социально-психологическая и морально-этическая характеристика больных венерическими заболеваниями и здоровых лиц одной из групп риска // Вестник дерматологии и венерологии. – 1988. – № 5. – С.43−46.
  20. Ader R., Cohen N., Felten D. Psychoneuroimmunology: interactions between the nervous system and the immune system // The Lancet. – 1995. – Vol. 345. – January. – Р.99−102.
  21. Cassel J. The contribution of the social environment to host resistance // American journal of epidemiology. – Vol. 104. – No 2. Aug. – 1976. – Р.107−123.
  22. Stewart M.W., Knight R.G., Palmer D.G., Highton J. Differential relationships between stress and disease activity for immunologically distinct subgroup of rheumatoid arthritis // Journal of Abnormal Psychology. – 1994. – Vol. 103. – No 2. – Р.251−258.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
28 января 2002  |  00:01
Медико-социальные характеристики и некоторые патологоанатомические аспекты в группе женщин, болевших сифилисом во время беременности
Медико-социальные характеристики и некоторые патологоанатомические аспекты в группе женщин, болевших сифилисом во время беременности
28 января 2002  |  00:01
К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ДИАГНОСТИКИ СКРЫТОГО РАННЕГО ВРОЖДЕННОГО СИФИЛИСА.
К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ДИАГНОСТИКИ СКРЫТОГО РАННЕГО ВРОЖДЕННОГО СИФИЛИСА.
28 января 2002  |  00:01
СЛУЧАЙ НЕИММУННОГО ОТЕКА ПЛОДА У ЖЕНЩИНЫ БОЛЬНОЙ СИФИЛИСОМ
СЛУЧАЙ НЕИММУННОГО ОТЕКА ПЛОДА У ЖЕНЩИНЫ БОЛЬНОЙ СИФИЛИСОМ
28 января 2002  |  00:01
Социально-эпидемиологическая характеристика женщин болевших сифилисом во время беременности
Социально-эпидемиологическая характеристика женщин болевших сифилисом во время беременности
24 января 2002  |  00:01
ПОРАЖЕНИЕ ПРЯМОЙ КИШКИ ПРИ СИФИЛИСЕ. ТРУДНОСТИ ДИАГНОСТИКИ.
ПОРАЖЕНИЕ ПРЯМОЙ КИШКИ ПРИ СИФИЛИСЕ. ТРУДНОСТИ ДИАГНОСТИКИ.