Сегодня 13 августа 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
18 марта 2006 01:54   |   Е.Б. Мазо, СИ. Гамидов, Р.И. Овчинников, В.В. Иремашвили Клиника урологии РГМУ, Москва

Этиология, патогенез, диагностика и лечение эректильной дисфункции у пожилых.

Эректильная дисфункция (ЭД) — весьма распространенное заболевание у мужчин старше 50 лет. Высокий риск ЭД у пожилых обусловлен как возрастными изменениями строения и функции полового члена и перестройкой гормонального статуса, так и сопутствующими патологиями, в первую очередь сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Средствами выбора при ЭД в настоящее время считаются пероральные селективные ингибиторы фосфодиэстеразы типа 5 (ФДЭ-5). Этот изофермент преобладает в гладкомышечной ткани пещеристых тел. Он расщепляет цГМФ, что ведет к повышению уровня внутриклеточного Са2+ и сокращению гладких мышц. Подавление ФДЭ-5 снижает тонус гладких мышц, способствуя эрекции. Среди этих препаратов самым мощным и селективным является Левитра (варденафил). Недавние контролируемые испытания показали, что Левитра может с успехом применяться для лечения эректильной дисфункции у пожилых.
  На фоне стремительного роста населения Земли растет и продолжительность жизни, что приводит к значительному увеличению числа пожилых людей. По прогнозу ООН, через 25 лет число людей старше 65 лет увеличится в 3 раза [1]. Результаты эпидемиологических исследований свидетельствуют о том, что возраст является самым важным фактором риска эректильной дисфункции (ЭД), которая особенно часто встречается у пожилых мужчин. Еще в 1948 г. Kinsey et al., обследовав 15 781 мужчину в возрасте до 80 лет, показали, что частота ЭД среди мужчин 55—65 лет составляет 25 %, а моложе 30 лет — всего 1 % [2]. Частота ЭД сильно различается в разных странах: так, у мужчин 50—59 лет и 60—69 лет в Нидерландах она составляет соответственно 9 и 22 %, а в США — 35 и 49 % [3—9]. По данным Массачусетского исследования (MMAS), среди 1290 мужчин 40—70 лет частота ЭД составила 52 %; при этом среди 40−летних она равнялась 39 %, а среди 70−летних — 67 % [3]. Таким образом, пожилые мужчины представляют основной контингент больных ЭД.
Этиология и патогенез
Существуют два объяснения взаимосвязи возраста и риска ЭД. Во-первых, развитие ЭД у пожилых может быть следствием системных нарушений и/или перестроек строения и функции полового члена независимо от других заболеваний, т. е. ЭД является проявлением старения как такового. Во-вторых, повышение риска ЭД у пожилых может быть связано с болезнями, оказывающими неблагоприятное действие на эректильную функцию [10].
Старение
Старение сопровождается снижением секреции многих гормонов, включая тестостерон и дегидроэпиан-дростерон [11]. Вопрос о связи этих сдвигов и ЭД остается спорным. Не вызывает сомнения тот факт, что выраженный гипогонадизм ведет к снижению либидо и эректильной функции, однако связь умеренного снижения уровня половых гормонов и ЭД не доказана.
Ahn H.S. и соавт. изучили корреляции между сексуальной активностью, концентрацией общего и свободного тестостерона и глобулина, связывающего половые гормоны (ГСПГ), у 213 пожилых мужчин с симптомами обструкции нижних мочевых путей [12]. У лиц старше 70 лет уровень свободного тестостерона оказался на 36 % ниже, а уровень ГСПГ — на 22 % выше, чем у мужчин моложе 40 лет. При сопоставлении лабораторных данных с данными анкетирования (в частности, с индексом эректильной функции) была обнаружена положительная корреляция между уровнем свободного тестостерона и нарушениями эрекции и оргазма. Корреляция между уровнями общего тестостерона, ГСПГ и эректильной функцией не выявлена.
Schiavi R.C. и соавт. исследовали эректильную функцию и уровни гипофизарных и половых гормонов у 77 здоровых мужчин 45—74 лет и обнаружили отрицательную корреляцию между возрастом и уровнем биодоступного тестостерона и положительную корреляцию между уровнем биодоступного тестостерона и сексуальной активностью. Однако при статистическом анализе с учетом возраста корреляция между уровнем тестостерона и сексуальной активностью отсутствовала. Авторы заключили, что возрастные изменения уровней андрогенов не оказывают значимого влияния на эректильную функцию у здоровых пожилых мужчин [13].
Интересные результаты получили Feldman H.A. и соавт., проводившие 9−летнее проспективное исследование влияния уровней дегидроэпиандростерона и дегидроэпиандростерона сульфата на риск ИБС у мужчин [14]. Они установили, что влияние уровня андрогенов на эректильную функцию у пожилых может быть опосредованным — через повышение риска сердечно-сосудистых заболеваний, в частности ИБС.
При старении в половом члене происходят значительные структурные изменения. Коллагеновые и эластические волокна белочной оболочки являются основными элементами, обеспечивающими увеличение толщины и длины полового члена во время эрекции. Исследования биоптатов полового члена показали, что количество эластических волокон с возрастом снижается [15]. Это в свою очередь приводит к снижению эластичности белочной оболочки и играет важную роль в патогенезе ЭД у пожилых. Кроме того, имеются данные о том, что у мужчин старше 60 лет на 35 % снижается количество гладкомышечных клеток в половом члене. Уменьшение отношения гладкомышечная/соединительная ткань в половом члене ведет к повышению риска венозной утечки и окклюзии вен полового члена [16]. Этому также способствуют снижение количества коллагена типа III и повышение количества коллагена типа I [17]. Предполагают, что нарушение содержания коллагеновых и эластических волокон является первичным, но в дальнейшем приводит к хронической ишемии пещеристых тел, которая является причиной гибели части гладкомышечных клеток [18]. Другой возможный механизм ишемии — снижение частоты и длительности спонтанных ночных эрекций, которое имеет место у пожилых [19].
При старении в половом члене происходят не только структурные, но и функциональные нарушения.
Rowland D.L. и соавт. выявили снижение чувствительности полового члена к вибротактильной стимуляции у мужчин старше 67 лет [20]. В опытах на животных изучали изменения иннервации полового члена при старении. Результаты этих исследований оказались противоречивыми. Так, Carrier S. и соавт. обнаружили снижение количества нервных волокон в половом члене у пожилых крыс [21], тогда как Warburton A.L. и Santer R.M. и Amenta F. и соавт. подобных изменений не обнаружили [22, 23]. Заметим, что эти результаты могут не отражать реальной картины, поскольку во всех этих работах количество нервных волокон оценивали по специфическим маркерам, а не по числу нервных окончаний.
Поскольку важную роль в механизме эрекции играет оксид азота, было проведено множество исследований по изучению изменений активности NO-синтазы в тканях полового члена при старении. Сложность проведения подобных исследований связана с тем, что у человека существуют три изоформы NO-синтазы — эндотелиальная, нейрональная и индуцибельная. Первые две изоформы локализуются преимущественно в эндотелиальных клетках и нервных окончаниях соответственно и активируются при повышении уровня внутриклеточного Са2+. Индуцибельная изоформа присутствует в макрофагах и активируется при воздействии цитокинов при воспалительной реакции [24, 25].
Показано, что при старении в тканях полового члена повышается активность эндотелиальной и индуцибельной изоформ NO-синтазы [26, 27]. Повышение активности эндотелиальной изоформы может быть компенсаторной реакцией на снижение доступности N0, связанное с накоплением гликозилированных белков при старении. Повышение активности индуцибельной изоформы может приводить к повреждению гладкомышечных клеток за счет образования пероксинитрита, воздействие которого ведет к их апоптозу и протеолизу [26]. Таким образом, повышение активности индуцибельной NO-синтазы при старении может быть причиной повреждения гладкомышечной ткани кавернозных тел и эректильной дисфункции.
Структурные и функциональные нарушения в половом члене могут в конечном итоге приводить к изменениям его гемодинамики, характерным для пожилых. Так, Chung WS. и соавт. с помощью допплеровского исследования с применением простагландина EJ показали, что при старении уменьшается систолическая скорость кровотока в половом члене [28]. Подчеркнем, что мужчины, вовлеченные в это исследование, не имели факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, что позволяет исключить влияние этих факторов на полученные результаты.
Таким образом, можно утверждать, что возрастные гормональные изменения, структурная и функциональная перестройка полового члена служат самостоятельной причиной ЭД у пожилых.
Сопутствующие заболевания
ЭД нередко сочетается с соматическими заболеваниями, частота которых повышается с возрастом. Среди них наибольшее значение имеют сердечно-сосудистые заболевания и сахарный диабет (СД).
Атеросклероз коронарных, сонных и других крупных артерий и ЭД имеет общие факторы риска, среди которых наиболее существенны артериальная гипертензия, СД, курение, гиперхоле-стеринемия, ожирение и низкая физическая активность [3, 4]. Наличием нескольких общих факторов риска объясняется частое сочетание ИБС и ЭД, являющихся частными проявлениями системного поражения сосудов. Распространенность ЭД у больных ИБС по разным данным составляет от 44 до 65 % [29]. При атеро-склеротических поражениях других крупных артерий, проявляющихся нарушениями цереброваскулярного и периферического кровообращения, частота ЭД достигает 86 и 87 % соответственно [30—32].
Заболеваемость СД значительно увеличивается с возрастом [33], потому это заболевание издавна рассматривается как причина ЭД [34]. Распространенность ЭД среди мужчин с СД значительно превышает таковую среди лиц без этого заболевания и, по данным разных авторов, составляет от 20 до 85 % [3, 35, 36]. Существенных различий в частоте и тяжести ЭД у больных СД типов 1 и 2 нет [37]. В одних и тех же возрастных группах у больных СД риск ЭД в 2—4 раза выше, чем у здоровых мужчин [3]. Около 75 % мужчин, страдающих СД, рано или поздно сталкиваются с ЭД, причем ЭД у них развивается значительно раньше и носит более тяжелый характер, чем у здоровых мужчин того же возраста [38].
Многочисленные экспериментальные и клинические исследования свидетельствуют о том, что общим звеном патогенеза сердечно-сосудистых заболеваний, СД и ЭД является поражение эндотелия [39]. Все сосудистые факторы риска оказывают пагубное воздействие на эндотелий, что приводит к нарушению синтеза вазодилатирующих факторов, самым важным из которых является N0. Поскольку N0 играет ключевую роль в механизме эрекции, нарушение его выработки и/или доступности может приводить к ЭД. У пожилых мужчин неблагоприятное воздействие сосудистых факторов риска сочетается с возрастными нарушениями продукции и действия N0, о которых говорилось выше.
Во многих исследованиях показана связь доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ) и ЭД. Поскольку риск ДГПЖ резко увеличивается с возрастом, было высказано предположение, что гиперплазия и ЭД у пожилых лишь сопутствуют друг другу [40]. Однако недавние крупномасштабные эпидемиологические исследования, в большинстве из которых диагноз ДГПЖ устанавливали по симптомам обструкции нижних мочевых путей, убедительно доказали, что гиперплазия является самостоятельным, не зависящим от возраста фактором риска ЭД [41—43].
Неоднократно высказывались предположения о том, что депрессия, нередко поражающая пожилых мужчин, может быть причиной ЭД. Несмотря на корреляцию между депрессией и ЭД [44], новые данные говорят о том, что депрессия в пожилом возрасте нередко является следствием возрастных изменений гормонального статуса [45] и ставят под сомнение роль депрессии как отдельного фактора риска ЭД.
Известен ряд неврологических заболеваний, которые поражают преимущественно пожилых и могут приводить к нейрогенной ЭД. Среди них наиболее важны грыжи межпозвоночных дисков, болезнь Паркинсона и болезнь Альцгеймера [46].
Нельзя не упомянуть о возможности развития ЭД ятрогенной природы. ЭД может быть как осложнением вмешательств на органах малого таза, так и побочным эффектом лекарственных средств. В первой группе причин наиболее важна простатэктомия по поводу рака предстательной железы, который наблюдается преимущественно у пожилых [47]. Многие пожилые мужчины получают медикаментозную терапию, которая может приводить к ЭД, в частности гипотензивные и гиполипидемические средства, транквилизаторы, а также ингибиторы 5ссредуктазы и антиандрогены [48, 49].
Диагностика
Обследование при ЭД включает сбор общего и полового анамнеза, осмотр, лабораторные исследования. При сборе общего анамнеза выясняют наличие ИБС, артериальной гипертензии и других сердечно-сосудистых заболеваний, СД, нарушений мочеиспускания, уточняют лекарственный анамнез. При сборе полового анамнеза осведомляются о состоянии здоровья и сексуальной функции половой партнерши, так как нередко половые партнерши пожилых мужчин находятся в климактерическом периоде или в постменопаузе, что играет большую роль в развитии ЭД. При осмотре особое внимание уделяют половому члену и яичкам, вторичным половым признакам и исследованию пульса на периферических сосудах. Для всех пожилых мужчин обязательно пальцевое ректальное исследование. Лабораторное обследование включает измерение уровней глюкозы, липидов, простатспецифического антигена, гормонов. К специальным исследованиям, позволяющим определить форму и тяжесть ЭД, относятся: проба с интракавернозным введением аналогов простагландина Еь пробы с ингибиторами фосфодиэстеразы типа 5, допплеровское исследование сосудов полового члена, регистрация спонтанных ночных эрекций, электромиография полового члена, а по показаниям — ангиография, кавернозометрия и кавернозография [50].
Лечение
Средствами выбора при ЭД в настоящее время считаются пероральные селективные ингибиторы фосфодиэстеразы типа 5 (ФДЭ-5) [51, 52]. Этот изофермент преобладает в гладкомышечной ткани пещеристых тел. Он расщепляет цГМФ, что ведет к повышению уровня внутриклеточного Са2+ и сокращению гладких мышц. Подавление ФДЭ-5 снижает тонус гладких мышц, способствуя эрекции [53]. Ингибиторы ФДЭ-5 не действуют в отсутствие сексуального возбуждения.
Первым препаратом из группы селективных ингибиторов ФДЭ-5, появление которого ознаменовало начало новой эры в лечении ЭД, стал силденафил (Виагра, Pfizer). В настоящее время одобрены для клинического применения еще два препарата из данной группы — тадалафил (Сиалис, Lilly/ICOS) и варденафил (Левитра, Bayer/GlaxoSmithKline).
Поскольку механизм действия всех этих препаратов одинаков, для их сравнения важны фармакодинамические и фармакокинетические характеристики. По данным исследований in vitro, самым мощным ингибитором ФДЭ-5 является Левитра. Кроме того, Левитра наиболее специфична по отношению к ФДЭ-5, тогда как Виагра и Сиалис в терапевтических концентрациях могут угнетать не только ФДЭ-5, но также ФДЭ-6 и ФДЭ-11 соответственно [53]. Фармакокинетические характеристики Виагры и Левитры схожи, но по последним данным Левитра начинает действовать уже через 10 минут после приема [54], а Виагра — не раньше, чем через 30 минут. Жирная пища и алкоголь мало влияют на всасывание Левитры в желудочно-кишечном тракте, чего нельзя сказать о Виагре. Наиболее важной с клинической точки зрения особенностью Сиалиса является длительность его действия, достигающая 36 часов.
Указанные особенности препаратов имеют большое клиническое значение. Показано, что в случайных выборках мужчин эффективность всех трех препаратов примерно одинакова [55, 56], а при лечении тяжелых форм ЭД, развившихся в частности на фоне СД или после простатэктомии, более эффективна Левитра [47, 57]. Учитывая сложность патогенеза ЭД при старении, можно ожидать более высокой эффективности Левитры и у пожилых. Это предположение подтверждается результатами первых сравнительных испытаний эффективности всех трех ингибиторов ФДЭ-5, доложенными на 7 Конгрессе Европейского общества сексуальной медицины (ESSM) в декабре 2004 г. [58]. Что же касается большей длительности действия Сиалиса, то можно предположить, что для пожилых этот фактор не имеет решающего значения.
Характер и частота побочных эффектов при приеме разных ингибиторов ФДЭ-5 существенно не различаются. Самые частые побочные эффекты, связанные, повидимому, с угнетением ФДЭ-5 в гладких мышцах различных органов, — это головная боль, покраснение лица, заложенность носа и диспепсические расстройства. При приеме Виагры, из-за ее действия на ФДЭ-6, возможны нарушения зрения. Последствия влияния Сиалиса на ФДЭ-11 пока не изучены [59]. Для облегчения оценки опасности возобновления сексуальной активности для больных с сердечно-сосудистой патологией разработаны соответствующие рекомендации.
Несмотря на доминирующую роль ингибиторов ФДЭ-5 в лечении ЭД, следует вкратце остановиться и на других методах лечения. Эти методы имеют ряд недостатков и должны применяться лишь при неэффективности ингибиторов ФДЭ-5 или наличии противопоказаний к их применению. Так, интракавернозные инъекции вазоактивных препаратов, несмотря на достаточно высокую эффективность, являются инвазивным методом лечения, во многих случаях сопровождаются болями в месте инъекции и могут вызывать осложнения, самыми опасными среди которых являются приапизм и формирование фиброзных бляшек [60]. Применение вакуумных устройств характеризуется неестественностью самой эрекции, а также частыми болями и кровоподтеками в месте наложения сдавливающего кольца. Операции на сосудах полового члена показаны лишь больным моложе 40 лет, не имеющим сосудистых факторов риска и абсолютно противопоказаны пожилым пациентам. Психосексуальная терапия у пожилых малоприменима, так как в большинстве случаев ЭД имеет органическое происхождение. У небольшой части пожилых мужчин с клиническими и лабораторными признаками гипогонадизма возможна гормональная терапия [61]. И, наконец, протезирование полового члена, несмотря на высокую эффективность, является инвазивным и необратимым, поэтому должно применяться лишь при полной неэффективности всех других методов лечения.
По мере накопления знаний о молекулярных механизмах ЭД стали появляться исследования по генной терапии ЭД. Так, Champion H.C. и со-авт., используя в качестве вектора аденовирус, вводили в клетки пещеристых тел пожилых крыс гены эндоте-лиальной изоформы NO-синтазы и CORP. В результате улучшалась эрекция при стимуляции кавернозных нервов [62, 63].
Заключение
Заболеваемость ЭД по мере старения растет, что связано как с возрастными изменениями системного и местного характера, так и с накоплением сопутствующих патологий, оказывающих выраженное неблагоприятное влияние на эректильную функцию. Среди этих патологий наибольшее значение имеют СД и сердечно-сосудистые заболевания. Частое сочетание
ЭД с СД и сердечно-сосудистыми заболеваниями обусловлено дисфункцией эндотелия. Средствами выбора в лечении ЭД в настоящее время являются пероральные селективные ингибиторы ФДЭ-5. Среди них самым мощным и избирательным является Левитра. Показано, что Левитра наиболее эффективна у больных с тяжелыми и комплексными формами ЭД. Это позволяет ожидать более высокой эффективности Левитры и у пожилых больных, что подтверждается результатами первых сравнительных исследований.
ЛИТЕРАТУРА
1.United Nations department of economic and social affairs. Population division. World population prospects: the 2000 revision. No. EO1.XII.12. New York: United Nations, 2001.
2.KinseyAC, Pomeroy WB, Martin CE. Sexual Behavior of the human male. Philadelphia: И/. В. Saun-ders, 1948.
3. Feldman HA, Goldstein I, Hatzichristou DG, et a/. Impotence and its medical and psychological correlates: results of the Massachusetts Male Aging Study. 1 Urol 1994;151:54−61.
4.Braun M, WassmerG, Klotz T, etal. Epidemiology of erectile dysfunction: results of the 'Cologne Male Survey'. IntJ Impot Res 2000;12:305−11.
5.Meuleman EJ. Erectile dysfunction: prevalence and effect on the quality of life; Boxmeer study. Neder Tijdschr Geneesk 2001;145:576−81.
6. Laumann EO, Paik A, Rosen RC. Sexual dysfunction in the United States: prevalence and predictors. JAMA 1999;281:537−44.
7. Pinnock CB, Stapleton AM, Marshall VR. Erectile dysfunction in the community: a prevalence study. Med 1 Austr 1999:171:353−57.
8. Kontula O, Haavio-Mannila E. Sexual Pleasures. Enhancement of Sex Life in Finland, 1971−1992. Dartmouth Publishing Company: Aldershot, 1995.
9. Bejin A. The epidemiology of premature ejaculation and of its association with erectile dysfunction. Adrologie 1999;9:211−25.
10. SeftelAD. Erectile dysfunction in the elderly: epidemiology, etiology and approaches to treatment. 1 Urol 2003:169:1999−2007.
11.Vermeulen A. Andropause. Maturitas 2000; 34:5−10.
12. Ahn HS, Park CM, Lee SW. The clinical relevance of sex hormone levels and sexual activity in the ageing male. BJU Int 2002;89:526−30.
13. Schiavi RC, Schreiner-Engel P, White D, etal. The relationship between pituitary-gonadal function and sexual behavior in healthy aging men. Psychsom Med 1991;53:363−67.
14. Feldman HA, Johannes CB, Araujo AB, et a/. Low dehydroepiandrosteron and ischemic heart disease in middle aged men: prospective results from the Massachusetts Male Aging Study. AmJ Epidern 2001:153:79−89.
15. Akkus E, Carrier S, Baba K, et a/. Structural alterations in the tunica albuginea of the penis: impact of Peyronie's disease, aging and impotence. BJU Int 1997:79:47−51.
16. Moreland RB. Pathophysiology of erectile dysfunction: the contributions of trabecular structure to function and the role of functional antagonism. IntJ Impot Res 2000;(suppl. 12):39−45.
17.Vanegas IP, Raviv G, Kiss K, et a/. Intracavernous collagen analysis in impotence. Acta Urol Belg 1996;64:7−11.
18 LinJS, Lin YM, ChowNH, etal. Novel image analysis of corpus cavernous tissue in impotent men. Urology 2000:55:252−56.
19. Karacan I, Williams R, ThornbyJ, et a/. Sleep-related penile tumescence as a function of age. Am J Psychiatry 1975:132:932−37.
20. Rowland DL, Greenleaf 1/1/, Mas M, et a/. Penile
and finger sensory thresholds in young, aging, and diabetic males. Arch Sex Behav 1989;18:1−5.
21. Carrier S, Nagaraju P, Morgan DM, et a/. Age decreases nitric oxide synthase-containing nerve fibers in the rat penis. J Urol 1997;157:1088−94.
22. WarburtonAL, BanterRM. Sympathetic and sensory innervation of the urinary tract in young adult and aged rats: a semi-quantitative his-tochemical and immunohistochemical study. HistochemJ 1994;26:127−31.
23. Amenta F, Cavallotti C, De Rossi M, et a/. Vaso-active intestinal polypeptide levels and distribution in the penis of old rats. J Neural Transm 1987:70:137−42.
24. Andrew PI, Mayer B. Enzymatic function of nitric oxide synthases. Cardiovasc Res 1999;43:521−26.
25.HickeyMJ. Role of inducible nitric oxide synthase in the regulation of leucocyte recruitment. Clin Sci 2001;100:1−9.
26. Ferrini M, Magee TR, Vernet D, et a/. Aging-related expression of inducible nitric oxide synthase and markers of tissue damage in the rat penis. В/о/ Reprod 2001:64:974−78.
27. Haas CA, Seftel AD, Razmjouei K, et a/. Erectile dysfunction in aging: upregulation ofendotheli-al nitric oxide synthase. Urology 1998;51:516−22.
28. Chung WS, Park YY, Kwon SW. The impact of aging on penile hemodynamics in normal res-ponders to pharmacological injection: a Doppler sonographic study. J Urol 1997;157:2129−32.
29. Гамидов С.И., Мазо Е.Б., Овчинников Р.И. и соавт. Эректильная дисфункция у больных с
ишемической болезнью сердца// Терапевтический Архив. 2004. № 10. 75−80.
30. AgarwalA, Jain DC. Male sexual dysfunction after stroke. J Ass Physicians India 1989:37:505−08.
31. Morley JE, Korenman SG, Kaiser FE, et a/. Relationship of penile brachial pressure index to my-ocardial infarction and cerebrovascular accidents in older men. AmJ Med 1988:84:445−48.
32. MayAG, DeWeeseJA, RobCG. Changes in sexual function following operation on the abdominal aorta. Surgery 1969:65:41−47.
33. Heine RJ. Current therapeutic options in type 2 diabetes. Eur J Clin Invest 1999:(suppl. 29): 17−24.
34. McCulloch DK, Campbell IW, Wu FC, et a/. The prevalence of diabetic impotence. Diabetologia 1980:18:279−88.
35.Fedele D, Coscelli C, Santeusanio F, et a/. Erectile dysfunction in diabetic subjects in Italy. Gruppo Italiano Studio Defeat Erettile nei Diabetic!. Diabetes Care 1998:21:1973−76.
36. Chew KK, Earle CM, Stuckey BGA, et a/. Erectile dysfunction in general medicine practice: prevalence and clinical correlates. Int J Impot Res 2000:12:41−45.
37. Bemelmans BL, Meuleman EJH, Doesburg WH, et a/. Erectile dysfunction in diabetic men: the neurological factor revisited. J Urol 1994:151: 884−86.
38. Penson DF, Latini DM, Lubeck DP, et a/. Do impotent men with diabetes have more sever erectile dysfunction and worse quality of life than the general population of impotent patients? Diabetes Care 2003:26:1093−99.
39. Solomon H, ManJW, Jackson G. Erectile dysfunction and the cardiovascular patient: endothelial dysfunction is the common denominator. Heart 2003:89:251−54.
40. GreenJS, HoldenST, Bose P, eta/. An investigation into the relationship between prostate size, peak urinary flow rate and male erectile dysfunction. IntJ Impot Res 2001:13:322−26.
41.Macfarlane GH, Botto H, Sagnier PP, et a/. The relationship between sexual life and urinary con-
dition in the French community. J Clin Epidemiol 1996:49:1171−76.
42. Rosen R, O'Leary M, Altwein J, et a/. LUTS and male sexuality: Findings of the MSAM-7. Int J Impot Res 2002:14(suppl.):AC3.8.
43. McVary KT, Foster H, Kusek J, et a/. Self-reported sexual function in men with symptoms of BPH — a MTOPS Study report. Int J Impot Res 2002:14(suppl.):ACP1.32
44. AraujoAB, DuranteR, FeldmanHA, eta/. There-lationship between depressive symptoms and male erectile dysfunction: cross-sectional result-from the Massachusetts Male Aging Study. Psychosom Med 1998:60:458−62.
45. Morales A, Heaton JPW, Carson CC. Andro-pause: a misnomer for a true clinical entity. J Urol 2000:163:705−12.
46. Nehra A, Moreland RB. Neurologic erectile dysfunction. Urol Clin Wot/i Am 2001:28:289−308.
47. Мазо Е.Б., Гамидов С.И., Овчинников Р.И., и др. Новые аспекты патогенеза, профилактики и лечения эректильной дисфункции у больных после радикальной простатэктомии // Consilium Medicum. 2004. № 6(7). С. 506−09.
48. Bruckert E, Giral P, Heshrnati HM, et a/. Men treated with hypolipidaemic drugs complain more frequently of erectile dysfunction. J Clin Pharm Ther 1996:21:89−94.
49. McConnellJ, Roehrborn C, Bautista O, eta/. The long-term effects of doxazosin, finasterid and the combination on the clinical progression of benign prostatic hyperplasia. N EngJ Med2003: 349:2387−98.
50. Jardin A, Wagner G, KhouryS, et a/. Erectile dysfunction. Plymouth: Plymbridge Distributors Ltd 1999:115−38.
51. Мазо Е.Б., Дмитриев Д.Г., Гамидов С.И., и др. фармакотерапия эректильной дисфункции // Русский Медицинский Журнал. 2001. № 9. С. 1077−78.
52. Montorsi F, Salonia A, Deho F, et a/. Pharmacological management of erectile dysfunction. Br J Urol 2003:91:446−54.
53. Francis SH, Corbin ID. Molecular mechanisms
and pharmacokinetics of phosphodiesterase-5 antagonists. Cur Urol Rep 2003:4:457−65.
54.Montorsi F, Padma-Nathan H, BuvatJ, eta/. Earliest time to onset о f action leading to successful intercourse with vardenafil determined in an at-home setting: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. J Sex Med 2004:1:168−78.
55. Carson CC. Sildenafil citrate treatment for erectile dysfunction: rate of adverse events decreases with time. J Urol 2002:167(suppl.):179−88.
56. Hellstrom W, Gittelman M, Karlin G, et a/. Su-stained efficacy and tolerability of vardenafil (lev/fra® a highly potent, selective phosphodiesterase-5 inhibitor, in men with erectile dysfunction: results of a randomised, double-blind, 26−week placebo-controlled pivotal trial. Urology 2003:26:777−83.
57. Goldstein I, Young JM, Fisher I, eta/. Vardenafil, a new phosphodiesterase type 5 inhibitor, in the treatment of erectile dysfunction in men with diabetes: a multicenter, double-blind, placebo-controlled, fixed-dose study. Diabetes Care 2003:26:777−83.
58. Claes HIM, Van Poppet H. The use of sildenafil, tadalafil and vardenafil in clinical practice. J Sex Med 2005:2(suppl. 1):PS5−3.
59. Padma-Nathan H, Christ G, Adaikan G, et a/. Pharmacotherapy for erectile dysfunction. J Sex Med 2004:1:128−40.
60. Leungwattanakij S, Flynn V, Hellstrom WJG. In-tracavernosal injection and intraurethral therapy for erectile dysfunction. Urol Clin Noth Am 2001:28(2):343−54.
61. Gooren L Testosterone supplementation: why and for whom? Aging Male 2003:6:184−99.
62. Champion HC, Bivalacqua TJ, Hyman AL, et a/. Gene transfer of endothelial nitric oxide syn-thase to the penis augments erectile responses in the aged rat. Proc Wat/ Acad Sci USA 1999: 96:11648−59.
63. Bivalacqua TJ, Champion HC, Abdel-Mageed AB, et a/. Gene transfer of preprocalcitonin gene-related peptide restores erectile function in the aged rat. В/о/ Reprod 2001:65:1371−76.
По материалам: http://medi.ru/

Поделиться:



Самое популярное в разделе Терапевт:

Комментарии
Смотри также
21 марта 2006  |  00:03
Сахарный диабет типа 2 (патогенез и лечение)
Сахарный диабет типа 2 был и остается важнейшей медико-социальной проблемой нашего времени, что обусловлено его широкой распространенностью, а также преждевременной инвалидизацией и смертью больных, страдающих данным заболеванием.
24 февраля 2006  |  02:02
Боль и сон
Слово боль происходит от латинского poena, что значит "наказание" или «оплата». Не смотря на то, что это неприятное сенсорное переживание обычно связано с болезнью или травмой, оно так же может иметь неизвестную этиологию. Боль субъективна; даже наиболее строгие попытки измерить боль объективно терпят неудачу из за субъективности оценок пациента.
23 января 2006  |  19:01
Снайперская терапия
В одной из московских клиник успешно применяется «Интеллектуальная терапевтическая система», которая позволяет врачу напрямую воздействовать на пораженные органы и ткани, насыщая их необходимыми лекарственными средствами в нужном количестве, минуя общий кровоток. Об этой инновации современной медицины рассказывает врач клиники Алексей ОВЧИННИКОВ.
13 января 2006  |  02:01
Послеоперационное ведение больных с сердечно-сосудистыми осложнениями.
В послеоперационном периоде часто встречаются патологические ЭКГ. Хотя после операции могут отмечаться различные варианты патологии ЭКГ, но определенные типы аритмий отмечены в литературе чаще после конкретных видов оперативных вмешательств или в связи с некоторыми типами клинических ситуаций.
27 июля 2005  |  13:07
Соматоформные расстройства в практике терапевта
Среди обращающихся к терапевтам и госпитализирующихся в терапевтические отделения больных особую группу составляют пациенты с разнообразными, нередко множественными жалобами, у которых при тщательных повторных обследованиях не удается обнаружить объективные изменения со стороны внутренних органов. Особенности клинической симптоматики, состояние психо–эмоциональной сферы больных и их поведенческие реакции наряду с негативными данными объективного обследования позволяют подозревать у данной категории пациентов психогенный характер имеющихся расстройств.