Сегодня 28 ноября 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
21 декабря 2001 00:00   |   Аравийская Е.Р. Кафедра дерматовенерологии с клиникой Санкт-Петербургского, Государственного Медицинского Университета имени академика И.П.Павлова

АНАЛИЗ ИНФОРМИРОВАННОСТИ ПОДРОСТКОВ ПО ВОПРОСАМ СЕКСУАЛЬНОСТИ И ИНФЕКЦИЯМ, ПЕРЕДАЮЩИМСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ.

Проведено анонимное анкетирование 515 учащихся средних школ Санкт-Петербурга в возрасте от 14 до 17 лет. Целью исследования было выявление источников информированности молодежи по вопросам сексуальности и инфекциям, передающимся половым путем (ИППП), врачебная оценка полученной информации, а также определение отношения различных групп молодых людей к этим источникам. Выявлены принципиальные различия результатов, полученных от подростков, для которых было характерно (группа 2, n=79) и не характерно (группа 1, n=76) рискованное сексуальное поведение. Так, подростки с явными признаками рискованного сексуального поведения с большим доверием относились к выступлению в классе медицинских работников, чем другие школьники. Существенно меньшая доля подростков 2 группы указала на телевизионные передачи, статьи в газетах и журналах, как на адекватный источник информации по вопросам сексуальности и ИППП. Вместе с тем, достоверно большее количество школьников 2 группы обратились бы к врачу в случае необходимости получения помощи или дополнительной информации об ИППП. Была выявлена особая значимость для таких молодых людей роли частнопрактикующих специалистов. Наконец, подростки с рискованным поведением чаще, по сравнению со своими сверстниками, игнорировали бы родителей в случае необходимости получить дополнительную информацию. Полученные данные указывают на необходимость адресной медико-профилактической пропаганды не только в средствах массовой информации, но и в школе, со стороны медицинских работников, родственников и др.
Ключевые слова: ИППП, подростки, рискованное сексуальное поведение, источники информации, профилактика.
ANALYSIS OF SOURCES OF INFORMATION ABOUT SEXUALITY AND SEXUALLY TRANSMITTED DISEASES AMONG ADOLESCENTS.
Aravijskaya E.R.
Department of Dermatology and Venereal Diseases Pavlov State Medical University of St.Petersburg, Russia.
Summary
Anonymous interviewing of 515 adolescents aged 14 to 17 studying at secondary schools of St.Petersburg was performed. The aim of the study was to find out the sources of information about sexuality and attitudes to these sources among young people. The significant differences were found between adolescents without evidence of risk sexual behavior (group 1, n=76) and with risk sexual behavior (group 2, n=79). The individuals from the 2nd group showed more confidence towards the lectures of physicians concerning sexuality and STD and less confidence towards TV, newspapers and magazines on these problems. At the same time, adolescents from the 2nd group demonstrated more often, than from the 1st group, trust towards doctors, especially private, in case when they need a help or additional information. Finally, the individuals from the 2nd group more often ignored parents as adequate sources of information. Our data show the need of differential approach in mass media, at schools and among physicians to adolescents with and without the evidence of risk sexual behavior.
Key words: STD, adolescents, risk sexual behavior, sources of information, anti-venereal propaganda.
ВСТУПЛЕНИЕ
Высокий уровень заболеваемости сифилисом и другим инфекциями, передающимися половым путем (ИППП), среди подростков и молодежи вызывает серьезное беспокойство среди врачей, работников просвещения, общественных деятелей, родителей [1, 2, 4−7, 14]. Социальная и экономическая нестабильность в обществе обусловила ряд негативных тенденций в подростковой субпопуляции, влияющих на темпы распространения ИППП: раннее начало половой жизни, беспорядочные половые связи, аддиктивное поведение, коммерциализация сексуальных отношений, рост числа преступлений на сексуальной почве. В сложившейся неблагоприятной эпидемической обстановке [1, 3], особую значимость приобретает своевременная и корректная профилактическая работа среди подрастающего поколения. Значительная доля профилактики связана с просвещением детей и подростков по проблемам сексологии и ИППП. К сожалению, низкий уровень образованности и сексуальной культуры, несформированная система сексуального образования, большое количество весьма сомнительных источников знаний по этой проблеме способствуют распространению ИППП в подростковой среде [6, 14]. В последние годы многие исследователи обращались к этой проблеме, выявлены низкие уровни санитарно-гигиенических знаний как среди здоровых, так и среди больных ИППП [6, 8, 9]. Безусловно, перед учителями, врачами, психологами, работниками средств массовой информации стоят важнейшие медицинские и социальные задачи, однако их выполнение весьма затруднительно без четкого знания как уровней осведомленности подростков и молодежи в вопросах сексуальности, так и отношения самих подростков к источниками осведомленности такого типа.
В связи с изложенным, представляет насущный научно-практический интерес изучение источников информированности подростков по вопросам сексуальности и ИППП и выявление возможной взаимосвязи их с рискованным сексуальным поведением.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Проведено анонимное анкетирование учащихся 9−11 классов средних школ Санкт-Петербурга. Инициативное анкетирование осуществляли специально обученные интервьюеры, оно было полностью добровольным и конфиденциальным. Исследование выполнено с разрешения администраций районных отделов народного образования и школ города. Анкеты, разработанные совместно сотрудниками кафедры дерматовенерологии СПбГМУ им. акад. И.П.Павлова и Центра социологии девиантности и социального контроля Института Социологии РАН (заведующий – доктор юридических наук, профессор Я.И.Гилинский), включали ряд социально-демографических параметров, вопросы о личном опыте сексуальных отношений и применении методов профилактики ИППП. Кроме того, учащихся спрашивали об источниках их информированности по вопросам сексуальности и ИППП, а также их отношении к этим источникам.
Статистическая обработка данных производилась с использованием х*х-критерия Пирсона и т-критерия Кендала и выполнялась с применением стандартных пакетов программ прикладного статистического анализа (SPSS v.10.0, Statistica for Windows v.5.0). Достоверность различий между величинами считалась установленной при p<0, 05.
РЕЗУЛЬТАТЫ
В исследовании приняли участие 515 школьников в возрасте от 14 до 17 лет, из них – 306 девочек (59,4%) и 209 мальчиков (40,6%). Для достижения цели настоящей работы из обследуемых учащихся были выделены 155 подростков (30,1%), имевших личный опыт половой жизни. Эти подростки были разделены на две группы по наличию или отсутствию у них признаков рискованного сексуального поведения, определяемого по совокупности ряда параметров, которые были доступны для анализа из анкет. Так, подростки, чье поведение было расценено, как рискованное, имели личный опыт половой жизни, им приходилось вступать в половые контакты с малознакомыми партнерами, и они пренебрегали использованием презерватива или специальных дезинфицирующих растворов. По совокупности указанных признаков в 1−ю группу были включены подростки без признаков рискованного сексуального поведения (n=76), а во 2−ю группу – подростки с признаками рискованного сексуального поведения (n=79). Опрос показал, что подростки 1−й группы в 14 % случаев имели ранее опыт ИППП, а 2−й – в 43 % случаев. Различия по частоте ИППП между группами были достоверны (p<0,01).
Учащиеся 1 и 2 групп чаще называли сверстников своего пола и противоположного пола как основных источников информации по вопросам сексуальности и ИППП (таблица 1). Существенная часть подростков обеих групп указала на телевидение, газеты и журналы, как на адекватный источник подобной информации. Гораздо реже респонденты выделяли родителей, родственников, учителей. Достоверных различий между группами по указанным параметрам не выявлено. Отмечены достоверные различия между подростками 1−й и 2−й групп по отношению их к информации при выступлении в классе медицинских работников. Так, лица с явными признаками рискованного сексуального поведения с большим доверием относились к общению в классе с медицинскими работниками, чем другие школьники (p<0,05).
Характер отношения школьников 1−й и 2−й групп к различным источникам в случае необходимости получения срочной помощи или срочной дополнительной информации существенно не отличался, за 
исключением отношения к медицинским работникам и к средствам массовой информации. Как видно из таблицы 2, достоверно большее количество школьников 2−й группы обратилось бы к врачу или к медсестре (p<0,05). При этом была выявлена особая значимость для таких молодых людей роли частнопрактикующих специалистов (р<0,05). Вместе с тем, существенно меньшая часть подростков 2−й группы указала на телевидение (p<0,05), газеты и журналы (p<0,01) как на адекватный источник срочной информации по вопросам сексуальности и ИППП. Выявлено крайне низкое доверие к учителям – лишь 1% учащихся назвал их при опросе. Заслуживает внимания установленный факт, свидетельствующий о сравнительно малом количестве школьников, предпочитающих получить информацию или помощь в психологической службе.
Негативное отношение школьников к различным источникам в случае необходимости получения срочной помощи или дополнительной информации (вопрос: «Куда бы Вы не стали обращаться ни в коем случае?») было во многом схоже в 1−й и 2−й группах (таблица 3). Все респонденты редко называли сверстников. Подростки с рискованным поведением чаще, по сравнению со своими сверстниками, игнорировали бы родителей (p<0,01). Следует особо отметить довольно высокий процент негативного отношения учащихся к учителям и к психологической службе в обеих группах.
Существенных различий между мнениями мальчиков и девочек по поставленным перед ними вопросам в исследованных группах не обнаружено.
ОБСУЖДЕНИЕ
В настоящем исследовании были выявлены принципиальные различия в источниках информации среди подростков, характеризующихся рискованным сексуальным поведением и без признаков такового. Кроме того, проведенное анкетирование показало, что около трети школьников в возрасте от 14 до 17 лет имеет личный опыт половой жизни, что сопоставимо с результатами других авторов [3, 6, 7, 10]. Именно этот факт позволяет говорить о подростковой субпопуляции в целом как о группе риска по заражению ИППП [2, 3, 5, 7, 12, 15].
Анкетирование показало довольно высокий процент подростков обеих групп, получивших основную информацию из бесед со сверстниками (см. табл. 1). В отдельных публикациях последних лет приводятся сходные сведения [6, 7]. Информацию, полученную в молодежной среде, невозможно считать полезной и достаточной, так как результаты ряда исследований свидетельствуют о неудовлетворительной информированности и крайне низкой сексуальной культуре среди подростков и молодежи [9, 10, 16]. Более того, некоторые авторы отмечают, что сами подростки считают друзей самым «доступным» источником информации, но отнюдь не самым «достоверным» [6], что вполне соответствует действительности.
При опросе значительная часть учащихся выделила телевидение, газеты, журналы и специальную медицинскую литературу как основные источники полученной информации по проблеме полового поведения. В связи с этим, особого внимания заслуживает суть той информации, которая воспринимается из указанных источников. Примером могут служить данные опроса юношей и девушек Санкт-Петербурга. Удалось выяснить [14], что респонденты, как правило, считали основой правильного сексуального воспитания возможность научиться получать наиболее полное сексуальное удовлетворение, а не санитарно-гигиеническую информацию. С другой стороны, низкое доверие к средствам массовой информации при необходимости получить дополнительные сведения или помощь, зарегистрированное в настоящем исследовании, указывает на их незначительную и невнятную информативную роль, а в ряде случаев – и полное отсутствие таковой. Подтверждением тому является падение значимости информационных каналов среди подростков за последнее пятилетие [6].
Большая частота позитивного отношения к медработникам в группе школьников с рискованным сексуальным поведением, зарегистрированная в настоящей работе, может быть объяснена их предыдущим опытом перенесенных ИППП и общением с медиками в роли пациентов. Ориентир подростков с рискованным сексуальным поведением на врачей внушает оптимизм, однако, степень доверия к медицинским работникам в целом диктует необходимость пересмотреть методы работы с молодежью. По-видимому, следует согласиться с мнением, что необходимо шире привлекать дерматовенерологов к проведению различных профилактических мероприятий и постоянно давать позитивную установку подростков на ранее обращение к специалистам [13, 18]. С другой стороны, выявленная особая значимость для молодых людей с рискованным сексуальным поведением роли частнопрактикующих специалистов говорит о существующем недоверии к государственной системе здравоохранения в вопросах сексуального образования и ИППП. Очевидно данный факт следует учитывать и при подготовке студентов-медиков, а также дерматовенерологов – специалисты должны иметь точное представление о контингенте, с которым им предстоит работать.
Настораживает и то, что роль, которая отводится учащимися учителю в получении срочного совета или помощи по санитарно-гигиеническим вопросам, крайне низка и, напротив, велико негативное отношение к педагогам. По результатам других опросов удалось выяснить, что школьники считают информацию, полученную от учителей весьма «невинной», многие педагоги избегают обсуждать вопросы взаимоотношения полов со своими учениками. Объяснением тому может быть весьма слабая подготовка работников системы просвещения, не отвечающая современным требованиям и существующим темпам распространения ИППП [6]. Практическая роль школьного персонала, как считают Majer L.C. et al. (1992), состоит в ознакомлении подростков с литературой по вопросам репродуктивного здоровья, посвященной, в частности, беременности, ИППП и ВИЧ [15]. Сравнительно малое количество школьников, предпочитающих получить информацию и помощь в психологической службе, довольно высокий процент негативного отношения к ней могут быть отчасти объяснены неготовностью работников этих служб к ведению санитарно-гигиенической и профилактической работы. В связи с этим, возникает необходимость расширения и профилизации подготовки психологов и педагогов, планирующих работать в подобных структурах, по вопросам сексуальности и ИППП.
Негативное отношение подростков с рискованным поведением к своим родителям может быть объяснено сложившимися неблагоприятными взаимоотношениями в семье и психологическими травмами в детстве, нанесенными кем-либо из родителей. В частности, была выявлена взаимосвязь девиантности подростков с жестоким обращением в семье в детстве [11]. Данный вопрос требует дальнейшего изучения, что может прояснить причины рискованного поведения в подростковой субпопуляции. Вместе с тем, следует отметить низкую образовательную роль родителей. Лишь немногие родители адекватно оценивает реальную ситуацию с ИППП и репродуктивным здоровьем молодежи, сложившуюся во многих регионах страны за последние годы [6]. Участию родителей в сексуальном просвещении своих детей придается все большее значение. Так, по данным Rankin D.L. (1996) был получен позитивный опыт создания образовательных программ для родителей учащихся начальной, средней и даже высшей школы по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции и других ИППП. Это дало возможность привлечь к работе популяцию молодежи, которая ранее не была заинтересована получать информацию на подобные темы [17]. Для активного обучения родителей должны быть задействованы как учителя, так и врачи.
В целом же, полученные данные указывают на необходимость адресной и внятной пропаганды не только в средствах массовой информации, но и в учебных заведениях, в семье со стороны медицинских работников, специалистов по просветительской деятельности и др.
ВЫВОДЫ
  1. Существуют принципиальные различия в источниках информации у подростков, для которых не характерно и характерно рискованное сексуальное поведение. Данный факт необходимо учитывать при планировании адресной профилактической работы с молодежью.
  2. Подростки с рискованным сексуальным поведением с большим доверием, чем другие, относятся к информации по вопросам сексуальности и ИППП, которую дают медицинские работники в классе. Эти данные следует использовать при разработке образовательных программ с участием врачей и медицинских сестер для работы в школах.
  3. Подростки с рискованным сексуальным поведением меньше, чем другие, ориентированы на телевидение, газеты, журналы как источник информации об ИППП, что требует повышения информативной роли средств массовой информации.
  4. Для подростков с рискованным поведением характерно большее доверие к медицинским работникам, в частности, установка на обращение к частнопрактикующим врачам, что следует учитывать при первичной профилактике ИППП, а также при подготовке врачей-специалистов.
  5. Подростки с рискованным сексуальным поведением меньше ориентированы на помощь родителей в вопросах сексуальности и ИППП, что указывает на крайне низкую роль семьи в их половом воспитании.
  6. Роль учителей школы в информации по вопросам сексуальности и ИППП чрезвычайно мала, что связано с неготовностью педагогов к ведению профилактической работы. Необходима организация профильной подготовки учителей по этим вопросам.
Автор выражает глубокую признательность доктору психологических наук, профессору И.Н.Гурвичу за помощь в разработке анкет и анализе материала, депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга господину В.А.Назарову за содействие в проведении исследования, а также докторам Ю.В.Ховратовой, М.В.Оганесян, Е.А.Лыковой, Н.В.Морозовой, А.В.Игнатовскому, С.Л.Дешиной, Е.В.Егоровой, О.Г.Калугиной, О.Л.Макаревич за участие в анкетировании школьников.
ЛИТЕРАТУРА
  1. Аковбян В.А., Резайкина А.В., Тихонова Л.И. Характеристика эпидемиологических закономерностей, определяющих распространение заболеваний, передаваемых половым путем, в России // Вестник дерматологии и венерологии. – 1998. – № 1. – С.4−6.
  2. Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В. Социальная и медико-психологическая характеристика болеющих сифилисом женщин // Журнал дерматовенерологии и косметологии. – СПб. – 1999. – N 1. – C. 53−58.
  3. Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В., Ванчакова Н.П., Петухова А.В., Нестерович А.Б. Первый половой контакт и его мотивации у пациентов с сифилисом // Российский журнал кожных и венерических болезней. – 1999. – N 5. – С.33−36.
  4. Диагностика, лечение и профилактика заболеваний, передаваемых половым путем. Методические материалы / Под ред. проф. К.К.Борисенко. – М.: Ассоциация САНАМ. – 1997. – 72 с.
  5. Лузан Н.В. К вопросу о заболеваемости ЗППП у несовершеннолетних // ЗППП. – 1998. – №1. – С.28−32.
  6. Лузан Н.В., Зайцева Е.В. Половое поведение современных подростков: мифы и реальность // Из-во «Сибирский хронограф». – Новосибирск, 1999. – 48 с.
  7. Мылюева В.А., Рюмшина Т.А., Дегтяр Ю.С. Клинико-эпидемиологические аспекты гонореи у подростков // Вестник дерматологии и венерологии. – 1990. – № 8. – С.49−51.
  8. Петренко Л.А., Дорохина О.В., Устенко Н.С., Моисеев С.К., Гаврилова О.С., Шахурин О.В. Об опыте первичной профилактики ЗППП среди подростков // ЗППП. – 1997. – №4. – С.70−72.
  9. Тоскин И., Борисенко К.К., Новелла Ж.Л., Деранкур К. Сравнительный анализ уровня знаний о ЗППП и личной сексуальной практики в группе подростков 14−18 лет, проживающих в Майкопе // ЗППП. – 1998. – №4, С.27−31.
  10. Чучелин Г.Н., Винокуров И.Н., Скуратович А.А. Социально-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом и гонореей, повторно болеющих венерическими заболеваниями  // Вестник дерматологии и венерологии. – 1983. – № 10. – С.27−30.
  11. Bandura A. Social learning theory of aggression // The control of aggression: implications from basic research. / Ed. by: J.F.Knutson. Chicago. – Aldine Publ. – 1973. – P.201−205.
  12. Bishop-Townsend V. STDs: screening, therapy, and long-term implications for the adolescent patient // Intern J Fertil & Menopaus Studies. – 1996. – Vol.41. – N2. – P.109−114.
  13. Leenaars P.E., Rombouts R, Kok G. Service attributes and the choice for STD health services in persons seeking a medical examination for an STD // Soc Sci Med. – 1994. – Vol. 38. – N 2. – P. 363−371.
  14. Lunin I; Hall TL: Mandel JS; Kay J; Hearst N. Adolescent sexuality in Saint-Petersburg, Russia // AIDS. – 1995. – Vol. 9, Suppl. 1, S53−S60.
  15. Majer L.C., Santelli J.S., Coyle K. Adolescent reproductive health: roles for school personnel in prevention and early intervention // J Sch Health. – 1992. – Vol. 62. – № 7. – P.294−297.
  16. Nadeau D; Boyer R; Godin G; Manh'es G; Fortin C; Duval B. Сonnaissances et croyances 'a 1'egard des MTS et du condom chez des etudiantes et des etudiants pre-gradues // Can J. Public Health. – 1993. – Vol. 84. – N 3. – P.181−185.
  17. Rankin D.L. HIV/AIDS education for parents: community involvement with the parent teachers association // XI Int. Conf. AIDS, 4−12 July 1996, Vancouver, Canada. – Abstr. II, 1996. – P.190.
  18. Winter L., Goldy AS. Effects of prebehavioral cognitive work on adolescents' acceptance of condoms // Health Psychol., 1993. – Vol.12. – N 4. – P.308−312.
 
Таблица 1.
Основные источники информации по вопросам сексуальности и ИППП для школьников
 
Источник информации
 
1 группа (n=76)
 
2 группа (n=79)
Беседы со сверстниками своего пола
57 (75%)
61 (77%)
Беседы со сверстниками противоположного пола
37 (49%)
40 (51%)
Беседы с родителями
26 (35%)
28 (35%)
Беседы с другими близкими родственниками
12 (16%)
18 (23%)
Школьные уроки по биологии или другим специальностям
10 (13%)
14 (18%)
Выступление в классе медицинских работников
7 (9%)*
9 (11%)*
Телепередачи
47 (61%)
49 (62%)
Статьи в газетах, журналах
50 (66%)
44 (56%)
Специальная литература о половых проблемах
50 (66%)
40 (51%)
* – различия между группами достоверны
 
Таблица 2.
Позитивное отношение школьников к различным источникам в случае необходимости получения срочной помощи или дополнительной информации по вопросам сексуальности и ИППП
 
Источник информации
 
1 группа (n=76)
2 группа (n=79)
Сверстник (сверстница) своего пола
44 (58%)
37 (47%)
Сверстник (сверстница) противоположного пола
24 (32%)
17 (22%)
Один из родителей
24 (32%)
18 (23%)
Один из близких родственников
11 (15%)
13 (17%)
Один из учителей
1 (1%)
1(1%)
Врач или медсестра
23 (30%)*
36 (46%)*
Телевидение
5 (7%)*
2 (3%)*
Газеты, журналы
17 (22%)*
6 (8%)*
Психологическая служба
15 (20%)
10 (13%)
* – различия между группами достоверны
 
Таблица 3.
Негативное отношение школьников к различным источникам в случае необходимости получения срочной помощи или дополнительной информации по вопросам сексуальности и ИППП
 
Источник информации
 
1 группа (n=76)
2 группа (n=79)
Сверстник (сверстница) своего пола
7 (9%)
7 (9%)
Сверстник (сверстница) противоположного пола
14 (18%)
9 (11%)
Родители
20 (26%)*
36 (47%)*
Близкие родственники
20 (26%)
19 (25%)
Учитель
63 (83%)
58 (75%)
Врач или медсестра
8 (11%)
6 (8%)
Телевидение
42 (55%)
41 (53%)
Газеты, журналы
34 (45%)
32 (42%)
Психологическая служба
27 (36%)
23 (30%)
* – различия между группами достоверны

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
21 декабря 2001  |  00:12
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В ПОДРОСТКОВОЙ СУБПОПУЛЯЦИИ
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В ПОДРОСТКОВОЙ СУБПОПУЛЯЦИИ
21 декабря 2001  |  00:12
СОЦИАЛЬНАЯ И МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЕЮЩИХ СИФИЛИСОМ ЖЕНЩИН.
СОЦИАЛЬНАЯ И МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЕЮЩИХ СИФИЛИСОМ ЖЕНЩИН.
21 декабря 2001  |  00:12
КАФЕДРЕ ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени академика И.П.Павлова --- 100 ЛЕТ
КАФЕДРЕ ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени академика И.П.Павлова --- 100 ЛЕТ