Сегодня 21 сентября 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
01 февраля 2002 00:00   |   J.S. Berek, K. Bertelsen, A. du Bois, M.F. Brady, J. Carmichael, E.A. Eisenhauer, M. Gore, S. Grenman, T.C. Hamilton

Advanced epithelial ovarian cancer: 1998 consensus statements (Распространенный рак яичников: рекомендации по лечению 1998 года.)

Вступление

В ходе трехдневной международной рабочей встречи в сентябре 1998 года авторами этой статьи было достигнуто соглашение по ряду вопросов, касающихся биологических характеристик и прогностических факторов, хирургического лечения, индукционной химиотерапии и режимов второй линии, использования маркера СА-125, экспериментальных препаратов, внутрибрюшинного введения препаратов, высокодозной химиотерапии, а также перспектив дальнейших исследований по диссеминированному раку яичников. Каждое заключение этого документа подтверждается существующими результатами клинических исследований. Степень доказательности тех или иных фактов может быть разделена на 5 уровней, при этом 1−ый уровень является самым строгим, так как подтвержден результатами крупных рандомизированных исследований.
Прогностические факторы
Клинические рекомендации.
В настоящее время нет факторов, которые могли бы быть однозначно использованы при выборе специфической терапии. Сегодня существует много прогностических факторов, но нам необходимы те из них, которые имеют предсказывающее значение (предсказывающие факторы дают полезную информацию для отбора пациентов, у которых следует рассчитывать на успех конкретного лечения).
Научные рекомендации.
Использование клинико-патологических факторов является исключительно важным для стратификации пациентов при проведении клинических испытаний. При проведении анализа прогностических факторов у больных диссеминированным раком яичников необходимо учитывать возраст, общее состояние пациенток, гистологическую форму опухоли, степень ее дифференцировки, стадию болезни, остаточные проявления в случае выполнения циторедуктивной операции (микроскопические и/или макроскопические или их отсутствие).
Молекулярные маркеры.
Несколько «молекулярных маркеров», как было показано, могут иметь важное прогностическое значение, что оправдывает дальнейшее их изучение несмотря на то, что пока ни один из них все еще не может считаться убедительным прогностическим фактором. Они включают производные онкогенов (her-2/neu, p21), производные генов-супрессоров (р53, р16, pRB) и «индикаторы» лекарственной чувствительности (Pgp, LRP, MRP, GST, BAX). Четкие доказательства независимости прогностического значения новых молекулярных маркеров могут быть получены только при использовании стандартных методологий. Для этого требуется большой объем проспективных данных, полученных предпочтительно в рамках рандомизированных клинических исследований с обязательным проведением многофакторного анализа, включающего уже известные клинико-патологические факторы. Особенно интересными представляются исследования по неоадъювантному лечению, поскольку они позволят установить связь изучаемых факторов с чувствительностью к химиотерапии.
Хирургическое лечение при распространенном раке яичников.
Клинические рекомендации.
Окончательные выводы относительно роли оперативного вмешательства при распространенном раке яичников было трудно сделать из-за недостатка рандомизированных исследований, обеспечивающих доказательства первого уровня в этой области. Несмотря на это, циторедуктивная операция считается стандартной процедурой на первом этапе лечения. Было подтверждено также, что на хирургическую резектабельность и окончательный прогноз влияют биологические особенности опухоли и опыт оперирующего хирурга.
Определения.
Международные соглашения в вопросах терминологии для хирургических процедур при распространенном раке яичников очень важны. Рекомендуются следующие стандартные определения для различных оперативных вмешательств:
1) первичная циторедуктивная операция: удаление на первом этапе максимально возможного объема первичной опухоли и метастазов;
2) промежуточная циторедуктивная операция: выполняется пациентам после короткого курса индукционной химиотерапии, обычно после 2−3 курсов, в максимально возможном объеме с целью повышения эффективности последующей химиотерапии и увеличения выживаемости;
3) second-look операция: эксплоративная лапаротомия выполняется после завершения чаще индукционной химиотерапии в объеме не менее 6 курсов, пациенткам с отсутствием каких-либо клинических признаков болезни (нормальный уровень СА-125, отсутствие рентгенологических и ультразвуковых признаков болезни) с целью оценки состояния болезни;
4) вторичная циторедуктивная операция: выполняется пациенткам с остаточными проявлениями болезни после завершения полного объема лечения, либо при возникновении клинических признаков прогрессирования после ранее проведенного лекарственного лечения.
5) паллиативная вторичная операция: выполняется пациенткам, у которых симптомы прогрессирования болезни нарушают нормальную жизнедеятельность и создают угрозу жизни (включая гастроинтестинальную обструкцию). Фактически это попытка облегчить симптомы заболевания в максимально короткие сроки.
Первичная циторедуктивная операция.
Первичная циторедуктивная операция должна быть стандартом лечения распространенного рака яичников, особенно в III стадии. Целью такой операции является максимально возможное уменьшение или полная элиминация макроскопических опухолевых масс. Роль циторедуктивной операции при IV стадии по FIGO спорна, однако, считается, что пациенток с изолированным плевритом, надключичными лимфоузлами или одиночным кожным метастазом можно лечить как III стадию. Экстенсивное уменьшение объема опухолевых масс скорее всего не принесет пользы пациенткам с метастазами в печени или легких. Наоборот, неоадъювантная химиотерапия является допустимой альтернативой первичной циторедуктивной операции в IV стадии (см. ниже).
Промежуточная циторедуктивная операция
Заметное увеличение выживаемости после промежуточного оперативного лечения было продемонстрировано в одном проспективном рандомизированном исследовании *1*. По этой причине многие исследователи согласились, что проведение промежуточного удаления опухолевой массы — это приемлемый подход для женщин, у которых по тем или иным причинам не была произведена успешная первичная циторедуктивная операция (т.е. удаление проявлений заболевания так, что размеры остаточной опухоли не превышают 1 см). Промежуточная циторедуктивная операция рассматривается адекватной лечебной процедурой для пациенток с положительным объективным эффектом или стабилизацией болезни на фоне индукционной химиотерапии. Следует отметить, что в основных исследованиях по изучению этого аспекта индукционная химиотерапия не включала паклитаксел, поэтому трактовать полученные результаты однозначно не представляется возможным.
Second-look лапаротомия.
Мы считаем нецелесообразным изменять предшествующие рекомендации *2*. Second-look лапаротомия может быть частью исследовательского протокола с целью более четкой оценки ранее проведенной индукционной химиотерапии, участвуя в котором пациентка полностью информируется о плане лечебно-диагностических мероприятий и дает письменное согласие на участие в исследовании. Этот вид оперативного вмешательства не может быть рекомендован как часть рутинной стандартной практики.
Вторичная циторедуктивная операция.
Этот вид хирургического вмешательства может быть рекомендован двум категориям пациенток: 1) больные с прогрессированием заболевания, возникшим непосредственно после этапа индукционной химиотерапии (при отсутствии «светлого промежутка») и 2) больные с прогрессированием заболевания через какой-либо интервал после завершения химиотерапии первой линии. Большинство вторичных циторедуктивных операций выполняются пациенткам с локальными рецидивами. Анализ имеющихся данных показал, что оптимальный подбор больных для вторичной циторедуктивной операции может быть сделан с учетом предсказывающих факторов в момент возникновения рецидива *3*. Этот вид хирургического вмешательства целесообразен, если прогрессирование возникло спустя 12 и более месяцев после проведенного первичного лечения, и опухоль была чувствительна к проводимой ранее химиотерапии, при хорошем общем состоянии пациентки и при наличии реальных возможностей удаления опухолевых масс, что должно быть оценено в ходе предоперационного обследования.
Паллиативное оперативное лечение.
Решение относительно паллиативной операции должно стать частью комплексной оценки лечебной тактики. В целом, этот вид оперативного вмешательства должен сводиться к минимуму и корректировать кишечную непроходимость, которая является наиболее частым осложнением у этой категории больных. Паллиативные операции целесообразно выполнять у пациенток с медленным ростом опухоли, которая ранее проявила чувствительность к химиотерапии и морфологически представляется минимально злокачественной, при отсутствии выраженного канцероматоза брюшины по данным предыдущих лапаротомий, а также при наличии толстокишечной непроходимости. Возможно, пациентки после таких операций смогут прожить еще несколько месяцев или более.
Научные рекомендации.
Неоадъювантная химиотерапия с последующим оперативным лечением.
Альтернативой первичной циторедуктивной операции является неоадъювантная химиотерапия. У пациенток с местнораспространенным опухолевым процессом, получающих неоадъювантную химиотерапию, в дальнейшем опухолевый материал может использоваться как биологический маркер ответа опухоли на цитостатическую терапию. Остается спорным вопрос об оптимальной тактике лечения больных с IV стадией заболевания; мы считаем целесообразным проведение клинических исследований, в которых было бы проведено сравнение эффективности выполнения циторедуктивной операции на первом этапе с последующей химиотерапией и неоадъювантной химиотерапии с хирургическим вмешательством на втором этапе. Такое исследование вскоре будет проводиться (рандомизированное исследование EORTC и MRC).
Вторичная циторедуктивная операция.
Целесообразность выполнения вторичной циторедуктивной операции как по завершении индукционной химиотерапии, так и в случае возникновения рецидива окончательно не определена, и необходимы соответствующие клинические исследования для решения этого вопроса. В настоящее время одно из исследований EORTC изучает пользу такой операции у пациенток с рецидивом, возникшим спустя 12 мес. и более после химиотерапии (исследование LAROCSON).
Лапароскопия.
Этот подход для оценки лечебного эффекта при раке яичников не является стандартным, хотя он может быть подходящей альтернативой лапаротомии у определенной категории пациенток. Целесообразность выполнения лапароскопии при раке яичников в настоящее время изучается. Если лапароскопия выполняется для определения резектабельности опухоли или как second-look процедура, она должна планироваться как «открытая операция» с возможностью перехода в лапаротомию.
Индукционная химиотерапия.
Клинические рекомендации.
Паклитаксел + цисплатин.
До сегодняшнего дня существовало единое соглашение о том, что стандартным подходом к ведению пациенток с диссеминированным раком яичников является попытка выполнения циторедуктивной операции с последующим проведением химиотерапии с использованием производных платины и таксанов (до появления других рекомендаций или каких-либо противопоказаний). В основе этих рекомендаций лежат доказательства первого уровня, полученные при проведении двух больших проспективных рандомизированных исследований, показавших преимущества комбинации цисплатина и паклитаксела над стандартным режимом цисплатин + циклофосфан при лечении больных раком яичников как с оптимальной, так и субоптимальной остаточной опухолью *4,5*. Превосходство было очевидным с точки зрения эффективности, времени до прогрессирования, а также существенно улучшало показатели общей выживаемости. В обоих исследованиях цисплатин вводился в дозе 75 мг/м2, а паклитаксел – в различных дозах и разных временных режимах. В первом исследовании (GOG 111) паклитаксел вводился в дозе 135 мг/м2 в виде 24−часовой инфузии, в то время как во втором исследовании паклитаксел вводился в дозе175 мг/м2 в течение 3 часов. При относительно одинаковой эффективности этих режимов была отмечена разница в токсичности: 3−часовая инфузия паклитаксела ассоциировалась с более выраженной нейротоксичностью, поэтому при совместном назначении паклитаксела и цисплатина, паклитаксел предпочтительнее вводить в течение 24 часов*4*.
Паклитаксел + карбоплатин.
Считается, что комбинация карбоплатина и паклитаксела является допустимым альтернативным режимом для ранее не леченных больных распространенным раком яичников. В настоящее время завершены три больших рандомизированных исследования, сравнивавших комбинацию цисплатина с паклитакселом с режимом карбоплатин + паклитаксел, и вскоре предстоит узнать их результаты *6,7,8*. Однако, уже сегодня исследование AGO, включившее 800 пациентов, показало, что режим карбоплатин + паклитаксел обладает заметно меньшей токсичностью и обеспечивает лучшее качество жизни при сравнении с лечением 3−часовой инфузией паклитаксела и цисплатина. При среднем сроке наблюдения около 2 лет не получено статистически заметной разницы в безрецидивной выживаемости в сравниваемых группах больных. Для получения более достоверных данных необходимо суммировать результаты этих трех исследований с проведением мета-анализа. До получения точных данных по выживаемости некоторые исследователи (их меньшинство) рекомендуют использование цисплатина и паклитаксела, особенно для больных диссеминированным раком яичников с хорошим прогнозом. Другие считают, что преимущества комбинации паклитаксел + карбоплатин в плане токсичности позволяют рекомендовать именно эту комбинацию к широкому применению. Комбинация карбоплатин + паклитаксел еще оценивается. Так, в исследовании GOG паклитаксел использовался в дозе 175 мг/м2 в течение 3 часов в сочетании карбоплатином AUC-7.5, в то время как в исследовании АGO паклитаксел назначался в дозе 185 мг/м2 в виде 3−часовой инфузии в комбинации с карбоплатином AUC-6. Ретроспективный анализ не показал существенных преимуществ эскалации дозы карбоплатина выше AUC-5 *9,10*.
Продолжительность терапии
Другой важнейший спорный вопрос касается продолжительности химиотерапии, т.е. количества курсов, а также временного соотношения лекарственной терапии и циторедуктивной операции. В большинстве исследований объем индукционной химиотерапии составлял 6 циклов химиотерапии паклитакселом и цисплатином, и пока не получено убедительных данных о том, что дополнительный объем лечения приносит какую-то пользу в отношении выживаемости. Однако, необходимы дальнейшие рандомизированные исследования для того, чтобы установить, является ли полезной дополнительная терапия паклитаксел-содержащими комбинациями вслед за стандартным (равным 6 курсам) объемом индукционной химиотерапии.
Роль антрациклинов.
Имеется единое мнение о том, что роль антрациклинов при раке яичников достойна дальнейшего изучения. Улучшение выживаемости пациентов, получавших лечение доксорубицин-содержащими комбинациями, продемонстрированное с помощью мета-анализа *11,12*, показывает рациональность исследований, продолжающихся в Европе: паклитаксел + карбоплатин в сравнении с режимом паклитаксел + карбоплатин + эпирубицин. До получения результатов этих исследований существует соглашение, согласно которому антрациклины не должны рутинно использоваться в комбинации с паклитакселом и производными платины в качестве индукционной терапии.
Высокодозная химиотерапия.
Высокодозная химиотерапия с трансплантацией стволовых клеток не доказала своего значения при лечении больных диссеминированным раком яичников. Любое подобное лечение должно проводиться в пределах рандомизированного исследования, сравнивающего эффективность высокодозной химиотерапии с общепринятыми режимами. Обсуждается роль высокодозной химиотерапии в консолидации полной или почти полной ремиссии или как часть начального индукционного режима у пациентов с небольшим объемом опухоли.
Внутрибрюшинная терапия.
Существует единое мнение о том, что внутрибрюшинная терапия не может рассматриваться в качестве стандартной терапии больных. Дополнительные рандомизированные исследования по изучению роли внутрибрюшинного введения паклитаксела и цисплатина находятся на начальном этапе III фазы клинических испытаний *13,14*.
Роль СА-125.
Опухолевый маркер играет большую роль в процессе лечения и дальнейшего наблюдения за больными раком яичников. Он является точным ранним индикатором неэффективного лечения. Интерпретация уровня маркера может быть дополнена информацией, полученной в процессе оперативного вмешательства, при исследовании плеврального или перитонеального выпота, а также при использовании аллогенных моноклональных антител. Изолированная трактовка уровня СА-125 может оказаться ошибочной.
Научные рекомендации.
Новые препараты первой линии.
Многие новые препараты проявляют активность при резистентных формах болезни, и соответствующие исследования должны будут изучить комбинации новых препаратов с паклитакселом и производными платины. Новые цитостатики включают антиметаболиты (гемцитабин), ингибиторы топоизомеразы 1 (топотекан), ингибиторы топоизомеразы 2 (этопозид) и новый покрытый полиэтиленгликолем липосомальный доксорубицин (доксил).Чтобы облегчить их оценку мы предлагаем следующий план:
1) предварительный минимальный уровень активности должен быть отмечен у пациенток с измеряемыми или оцениваемыми проявлениями заболевания. Частота объективного клинического эффекта около 70% дает основания для дальнейшего изучения препарата или его комбинации;
2) каждый из новых препаратов должен быть индивидуально протестирован в рандомизированном исследовании III фазы в сравнении с одной из стандартных комбинаций (паклитаксел + карбоплатин/цисплатин). Экспериментальная группа может являться комбинацией трех препаратов, назначаемые одновременно или последовательно, за исключением нового противоопухолевого агента Герцептина (рекомбинантного человеческого анти-HER-2−антитела), который обязательно должен назначаться одновременно с химиотерапией. Конкретный экспериментальный режим должен разрабатываться с учетом индивидуальных биохимических особенностей препарата;
3) для подтверждения существенного увеличения выживаемости такие рандомизированные исследования III фазы должны включать 300−400 пациентов, что возможно при приведении многоцентровых кооперированных исследований (см.ниже).
Продолжительность терапии
Продолжительность терапии должна быть приоритетным предметом планируемых исследований, так как ранние исследования, посвященные изучению цисплатина, не уделили должного внимания этому вопросу, равно как и при изучении других препаратов, особенно паклитаксела. Для определения оптимальной продолжительности химиотерапии пациентки с метастатическим раком яичников должны получать стандартное лечение в объеме 6 курсов по схеме паклитаксел + карбоплатин/цисплатин, и те, у кого заболевание ответило на терапию должны быть рандомизированы на группы: без дополнительного лечения (1 группа), с дополнительным проведением 3−6 курсов по схеме паклитаксел +карбоплатин (2 группа) или еженедельным введением паклитаксела в течение 6 месяцев (3 группа).
Такое изучение требует включения большого числа пациенток и должно быть многоцентровым кооперированным исследованием (см.ниже).
Внутрибрюшинная химиотерапия.
Положительные результаты двух рандомизированных исследований стали основанием для продолжения изучения в этой области *13,14*. В рандомизированных исследованиях внутрибрюшинная терапия проводилась как консолидирующее лечение с использованием химиопрепаратов и/или биологических агентов. У пациенток с проявлениями болезни, превышающими 1 см, использование внутрибрюшинной химиотерапии считается нецелесообразным, тогда как больные с остаточными проявлениями болезни менее 1 см являются кандидатами для внутрибрюшинного введения препаратов. Внутрибрюшинная химиотерапия может оказать значительное влияние на общее состояние больной, поэтому важно оценить качество жизни при проведении соответствующих клинических испытаний. Особое внимание следует уделять осложнениям, обусловленным постановкой внутрибрюшинного катетера.
Кооперация научных исследований.
Для ускорения клинических испытаний и получения объективной информации необходима кооперация в проведении научных исследований. При изучении нового препарата или его комбинации несколько национальных групп одновременно проводят исследования с общим дизайном: единая конечная цель (оценка продолжительности безрецидивной выживаемости) и методы оценки, одинаковая контрольная группа. Полученные данные необходимо затем проанализировать совместно с целью отбора наиболее эффективного препарата или комбинации. В дальнейшем этот препарат или комбинация изучается в окончательном широкомасштабном исследовании совместными усилиями всех исследовательских групп. На этой стадии исследователи должны быть в состоянии обеспечить новыми препаратами пациенток контрольной группы в случае прогрессирования болезни.
Другая возможность широкомасштабного исследования новых препаратов может быть получена в рамках изучения продолжительности индукционной химиотерапии, когда одной группе больных после проведения 6 курсов стандартной химиотерапии лечение прекращают, а другой назначают дополнительные 4−6 курсов лечения новым препаратом или комбинацией на его основе.
Стратификация и конечная цель исследования.
В прошлом несколько исследовательских групп проводили клинические испытания с участием пациенток с минимальными или значительными проявлениями заболевания. В дальнейшем было решено, что все пациентки (возможно, за исключением тех, у кого не осталось опухолевых масс после циторедуктивной операции) должны получать лечение в рамках III фазы клинических испытаний с обязательной стратификацией перед рандомизацией.
Мы предлагаем новое определение безрецидивной выживаемости, оценка которой является основной конечной целью рандомизированных клинических исследований (III фаза).
Пациентка может быть расценена как имеющая прогрессирование заболевания, если у нее имеются два из следующих трех критериев:
1) симптомы, характерные для заболевания: боли в животе, чувство распирания, появление асцита или плеврита и т.д.;
2) рост уровня СА-125 (подтвержденный как минимум дважды с использованием критерия Rustin) *15*;
3) радиологические или клинические признаки новых проявлений болезни. Для тех пациенток, у которых исходно заболевание не ассоциировалось с повышенным уровнем СА-125, прогрессирование может быть констатировано на основании только одного критерия (1 или 3 в зависимости от конкретной клинической ситуации).
Лечения устойчивой формы или рецидива заболевания.
Клинические рекомендации.
У некоторых пациенток может отмечаться положительный эффект при проведении второй линии химиотерапии, однако больные с рефрактерными формами и рецидивами заболеваниями в общем являются инкурабельными, и поэтому любые терапевтические мероприятия должны расцениваться как паллиативные. Реальная польза от химиотерапии второй линии должна часто нивелируется потенциальной токсичностью лечения. Некоторые ретроспективные параметры могут предсказывать ответ на лечения и выживаемость при проведении второй линии химиотерапии. Пациентки в хорошем общем состоянии, небольшими проявления болезни, длительным безрецидивным периодом после индукционной химиотерапии, серозной формой аденокарциномы и небольшим количеством очагов поражения имеют реальные шансы получить эффект при проведении химиотерапии второй линии. В целом считается, что в клинической практике продолжительность безрецидивного периода может оказывать влияние на выбор схемы второй линии. В свете этих представлений пациенток можно разделить на три группы:
1) прогрессирование болезни на фоне проводимого лечения или в короткие, менее 4 мес., сроки после его окончания (резистентная опухоль);
2) продолжительность безрецидивного периода от 4 до 12 мес. (промежуточная группа);
3) длительность безрецидивного периода более 12 мес. (чувствительная опухоль).
Резистентная форма болезни.
Пациенткам с резистентными формами болезни после стандартной индукционной химиотерапии паклитакселом и производными платины могут быть предложены новые исследовательские препараты в качестве химиотерапии второй линии. Топотекан, пероральный этопозид, гемцитабин или любые другие препараты, продемонстрировавшие активность на этапе II фазы клинических испытаний, могут считаться препаратами выбора в случаях резистентной к паклитакселу и производным платины болезни.
Рецидивы, чувствительные к химиотерапии.
Чем дольше безрецидивный период, тем выше шанс успешного лечения при проведении химиотерапии второй линии. Нет четких доказательств того, что для пациенток, у которых «светлый» промежуток после первой линии химиотерапии составляет от 4 до 12 мес., использование препаратов первой линии при лечении рецидива является более эффективным, чем назначение цитостатиков второй линии, таких как топотекан, пероральный этопозид или гемцитабин. При длительности безрецидивного периода 12 мес. и более после индукционной химиотерапии платиновыми производными можно ожидать лечебного эффекта при назначении по поводу рецидива болезни той же схемы лечения или проведения монотерапии карбоплатином или паклитакселом.
Использование уровня СА-125 в сыворотке крови в повседневной практике.
Пока не существует убедительных данных о том, что определение уровня СА-125 при наблюдении за больными раком яичников после завершения индукционной химиотерапии является необходимым и полезным в повседневной практике. Показано, что повышение уровня этого маркера может вызвать ненужные отрицательные эмоции у пациентки, при этом пока не существует убедительных данных о том, что какие-либо лечебные мероприятия, начатые по поводу «маркерного» рецидива, могут существенно улучшить выживаемость больных и качество их жизни. Вместе с тем следует отметить, что у многих пациенток производится контроль уровня СА-125 по окончании индукционной химиотерапии. Сегодня нет однозначного мнения о необходимости назначения цитотоксической терапии только в связи с «маркерным» рецидивом, т.е. при отсутствии каких-либо симптомов болезни и объективных данных, выявляемых при осмотре пациентки и проведении ультразвукового и рентгенологического обследования. Полагают, что результаты проводящегося в настоящее время MRC и EORTC рандомизированного исследования позволит сформулировать четкие показания для назначения химиотерапии в этой ситуации.
Высокодозная химиотерапии с поддержкой стволовыми клетками.
Высокодозная химиотерапия не показана больным с рецидивами рака яичников, а также при резистентных формах болезни.
Научные рекомендации.
Характеристика пациенток и конечная цель исследования.
Подходящим пациенткам, которые нуждаются в проведении химиотерапии второй линии, должно быть предложено участие в клиническом исследовании. Показатели, которые помогают предвидеть ответ на химиотерапию второй линии и продолжительность жизни, должны быть определены при проведении II фазы клинических испытаний. Сюда относятся общее состояние пациентки, характеристика остаточных проявлений болезни, длительность безрецидивного периода, гистологическая форма опухоли и количество пораженных зон.
В перспективе СА-125 может стать показателем окончательной оценки лечебного эффекта при проведении II фазы клинических испытаний *16*. Требуются дальнейшие исследования для того, чтобы оценить, насколько повышение уровня СА-125 может быть адекватным параметром оценки времени до прогрессирования при проведении сравнительных исследований. Если СА-125 будет использоваться с этой целью, необходимо его точное определение при оценке эффекта химиотерапии и установления момента прогрессирования как конечной цели исследования.
Новые препараты.
Имеется много старых и новых цитостатиков, которые продемонстрировали свою активность и достаточно хорошо оценены в рамках II фазы клинических испытаний. Они включают этопозид, гексаметилмеламин, антрациклины (липосомальный доксорубицин), топотекан, гемцитабин, доцетаксел, винорельбин, оксалиплатин. Эти препараты продемонстрировали одинаковую, равную примерно 20%, противоопухолевую активность у пациенток с рецидивами, возникшими в течение 12 мес. после химиотерапии первой линии. Следует решить, какие из них целесообразно использовать в схемах первой линии химиотерапии и как внедрить их в современные стандартные режимы лечения. Для создания новых комбинаций и интерпретации полученных результатов необходимы предклинические данные. Оценка эффективности (частоты объективных эффетов) по-прежнему остается одной из конечных целей при оценке эфективности препарата, хотя продолжительность безрецидивного периода может также служить основанием для «выбраковывания» новой комбинации.
Новые «не цитотоксические» методы включают в себя модуляторы лекарственной резистентности, ингибиторы передачи трансмембранных сигналов, новые гормональные средства, ингибиторы металлопротеаз, генную терапию и иммунотерапию. Некоторые из этих методик сопряжены с трудностями организации исследования и интерпретации полученных результатов; конечная оценка эффекта представляется трудной, и здесь более подходящим может стать изучение биологических эффектов.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
01 февраля 2002  |  00:02
Профилактика послеоперационных венозных тромбоэмболических осложнений.
Профилактика послеоперационных венозных тромбоэмболических осложнений.
17 января 2002  |  00:01
Изобретён метод, позволяющий по-настоящему видеть сквозь кожу
Прототип прибора получил название «звуковой фонарик» (sonic flashlight), так как позволяет заглянуть в глубокие слои тела, «осветив» их ультразвуком. Устройство создаёт иллюзию того, что поверхность кожи становится прозрачной, и открываются образования, лежащие в глубине...
17 января 2002  |  00:01
Management of congenital tracheal stenosis by means of slide tracheoplasty or resection and reconstruction, with long-term follow-up of growth after slide tracheoplasty
Management of congenital tracheal stenosis by means of slide tracheoplasty or resection and reconstruction, with long-term follow-up of growth after slide tracheoplasty
17 января 2002  |  00:01
Successful allotransplantation of cryopreserved tracheal grafts with preservation of the pars membranacea in nonhuman primates
Successful allotransplantation of cryopreserved tracheal grafts with preservation of the pars membranacea in nonhuman primates
17 января 2002  |  00:01
Enhancement of Apo2L/TRAIL (tumor necrosis factor–related apoptosis-inducing ligand)–induced apoptosis in non–small cell lung cancer cell lines by chemotherapeutic agents without correlation to the expression level of cellular protease caspase-8 inhibitor
Enhancement of Apo2L/TRAIL (tumor necrosis factor–related apoptosis-inducing ligand)–induced apoptosis in non–small cell lung cancer cell lines by chemotherapeutic agents without correlation to the expression level of cellular protease caspase-8 inhibitor