Сегодня 19 августа 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
15 мая 2002 00:00

Стенограмма открытых парламентских слушаний Комитета по безопасности на тему: «Незаконный оборот наркотиков – угроза национальной безопасности и целостности России»

26 октября 2001 года. 10 часов 30 мин. Новый Арбат, 19
 
Председательствует председатель Комитета по безопасности А. И. Гуров.
 
А.И.Гуров: Слово предоставляется профессору из Новосибирска Владимиру Георгиевичу Жданову.
 
Жданов В.Г.: Я являюсь заместителем председателя Союза борьбы за народную трезвость.
 
Хотел бы сказать, что мы совершенно упускаем из виду тот факт, что дорогу к сильным наркотикам нашим детям и молодежи прокладывают слабые наркотики: табак, алкоголь, пиво. При творящейся сегодня вакханалии, когда ребенок 7 – 10 лет начинает курить и пить пиво с водкой, следующим шагом на пути к, так сказать, «более сильному кайфу» несомненно, являются наркотики.
 
Поэтому нашим предложением, которое мы высказываем практически на всех парламентских слушаниях, является немедленный запрет любой рекламы алкоголя и табака, как направленной именно против детей и молодежи. Пора также разобраться и с пивом. Во всех странах мира оно считается алкогольным напитком. Только в нашей стране законом регулируется оборот всех алкогольных изделий, кроме пива. По пиву вроде бы создается в Думе новый закон, но уже первая его строка вызывает и улыбку, и возмущение. Пиво в нем относится к «пиво- безалкогольным» напиткам. Это все равно, что водку назвать «водкобезалкогольной».
 
Поэтому вопрос запрета рекламы и ограничения потребления алкоголя и табака – это один из важнейших вопросов. Вы не заставите курить марихуану человека, который раньше не курил табак. Почти все приобщение к наркотикам происходит в состоянии алкогольного опьянения.
 
Есть также еще один вопрос, не нашедший отражения в сегодняшних слушаниях. Это вопрос о наказании наркомана. Наш опыт показывает, что единственная возможность наркоману избавится от действия наркомафии, это либо его изоляция, либо самоизоляция. В западных странах самоизоляция наркоманов реализуется. Там создают общины, куда на пушечный выстрел не подпускают дельцов наркомафии, либо сажают наркомана в тюрьму. Я сам был на уголовном процессе, когда наркомана судили за распространение наркотиков. Его задержали с 1,5 – 3 дозами, оформили дело и довели его до суда. Когда суд вынес ему условное наказание, мать подсудимого забилась в истерике. Мать думала и надеялась, что его посадят, спася таким образом от какого-то более серьезного преступления, сохранят ему жизнь, поскольку в тюрьмах многие наркоманы просто лишены возможности получать наркотики.
 
Поэтому повторюсь, что изоляция наркоманов создавала бы своего рода барьер для молодежи. Ведь что происходит сейчас? Пиво, табак, марихуанка… Для молодежи это вообще вроде бы как ничего, игра. Если бы они знали, что за это можно угодить в тюрьму, для многих это послужило бы серьезным барьером. Спасибо за внимание.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Слово предоставляется генералу Бурыкину Владимиру Михайловичу, он работает в военном отделе НИИ прокуратуры.
 
Бурыкин В.М.: Уважаемые товарищи, коллеги!
 
Выступавший здесь заместитель председателя Комитета Думы Вера Александровна Лекарева сказала, если помните, такую фразу: есть, информация о том, что наркотическое зелье проникает даже в Вооруженные Силы. Но должен заметить, что, к сожалению, это очень мягко сказано.
 
Армия как неотделимая часть общества, тоже испытывает эту беду. Приведу только две цифры. На призывных комиссиях из-за злоупотребления наркотиками ежегодно не пропускают в армию до 20 тысяч новобранцев. Несмотря на такой жесткий контроль ежегодно из различных видов Вооруженных Сил по причине наркомании увольняется до 2 тысяч военнослужащих.
 
Если эта тенденция сохранится, то перспектива у нас следующая: или мы останемся без армии, или будем иметь армию с психически неполноценными людьми.
 
Председательствующий призывал нас говорить о проблемах. У нас уже возникли две острые проблемы.
 
Какая наметилась тенденция в связи с тем, что недавним постановлением Правительства ужесточен допуск в армию лиц, употребляющих наркотики? Зная об этом, определенная часть призывников начинают изображать себя наркоманами перед медицинской комиссией с тем, чтобы из-за этого не попасть в армию. Возникает, так сказать, проблема «искусственной наркотизации». Отсюда, уважаемые депутаты, следует вывод, что проблема альтернативной службы встает достаточно остро.
 
Вторая проблема. Некоторые молодые люди, страдая пристрастием к наркотикам, идут в армию, специально скрывая свою болезнь, надеясь там, в особых условиях, исправиться. Практика показывает, что никакого исправления не происходит.
 
Я должен сказать, что в наших Вооруженных Силах понимают, что «человек с ружьем» не может быть психически неполноценным. В особенности это касается тех военнослужащих, которые имеют доступ к оружию массового уничтожения. Понимая это, в военном ведомстве в последние годы были приняты кардинальные меры по борьбе с этим злом. Достаточно сказать, что Министерство обороны, пограничники, спецстрой и другие виды войск приняли специальные директивы по предотвращению наркомании в войсках. Что это дало? Налицо положительные сдвиги. Темпы развития наркомании резко замедлились, и теперь значительно отстают от тех, с которыми приходится сталкиваться в гражданском обществе.
 
Это показывает, что зло наркомании можно сдерживать, нейтрализовывать и ограничивать. Я думаю, что при разработке этого вопроса может быть использован и опыт Вооруженных Сил.
 
Существует и еще одна своеобразная проблема, с которой пришлось столкнуться в армии. Мы все время говорим о наркомании как об источнике дохода, бизнесе, почве для коррупции. В армии понимают, что это также – своеобразное скрытое оружие, направленное на нас и знаменитым бин Ладеном, и чеченскими боевиками. Приведу только одну цифру: пограничниками зафиксировано за последний год 530 случаев направления наркотиков в погранвойска с целью, так сказать, нейтрализовать личный состав. Поэтому тщательнейшим образом должны быть расследованы факты, когда наркотики начинают раздаваться молодежи или продаваться за мизерную цену.
 
Что же все-таки делать? Я думаю, что возможности у Думы в этой области большие, хотя бы в области законодательной. Если даже не делать революционных преобразований, вводя смертную казнь, можно хотя бы принять те документы, которые намечены в известном законе от 8 января. Ввести запрет на употребление наркотиков в общественных местах, как, кстати, сделали на Украине. Почему хулиганить в общественных местах нельзя, а наркотики употреблять можно? Затем можно реализовать провозглашенную в законе норму ограничения деятельности рынков, дискотек, клубов, то есть мест, которые фактически стали рассадниками заразы. Давайте попробуем сделать это хотя бы в Москве. Поэтому думаю, что нам стоит поблагодарить Комитет по безопасности, который организовал это крупное мероприятие и пожелать, чтобы он действительно реализовал те задумки, которые у него намечены, в том числе и ликвидировал массу противоречий в действующих законодательствах. Сделав хотя бы это, уже удалось бы внести большой вклад в борьбу с наркотическим злом. Спасибо за внимание.
 
А.И.Гуров: Владимир Михайлович, большое спасибо, все было очень интересно. Все сводится к тому, что разума нам нужно побольше. Сейчас слово имеет Нина Яковлевна Ларионова, руководитель общественной организации «Союз социальной защиты детей».
 
Ларионова Н.Я.: Уважаемые коллеги, я буду говорить о ранней и общей профилактике среди детей и подростков. Сейчас очень многие жалуются на отсутствие комплексной программы по работе с этой целевой группой. На самом деле такие программы есть. Ими занимаются тысячи общественных организаций по всей России. Просто государству недосуг сделать ревизию этих программ, обобщить их и свести в единую программу, которая могла бы каждый день использоваться по всей России.
 
Я представляю «Союз социальной защиты детей», международную общественную организацию. У нас 30 отделений в России и 3 за рубежом: в Белоруссии, на Украине и в Казахстане. У меня есть опыт работы с детьми, я 10 лет назад была старшим логопедом Москвы и хорошо знаю детские проблемы.
 
Сейчас очень многие, особенно лидеры-женщины, создали программы работы с детьми. В чем они заключаются? Нам стоило только собрать детей, которых родители привели в наш офис, и уже получилась сотня воспитанников. Через год их было уже более 200. Мы начали работать в 1997 году и сейчас в нашей организации уже полторы тысячи детей. За эти годы многие из них уже поступили в высшие учебные заведения.
 
В этом году произошел очень интересный случай. Один наш мальчишка из группы риска решил поступать в Академию МЧС. Когда они сдавали кросс он упал, разбил ноги, выбил зубы, но все-таки дошел до конца. Преподаватели поставили ему пятерку за мужество. Парень будет настоящим спасателем. Это – результат работы моей команды. И таких мальчишек и девчонок у нас много.
 
Ребят надо воспитывать. У нас же даже в Конституции практически ничего не говорится о воспитании молодежи, о том, что дети должны заботиться о своих родителях. Я задавала этот вопрос даже Валентине Ивановне Матвиенко, потому что Конституцию в этом плане необходимо пересмотреть. В нашей программе появилось слово «воспитание», мы с воспитанниками проводим семинары на эту тему, причем моим коллегам удалось сделать эти семинары очень красочными. Там и тренинги, и упражнения, и КВН. Девчонки и мальчишки, которые попробовали наркотики, пишут пьесы. Одна из них называется «Исповедь наркоманки». Подростки на сцене играют и ломку, и все другие эпизоды, потому что это было ими пережито. Они по полтора года увлекались дерьмом, а потом, пережив это, показали свои переживания на сцене. У нас 950 человек зрителей сидит, затаив дыхание, особенно когда на финальную сцену со свечками в руках выходят исполнители, изображающие погибших ребят. Надо ведь говорить правду, от героина гибнут. Блефуют те ребята, которые говорят, что героиновую зависимость можно вылечить. Ее нельзя вылечить, через 5 – 8 лет все равно наступит смерть. Когда подростки сами рассказывают друг другу на примере своей нелегкой судьбы, что такое героин, это заставляет их задуматься.
 
Потом я подумала, почему родители остаются у нас в стороне? Двор у нас большой, вокруг дома в 17 и в 22 этажа, живет 5600 жителей и на них, согласно статистике, всего 27 детей группы риска. Совершенно неправильная статистика. У меня во дворе одних многодетных семей 540, из них 40% — в группе риска, там пьют, дебоширят, другими вещами занимаются. Мы объединили этот двор, выстроили посредине огромный фонтан, и двор просто расцвел. Теперь и папы с мамами стесняются туда в нетрезвом виде заходить, а детей своих буквально выталкивают к нам на семинары, потому что там они узнают свои права и обязанности, то, чему их больше нигде не учат.
 
К сожалению, дефицит знаний сейчас не только у детей, но и у нас, взрослых. Я однажды, проводя семинар для женщин в погонах, задала им вопрос, кто из них может перечислить хотя бы названия статей «Конвенции ООН по правам ребенка»? Никто не смог. Как же они тогда защищают права детей? А кто из вас, сидящих в зале, читал до конца Конституцию и знает ее статьи? Кто из вас пьет и курит? Ведь мы, взрослые, идя на работу с детьми, или ведя с ними разговор на «ты» не имеем права ни пить, ни курить.
 
Недавно у нас в Северном округе появился филиал городского центра «Дети улиц». На весь округ дали 40 ставок, набрали случайных людей, потому что никакой специалист на зарплату в 2 тысячи рублей не пойдет. У меня же работает волонтерами 80 подростков и 100 женщин, которым я ничего не плачу, кроме, разве здоровья их детей, здоровья их семей и благоустройства двора.
 
Мы часто получаем награды от Правительства Москвы, от Правительства Российской Федерации. Иногда мы получаем благодарность от префекта, но никаких денег при этом нам не достается. Правда, раз в два или три года нам удается честно выиграть грант, это 35 – 50 тысяч, и тогда я, в качестве приза, везу тех детей, которые не пьют и не курят на Украину, в Алушту. В прошлом году я отвезла туда 150 детей. Один из ребят не выдержал, сорвался и выпил. Потом он просил у всех прощения, дети притихли, а потом простили его. Может быть, это тоже можно расценивать как какой-то методический прием, но я вам просто хочу рассказать о реально существующей проМы часто получаем награды от Правительства Москвы, от Правительства Российской Федерации. Иногда мы получаем благодарность от префекта, но никаких денег при этом нам не достается. Правда, раз в два или три года нам удается честно выиграть грант, это 35 – 50 тысяч, и тогда я, в качестве приза, везу тех детей, которые не пьют и не курят на Украину, в Алушту. В прошлом году я отвезла туда 150 детей. Один из ребят не выдержал, сорвался и выпил. Потом он просил у всех прощения, дети притихли, а потом простили его. Может быть, это тоже можно расценивать как какой-то методический прием, но я вам просто хочу рассказать о реально существующей программе.
 
Хотелось бы в конце сказать, что все-таки, уважаемые господа депутаты, нужно создать единую информационную базу данных, комплексную программу. Кроме того, нам обязательно надо, чтобы вы обратили внимание на общественные организации. Спасибо.
 
А.И.Гуров: Нина Яковлевна, огромное вам спасибо за бескорыстную работу. Но, к сожалению, вы заблуждаетесь полагая, что Дума имеет власть. Нужно менять Конституцию. Мы сейчас и так делаем все возможное. Слово имеет Коваленко Борис Владимирович, генеральный директор антинаркотического учебно- методического центра.
 
Коваленко Б.В.: Спасибо. Уважаемый председатель, уважаемые коллеги, уважаемые единомышленники. Прежде всего, хочу сказать, что проблема незаконного оборота потребления наркотиков поставлена сегодня на парламентские слушания самой жизнью. Все, кто здесь выступал, говорили именно об этом. Незаконный оборот наркотиков это не только угроза национальной безопасности России. Наркомания, и все, что связано с ней, как смертоносный омут затягивает будущность России, ее молодое поколение. Федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту», принятая Правительством России, и концепция профилактики наркомании в образовательной среде, разработанная Министерством образования, указывают нам направления деятельности в этой области. Рост наркомании в образовательной среде свидетельствует о важных негативных переменах в ее социокультурной области. Однако, любые самые прекрасные проекты могут быть осуществлены только при наличии реально действующих механизмов. Одним из подобного рода механизмов и является антинаркотический учебно-методический центр, созданный по инициативе первого заместителя председателя Международного комитета по борьбе с наркотиками академика Еременко и ректора Московского открытого социального университета академика Безуглова. Социально-психологический факультет университета, деканом которого я являюсь, совместно с антинаркотическим учебно-методическим центром принимают активное участие в подготовке специалистов для работы в области профилактики наркомании, психосоциальной реабилитации наркозависимых лиц, в первую очередь подростков, школьников, а также участников боевых действий на территории Российской Федерации, стран СНГ, Афганистана и других государств. Обучение проводят ведущие ученые и практики города Москвы, России, психологи, медики, юристы, специалисты управления МВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сотрудники служб по делам несовершеннолетних, таможенного комитета, Федеральной пограничной службы, сотрудников ФСБ. Хотелось бы назвать среди них первого заместителя начальника управления МВД генерала-майора Шушакова, академика Михайлова Бориса Павловича, главного нарколога России Егорова, заместителя министра образования Чепурных, начальника управления Министерства образования России Тростанецкую, помощника депутата Государственной Думы Калачева Бориса Федоровича. На сегодняшний день центр провел 4 выпуска, в том числе один международный, в Крыму. Нами было выпущено 234 специалиста. Они работают в гимназиях, школах, на детских площадках, в различных антинаркотических центрах. Везде ими проводится профилактика наркомании и утверждение здорового образа жизни. Ровно два дня назад 4 доктора наук, профессора проводили встречу в клубе Морского флота, где присутствовало 800 с лишним человек. Вы бы посмотрели на эту аудиторию, с каким вниманием молодежь от 13 до 30 лет слушала о той трагедии, которую приносит употребление наркотиков. В настоящее время по инициативе председателя Комитета по образованию города Москвы Любови Петровны Кезиной на переподготовку в антинаркотическом центре направлена группа работников образования. Особая значимость этого факта состоит в том, что сейчас мы реально проводим работу по подготовке квалифицированных специалистов для образовательной среды.
 
Однако хочу специально остановиться на двух острейших проблемах. Первая: назрело время создать международный институт профилактики наркомании, который бы взял на себя тяжелое бремя подготовки специалистов кадров для России и для стран СНГ. Хочу подчеркнуть, что у нас есть все необходимое, чтобы решить эту задачу. Мы располагаем и квалифицированными кадрами, и учеными, и программами, и поддержкой со стороны государственных и общественных организаций. Вторая проблема. Важнейшую роль в борьбе с наркоманией, незаконным оборотом наркотиков призваны сыграть средства массовой информации. Крайне необходимо их эффективное использование для решения этой проблемы. К сожалению, на сегодняшний день отсутствует официальная информационная политика государства в сфере противодействия наркомании. В то же время это глобальная проблема современности, которая может раз и навсегда перечеркнуть существование человеческой цивилизации. Хотел бы предложить вам авторское видение основных задач государственной информационной политики в сфере противодействия наркомании. Я не хочу зачитывать всех направлений, скажу только, что одной из важнейших задач является пропаганда, разъяснение, утверждение здорового образа жизни в образовательной, молодежной и подростковой среде. Попутно хотел бы показать книгу, изданную нами. Она посвящена профилактике наркомании среди подростков. Мы раздаем ее тем слушателям, которые у нас учатся. В создании этого сборника приняли участие все силовые структуры Москвы. Благодарю за внимание.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Вот видите, там где люди хотят что-то сделать, делаются конкретные дела. Слово предоставляется Наталье Ефимовне Марковой, руководителю научно-практического центра Института социально-экономических проблем народонаселения Российской Академии наук.
 
Маркова Н.Е.: Здравствуйте, уважаемое собрание. Пару лет назад нами были сделаны исследования, направленные на выяснение информации, поступающей в демографический сектор от 12 до 25 лет. Как известно, этот возраст наиболее подвержен наркомании. Вот что нам удалось выяснить. Вся информация, поступающая в этот сектор из печатных органов, радио, телевидения практически одинакова и содержит 6 тем. После дополнительного исследования оказалось, что именно эти темы являются тем информационным воздействием, которые формируют поведение потребителя наркотиков. Таким образом, именно средства массовой информации направляют поведение наших детей, делают из них наркоманов. Сегодня об этом уже говорили и Владимир Вольфович Жириновский, и Вера Александровна Лекарева, да и все остальные, присутствующие сегодня в зале, наверное, замечали нечто подобное. По телевидению идут какие-то странные фильмы о наркомании, в газетах появляются удивительные статьи, звучат поразительные песни, посвященные наркомании и наркотическим ощущениям. Вам, может быть, кажется, что это – случайность. На самом деле это не случайность. Это не отражение действительности, а ее формирование. Искусство формирует ту ситуацию, которая существует у нас на сегодняшний день. Мы попытались выяснить, откуда взялись эти пресловутые 6 тем. Оказалось, что, конечно, эти темы не родились у нас в стране, а имеют очень давнее происхождение. Начиная с 50−х годов ХХ века этот так называемый «драгмаркетинг» начал свое победное шествие по Западной Европе из Англии и Соединенных Штатов. Это началось с субкультурных групп, таких как хиппи, панки, металлисты. Раньше считалось, что они как бы самозарождаются. Как нам удалось выяснить, на самом деле они создаются искусственно, во-первых, с целью «выпустить пар» из общества, поскольку молодежь является самой «революционной» его частью. Во-вторых, молодежь таким образом собирают в субкультурные гетто и при помощи моделирования поведения склоняют их к употреблению наркотиков. Все это пришло к нам вместе с перестройкой.
 
Что же делать, что мы можем сейчас противопоставить воздействию средств массовой информации? Я надеюсь, что мое выступление будет зафиксировано и хочу сказать, что «драгмаркетинг», являющийся глобальной маркетинговой стратегией корпорации, производящей наркотики, должен быть исключен из российских средств массовой информации. Необходимо внести поправки в законодательство о рекламе и СМИ, запрещающие использование в рекламе любых товаров сексуальных символов. Именно демонстрация этих символов моделирует поведение потребителей наркотиков.
 
Второе. Необходима федеральная профилактическая программа, построенная именно с учетом этих открытий в области информационных воздействий. Мы готовы принять участие в ее разработке.
 
Третье. Следует законодательно запретить всякое сексуальное просветительство, типа того, каким сейчас занимается журнал Cool и прочие подобные издания. Необходимо раз и навсегда запретить спекуляции на тему проведения различия между эротикой и порнографией. На самом деле все это – определенное физиологическое воздействие, которое вызывает совершенно определенные реакции и благодаря этому делает возможной манипуляцию сознанием. Благодарю за внимание.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Слово предоставляется Шулейко Кириллу Олеговичу.
 
Шулейко К.О.: Я представляю волонтерское движение «Спасение и помощь», которое действует в целом ряде регионов России. Оно занимается, в том числе и проблемами социальной реабилитации наркоманов.
 
Прежде всего, я хочу сказать следующее, что сейчас в России по сравнению с 1999 годом процент потребляющих наркотики упал. Это данные по всей России. В то же время существует очень много проблемных регионов и социальных групп, где потребление наркотиков выросло в несколько раз. Я недавно был в Иванове, Магнитогорске, Твери. Зрелище просто ужасное, наркотики продаются около каждой школы. Встретить на улице человека, находящегося под воздействием наркотиков не сложнее, чем пьяного. Вчера я разговаривал с представителями призывной комиссии Иркутской области и выяснил, что по итогам ее работы за месяц первая причина, по которой ребята не идут в армию это дистрофия, а вторая – потребление наркотиков. Эти же регионы неблагополучны и с точки зрения безработицы. Они также неблагополучны и с точки зрения работы с молодежью. Я бы сказал, что распространение наркотиков в этих регионах идет просто от бедности. В Твери я видел выпуск местных новостей, где показали женщину, кандидата экономических наук, которая 5 лет находится без работы, и, чтобы прокормить семью, она вынуждена была заниматься продажей наркотиков. Это, к сожалению, большая проблема и решать ее надо в комплексе.
 
Теперь, что касается лечения наркоманов. Господин Герасименко в своем выступлении назвал всех наркоманов преступниками. Врачи в государственных клиниках относятся к ним таким же образом, как к преступникам. Я получал в наркодиспансере справку для получения разрешения на ношение газового оружия и видел, что там творится, там пациентов чуть ли не бьют. Если такое происходит в Москве, то можно представить, что творится в регионах.
 
Что касается профилактики. Поскольку наркоманию победить нельзя, то в Санкт- Петербурге был проведен эксперимент по обмену шприцев. Сейчас во многих районах России остро встала проблема СПИДа среди наркоманов. Решение с помощью обмена шприцев, это, на мой взгляд, один из вариантов решения этой проблемы. Когда человек приходит менять шприц, он получает психологическую поддержку, ему становится легче справиться со своим недугом.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Вы так долго просили дать вам слово, что я надеялся, что вы расскажете что-то о профилактических мерах, проводимых волонтерским движением. Сейчас мы послушаем Татьяну Анатольевну Боголюбову, заведующую сектором проблем методики расследования преступлений НИИ Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
 
Боголюбова Т.А.: Если позволите, я остановлюсь на рассмотрении проекта резолюции, постаравшись внести туда ряд конкретных практических предложений. Вы обращаетесь к Президенту Российской Федерации и просите его пересмотреть концепцию государственной политики по контролю за наркотиками в России. При этом утверждается, что пересмотр нужен в связи с фактическим исполнением и моральным устареванием предыдущего документа. Я думаю, что этот вопрос нуждается в более тщательном рассмотрении и обосновании.
 
Существующая концепция не может считаться исполненной хотя бы потому, что наркомания у нас в стране продолжает существовать. Кроме того, закрепленные в ней позиции продолжают и сегодня оставаться актуальными. Поэтому мне хотелось бы, чтобы этот пункт рекомендаций был сформулирован более четко.
 
Здесь много говорилось об ужесточении ответственности. В этой связи хотелось бы сказать одно: проблема, которую мы сегодня рассматриваем, очень специфична и требует профессионального подхода. Медики должны лечить, правоохранительные органы должны расследовать и выявлять преступления, таможенники – бороться с контрабандой и так далее. В этой связи представляется проблематичным ваш тезис о создании какого-то общего мозгового центра. Как можно впрячь в одну упряжку все эти ведомства и организации? Тем более, что мозговой центр у нас в принципе есть и функционирует. Сошлюсь в этой связи хотя бы на то обстоятельство, что месяц назад Совет Безопасности рассматривал этот вопрос и дал руководящие указания по осуществлению политики в области контроля за наркотиками.
 
Хотелось бы остановиться еще на одном вопросе. Вы не оспариваете тот факт, что существует проблема недостатка средств и квалифицированных кадров. В то же время мы все время разрабатываем какие-то комплексные программы, затрагивающие и профилактику, и лечение, и организацию правоохранительной деятельности и прочие области. В ближайшее время, если исходить из реальной ситуации, у нас не предвидится особого притока средств на осуществление деятельности по борьбе с наркотиками.
 
Подобная ситуация требует, чтобы все эти программы были более целенаправленны и решали в определенный период времени какие-то конкретные вопросы. Сейчас, например, актуальной представляется связь наркотиков с международным терроризмом. Давайте в течение года разработаем и профинансируем целевую программу по обеспечению границ России, с тем, чтобы поставить заслон проникновению наркотиков. На следующий год можно рассмотреть вопросы коррупции и сосредоточить все силы и средства на решении этой проблемы. Мне думается, что подобный целевой подход больше отвечает особенностям сложившейся ситуации. Вот мои конкретные предложения. Спасибо.
 
А.И.Гуров: Спасибо вам большое. Слово предоставляется Бубнову Валерию Георгиевичу, заведующему кафедрой медицины психологии экстремальных ситуаций Московского института медико-социальной реабилитации.
 
Бубнов В.Г.: Уважаемые участники слушаний, очень отрадно то, что впервые с 1993 года я услышал, что нам надо бороться не с наркоманией, а с наркобизнесом. Впервые все поставлено на свои места. Наркомания – это следствие. У нас в стране уделяется огромное внимание именно борьбе с наркоманией. Возьмите все наши лечебницы, профилактории и так далее. Хотя именно в наших условиях наркобизнес очень тесно сращен с медициной. Платные лечебницы, широкая реклама быстрого излечения – это всего лишь одна сторона медали. Поэтому, если будет уделено больше внимания лицензированию, разрешению платного компонента лечения от наркозависимости, то это тоже будет борьбой с наркобизнесом.
 
Второй аспект, даже более серьезный. Священнослужитель говорил здесь о том, что внедрение наркотиков требует подготовленной почвы. Этой почвой являются наши подростки. Министерство образования, которое, казалось бы, должно заниматься и обучением, и воспитанием детей, создало на территории России бездушный обучающий конвейер. Там, где на 40 детей уделяется 40 минут и ребенок уходит из школы даже не успев понять, о чем шла речь, а на него уже вешается клеймо неполноценного – прекрасный рассадник для наркотиков. Если у нас, как это было в СССР, будет уделяться больше внимания любым молодежным организациям, клубам по интересам, именно это уведет нашу детвору от наркотиков. Именно это — реальный заслон для наркобизнеса. Таким образом, чтобы победить наркобизнес, мы должны уничтожить почву для его распространения. Поэтому самой важной проблемой является создание в России института работы с подростками. На сегодняшний день очевидно, что часть программ, в которых школьнику рассказывается, что такое наркотики, где показывается вся опасность наркомании, являются, может быть и не по злому умыслу, своего рода агитацией за наркотики. Подросток не должен владеть той информацией, которую даже на этих слушаниях многие выставили на информационных стендах.
 
Я являюсь членом Федерального экспертного совета Министерства образования по «Основам безопасности жизнедеятельности». Поверьте, за последние 5 лет на мой стол кладутся целые талмуды. В то же время подросток читает только то, что ему интересно. Он вам за неделю прочтет целое собрание сочинений Жюля Верна. Для объединения усилий, на мой взгляд, должен быть создан единый комитет по борьбе с наркобизнесом. Надо объединить то, что делают силовые структуры, с тем, что делает мое родное Министерство образования. Самое сложное заключается в привитии подростку мысли, что он не должен жалеть больного наркоманией. Согласно российскому опыту, один больной вовлекает за собой до 10−15 здоровых детей. Механика очень простая: ты мне друг, видишь, как мне плохо, возьми у родителей деньги, сходи туда-то, возьми порошок – а чем это кончится – понятно. Друг рано или поздно попадет в криминал. Если же даже не попадет, наркоман все равно будет требовать денег.
 
Решение проблемы – в идеальном взаимодействии силовых и образовательных структур. Надо воспитать у подростка жесткую позицию: наркомана незачем жалеть, наркоман сам виноват в своих проблемах.
 
Сейчас в России, как грибы после дождя, вырастают нарколечебницы, причем даже на бюджетные деньги. Лечебница – это тот этап, где ребенок уже потерян. Скоро у нас вместо школ будут одни нарколечебницы. Поэтому комитет, координирующий борьбу с наркобизнесом, должен часть средств направлять на создание молодежных клубов, кружков по интересам, на организацию досуга детей.
 
Вторая назревшая проблема. Сейчас в армии идет реформа, сокращается офицерский состав. Она создает основу для того, чтобы в школу пришел мужик- наставник. Извините за слово «мужик», это просто нормальный человек. Именно он увлечет подростка романтикой, походами, кострами, палатками, военной наукой и так далее. Именно на таких людей сейчас в России большая надежда. Специалисты, которые сейчас, может быть, не у дел в Министерстве обороны, могли бы, в принципе, увести наших детей от наркомании.
 
Напоследок хотел бы сказать об уже существующем на сегодняшний день опыте. Я знаю около 40 клубов «Будущий спасатель». Сергей Кужугетович Шойгу – достаточно разумный человек и понимает, что эти клубы – не профориентация на спасателей. Из тысячи человек, прошедших через эти клубы, один может быть и станет спасателем, но ни один не станет ни наркоманом, ни просто плохим человеком. Спасибо за внимание.
 
А.И.Гуров: Спасибо вам. Слово предоставляется Рябцеву Владимиру Константиновичу.
 
Рябцев В. К.: Уважаемые коллеги, я хотел бы обратить ваше внимание на 4 позиции.
 
Первая позиция. Мы сегодня ведем обсуждение различных ресурсозатратных программ. Нам, совершенно очевидно, противостоят силы, располагающие гораздо более значительными финансовыми средствами, чем мы. В такой ситуации, на мой взгляд, ресурсозатратные программы являются бесперспективными. Нам надо серьезно обсуждать методологию и способы построения ресурсонакопительных программ. Такой опыт есть и такая методология разработана.
 
Вторая позиция. Мне кажется, что надо вернуться еще раз к разработке концепции. Если задать вопрос, как построить общество наркоманов, то ответ будет достаточно очевиден: надо сформировать общество потребления. Надо размыть те общественные ценности, те традиции, которые у нас были, и этим сейчас занимается огромное количество различных институтов. Надо сделать так, чтобы человек у нас оказался беспризорным, безродным, не помнящим своих корней и истории. Надо прервать связь между поколениями. При такой постановке вопроса, как мне кажется, мы уже можем найти много ходов для противостояния складывающемуся у нас обществу.
 
Третья позиция. Что можно противопоставить финансам и тому организационному потенциалу, который нам противостоит в виде наркобизнеса? Мне кажется, здесь можно выделить как минимум три момента для проработки:
 
Первое: можно противопоставить профессионализм.
 
Второе: можно противопоставить рост количества участников или количества субъектов, которые втягиваются в борьбу против наркомании и распространения наркотиков.
 
Третье: можно противопоставить ту организацию, которая у нас сегодня существует. Формально мы, конечно, создаем различные координационные советы, но по существу это полнейшее безобразие.
 
Четвертое: Когда начинается любое дело, вокруг него всегда образуется накипь. С этой точки зрения надо рассматривать и целый ряд сегодняшних высказываний о так называемых программах медицинской реабилитации. Следует серьезно обсудить механизм создания института экспертизы. Да, у нас есть экспертный совет, но этим советом институт экспертизы не исчерпывается.
 
К примеру, сегодня Министерство образования проводит экспертизу региональных проектов и программ различного масштаба. Они представлены в Институте педагогических инноваций, и там есть много идей, которые могли бы быть серьезно рассмотрены с точки зрения тестирования, тиражирования и передачи в регионы.
 
Вот четыре момента, на которых мне хотелось бы остановиться. Спасибо.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Слово имеет Алексеев Александр Всеволодович, Президент благотворительного фонда «Профилактика и реабилитация больных наркоманией», фонд «Нарком».
 
Алексеев А. В.: Спасибо. Я представляю благотворительный фонд профилактики и реабилитации больных наркоманией, он действует в рамках местного самоуправления районной управы «Тверская» города Москвы.
 
Собственно фонд был образован в 1997 году. В 1998 году мы приняли на районном собрании управы конкретную программу профилактики и реабилитации больных наркоманией, а с 1998 года занимаемся этой проблемой.
 
Здесь уже говорилось о нехватке денег. Вы, наверное, согласитесь со мной, если я скажу, что их нет и не будет. Никто не будет выделять денег. Даже те несчастные копейки, которые выделяются на эту сферу, расходуются в рамках отдельных министерств и ведомств.
 
В борьбе с наркоманией можно выделить три составляющих – это непосредственно правоохранительная, лечебная и профилактическая. Если на первые две деньги еще как-то выделяются, то на профилактику денег уже нет.
 
Успешность профилактики нельзя оценить в процентном отношении. Оценку ей в конечном итоге даст будущее.
 
Сегодня все участники слушаний получили по экземпляру газеты «Пока не поздно». Она была учреждена фондом с целью финансирования его бесплатных программ. На сегодняшний день она, хотя и не в полной мере, финансирует эти, подчеркиваю, бесплатные программы. Они включают в себя прием населения, постоянно действующие семинары, лекции в школах, участие во всевозможных выставках, конкурсах. Этот механизм может быть реализован практически в каждом субъекте Федерации, в каждом отдельно взятом органе местного самоуправления. Это можно и даже нужно делать без какого-либо внешнего финансирования, тем более, что подобного финансирования нет и не будет. Я имею в виду финансирование профилактики. Поэтому газета финансирует то, что бесплатно делает благотворительный фонд и, естественно, ведет работу, которая связана с профилактикой наркомании. Задача газеты – дать каждому преподавателю, сотруднику правоохранительных органов материал для профилактических бесед в досуговых центрах, в детских медицинских и образовательных учреждениях, начиная с детских садов.
 
Один из выступавших до меня ораторов говорил, что подросткам не надо знать о том, что такое наркотики. Я категорически с этим не согласен. Надо дифференцировать информацию и проводить беседы на всех уровнях, начиная от родителей в детском саду. Если мы не будем беседовать с родителями, то в будущем столкнемся с проблемами с детьми. Преподаватель, воспитатель, родитель – это те три действующих лица, которые помогут нам предотвратить заражение ребенка, которые сегодня заражаются с 4 лет. Если мы обратимся в центр Яна Луцкого, то там можно увидеть детей с 4 до 6 лет, которые страдают токсикоманией. С этого и начинаются все проблемы. Спасибо за внимание.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Слово имеет Островский Дмитрий Владимирович, директор негосударственного Центра по разработке и внедрению оценки профилактических технологий помощи наркозависимым. Пожалуйста.
 
Островский Д. М.: Спасибо большое за предоставленную возможность выступить. Должен сказать, что получил здесь такое количество информации, что не прореагировать на нее просто не могу. Поскольку мы в большей степени работаем в области снижения спроса, нежели снижения предложения, то жаль, что не были приведены основополагающие цифры, не имея которых очень трудно ориентироваться в ситуации.
 
Во-первых, при подсчете была допущена арифметическая ошибка. Если взять три миллиона потребителей и дозу в 0,1 грамм, поскольку 1 грамм – это достаточно редкая доза, то мы получим 100 тонн героина в год, то есть опять выйдем на те самые 10%, которые останавливают даже самые хорошо оснащенные службы. 90% все равно просачивается. Но, на мой взгляд, более важной цифрой будет средний возраст потребителя наркотиков. У нас он составляет 20−25 лет, а на Западе 30−40 лет. Тенденция изменения этого возраста следующая: в Голландии 10 лет назад он был 30 лет, а сейчас стал 37 лет. Уже одна эта цифра показывает, что приток новых наркопотребителей сократился. У нас тенденция обратная. На основе результатов проведения уличных программ нашего центра, а статистическая база у нас порядка 8 тысяч человек, можно сделать вывод, что в возрастной группе от 15 до19 лет в Петербурге с момента начала героиновой эпидемии число потребителей выросло втрое. Для принятия обоснованных решений мы должны оперировать какими-то базовыми характеристиками. Ими являются средний возраст, скорость омоложения, период эпизодического приема. Я думаю, специалистам известно, что, когда не было эпидемии, этот период мог достигать нескольких лет. Сейчас он иногда не достигает и нескольких дней. Наркотик, как вы понимаете, это героин. Почему героин? Просто сейчас верх взяла героиновая мафия. Есть и другие мафии, так что, если героин удастся увести с рынка, то, ввиду огромной потребности, его заменят другие, еще более страшные препараты. Это может быть крэк, это могут быть амфетамины. В этой связи мне представляется, что одним из самых важных сегодняшних выступлений была речь отца Михаила. Он затронул чрезвычайно важный момент, момент совести. Если вспомнить тех святых подвижников, которые были, так сказать, совестью России, то они, возможно, предвидели нынешнюю ситуацию и предупреждали о ней.
 
Весь смысл моего доклада заключается во фразе, которую я хотел сделать эпиграфом к нему. Святой Марк-подвижник сказал: «Вводимый в начала зла, не скажи: оно не победит меня. Насколько ты в него введен, настолько ты и побежден». Информационный акцент фразы несомненно заключается в слове «вводимый». Мы можем говорить о наркопотребителе именно как о человеке «вводимом». Если воспользоваться этой логикой, то очень просто будет поставить многие вещи по своим местам. Мы тогда сразу перестанем предлагать какие-то формы взаимодействий, или, напротив, увидим новые возможности для координации усилий.
 
Поэтому я хотел бы поговорить о молодых потребителях наркотиков, тех, кто сегодня наиболее уязвим, о стратегии в отношении этих людей. От правильности и дальновидности этой стратегии зависит, сможем ли мы взять инициативу в борьбе с наркоманией в свои руки, или продолжим объяснять свои неудачи. Если попытаться в двух словах описать подобную стратегию, то она будет формулироваться примерно так: затруднение доступа к наркотику, облегчение доступа к лечению. При этом мы действительно будем бороться не с наркоманами, а с наркоманией, с болезнью. Представить себе такие действия по отношению к одному человеку достаточно просто. Однако, если мы хотим противодействовать эпидемии наркомании в ее нынешнем объеме, провести программу одновременно действующих, согласованных мероприятий, то потребуется новый, качественно иной взгляд на природу этого заболевания. Если бы нам лет 5−7 назад потребовалось ответить на извечный вопрос: предложение рождает спрос или, наоборот, спрос рождает предложение, то мы могли бы отвечать однозначно — предложение рождает спрос. Но сегодня, в условиях эпидемии, ответ не так очевиден. Сегодня нам необходимо говорить о наркомании, как о психическом явлении. Следовательно, одного физического затруднения доступа к наркотикам будет уже недостаточно. Надо углубить наше представление о наркомании, и говорить о ней уже как об инфекционном заболевании. Таким образом, придется говорить об очагах заболевания, сначала организованных наркомафией, а затем уже саморасширяющихся. Они функционируют по обратному принципу, здесь уже спрос рождает предложение.
 
Смысл моего выступления заключается в том, что в стране постоянно присутствует большое число людей, которые хотят получить помощь, однако им очень сложно найти тех здоровых людей, которые искренне хотели бы им помочь. Этому в первую очередь мешает так называемая «анонимность» помощи. Такого нет ни в одной стране. Если государство хочет или считает себя обязанным помочь кому- либо, то это нельзя сделать анонимно, это можно сделать только конфиденциально. Сняв во взаимодействии больных и здоровых людей момент анонимности, мы достигнем огромного сдвига в ситуации. Спасибо за внимание, извините, что у меня не было времени для более развернутого выступления.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Директор центра психолого-педагогической помощи семьe и детям, попросил ровно одну минуту для сообщения. Пожалуйста.
 
Докладчик: Добрый день. Я хотел бы только сделать короткое замечание. Мы постоянно забываем о технологии. Мы забываем о том, кто, как и что будет делать. На местах происходит такая ситуация, когда конкретные специалисты в различных областях пытаются самореализоваться. Это стало сферой серьезных финансовых движений, многие центры ставят перед собой задачу заработать на этом деньги. Но забывается одно: конкретный человек. Что такое наркозависимый человек? Это его родители, это его друзья, это его родственники. И к той цифре наркозависимых, о которой мы говорим, надо прибавить и всю эту категорию граждан. И от этого количество россиян, страдающих от наркотиков, чудовищно увеличивается. Не надо об этом забывать.
 
Нам необходима программа федерального заказа и оценки технологий. В настоящий момент происходит так, что у нас все технологии уникальны. Это уже становится рекламой и саморекламой.
 
Очень важно привлекать к этой работе специалистов, занимающихся с конкретными людьми. Надо больше думать о духовной и социальной стороне. Необходим механизм, который бы проводил человека от начала и до конца, выводя его из наркомании. Сейчас приходится сталкиваться с выпускниками школ, которые за 10 лет обучения не прочли ни одной книги. В работе с таким человеком просто не Очень важно привлекать к этой работе специалистов, занимающихся с конкретными людьми. Надо больше думать о духовной и социальной стороне. Необходим механизм, который бы проводил человека от начала и до конца, выводя его из наркомании. Сейчас приходится сталкиваться с выпускниками школ, которые за 10 лет обучения не прочли ни одной книги. В работе с таким человеком просто не за что зацепиться. Нам надо всем вместе постараться, чтобы среди нас не было подобных людей. Не надо перекладывать эти вопросы на различные ведомства и службы. Поэтому я хотел бы поддержать идею создания федерального органа, отвечающего за эти вопросы. Спасибо.
 
А.И.Гуров: Спасибо вам большое. Я в своем заключительном слове тоже хотел остановиться на том, что наша жизнь выявила одну интересную закономерность. Она подтвердилась как в ходе слушаний по коррупции, так и сегодня. Стоит только завести речь о создании некоего ответственного органа при Президенте или где-то еще, который бы являл собой некую дубину, как мы тут же наталкиваемся на сопротивление практиков, работающих в этой области. С коррупцией борются 12 ведомств, а дело стоит на месте. То же самое мы видим сегодня по наркотикам. Я думаю, мы исследуем, нет ли здесь каких-либо подводных течений, или все-таки люди и дальше хотят респектабельно жить, ни за что не отвечая. У нас вся страна ни за что не отвечает. Так что спасибо вам за выступление, вы лишний раз подтвердили то, о чем мы постоянно думаем. Это наводит на мысль, что мы недалеки от истины. В завершение несколько слов хотел бы сказать наш эксперт, Борисенко Николай Владимирович, руководитель Центра психологической безопасности.
 
Борисенко Н.В.: Уважаемые коллеги, в своем предельно кратком выступлении я хотел бы привлечь ваше внимание к проникновению наркомании в образовательную среду. Речь идет о выращивании юных наркоманов в ходе обучения в школе. Большинству из вас наверняка известен учебник граждановедения. До сих пор на сегодняшних слушаниях вы только воспринимали информацию, а сейчас я вам предлагаю немного помыслить. Позвольте зачитать вам пару заданий из этого учебника. «Граждановедение для 6 класса», страница 156, задание №3. Ученикам предлагается ответить на вопрос, какие личные качества человека могут приблизить его к употреблению наркотиков, а какие отдалить. Далее идет перечисление качеств: малодушие, стыдливость, зависть, выдержка, мужество, трусость, любопытство, порядочность, жизнерадостность, ум. Предлагаю вам вслед за учениками ответить на этот вопрос. На самом деле ответ очевиден. Данную технику манипулирования сознанием психологи называют «иллюзия выбора». Автор учебника помещает учеников в ситуацию, когда в любом случае в ответе учащегося будут присутствовать наркотики. Автор не исключает их полностью, а только приближает или отдаляет. Таким образом формируется психологическая зависимость. Другой пример из того же учебника. Предлагается для дискуссии тема: умные люди говорят, что испытать в жизни нужно все. И эта тема выносится на обсуждение в школе. Еще одна тема: чтобы расслабиться, все средства хороши. Это уже учебник для пятого класса, для еще более раннего возраста. Не обязательно становиться наркоманом, можно только попробовать и прекратить. Еще одна тема: многие потребляют наркотики и ничего, живут. В данном случае любой нарколог подтвердит, что эффект от психоактивного вещества достигается не только его химической формулой, но и представлением субъекта о его действии, построении, так сказать, образа будущего. Таким образом, в учебниках применены дискуссии и споры, в совокупности с другими техниками психологического воздействия.
 
По нашему мнению, это не случайно. Возможно это задание наркомафии или ее институтов. Эти учебники рекомендованы соответствующим управлением Министерства образования. Кстати, результаты их психологической экспертизы были доложены Министерству образования в ходе «правительственного часа» в Государственной Думе. Через месяц, 12 октября прошлого года, прошел Федеральный экспертный совет Министерства образования, на котором допуск этих учебников был отозван. То есть, по сути они были отменены, однако весь прошлый год и начало нынешнего преподавание по ним продолжалось. В связи с этим нами подготовлено соответствующее обращение в Генеральную прокуратуру, с целью дать данным фактам юридическую оценку, выявить и привлечь к ответственности тех лиц, которые, во-первых, способствовали появлению в учебниках подобных психотехнологий, очевидно вредных для здоровья подрастающего поколения, и, во-вторых, препятствуют их последующему изъятию из процесса обучения. Спасибо.
 
А.И.Гуров: Спасибо. Список желающих выступить исчерпан. Правда, пришли не все записавшиеся, но тут уже ничего не поделаешь. У нас чиновники часто хотят отметиться одновременно в нескольких местах. Никто больше не настаивает на выступлении? Тогда я хотел бы поблагодарить всех собравшихся за терпение.
 
Мы сегодня обсудили огромный спектр вопросов, выступили разные специалисты в этой области, прозвучало много интересных замечаний и предложений. Все это мы опубликуем. Те, кто не смог выступить, могут передать материалы прямо в наш комитет.
 
У нас не вышли на трибуну несколько депутатов, которые тоже хотят сразу успеть в несколько мест. Хотя предвыборная кампания еще не началась, но вы, как избиратели, уже можете сделать некоторые выводы. С ушедшими мы еще поговорим в Думе, но, на самом деле, нам, честно говоря, важнее было выслушать специалистов и простых избирателей. А уж со своими мы разберемся.
 
Что еще хотелось бы отметить. Выступавших было много, предложений было много, шума в обществе – еще больше. Но, если честно, и в выступлениях, и у нас не просматривается четкой стратегии мер по противодействию этой страшной болезни общества. Это лишний раз говорит о том, что и нам, законодателям, и ученым надо очень и очень серьезно подумать над этим ключевым вопросом.
 
На этом, пожалуй, можно и закончить. Я вас приглашаю к дальнейшему сотрудничеству, приходите к нам в Думу, звоните, потому что это общая для всех нас задача. Особенно мне хотелось бы обратиться к молодежи. Возвращайтесь в свои ВУЗы, займитесь там этой работой, а мы вас поддержим. Только общими усилиями мы можем что-то сделать в этом направлении, помочь обществу выйти из тяжелой сегодняшней ситуации.
 
Мне хотелось бы также поблагодарить аппарат Комитета по безопасности, подготовивший сегодняшнее мероприятие. Еще раз большое спасибо всем. Когда мы вместе, то возникает уверенность, что мы справимся с нашей задачей. И помните про тот 250−кратный запас прочности, о котором я говорил в начале. Давайте не потеряем его. Спасибо.
 (Аплодисменты.)

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
21 мая 2002  |  00:05
Табак и алкоголь - катаболики?
О вреде курения и употребления алкоголя написано столько, что на каждого курящего и пьющего придется, наверное, по несколько книг. Пить и курить, однако, меньше не стали. Ни у нас, ни в других странах. Как воздействует табак и алкоголь на организм человека, на его работоспособность?
26 апреля 2002  |  00:04
КЛИНИКА КОКАИНИЗМА
Опасность всех наркотиков в смысле возможности развития наркомании более или менее одинакова. Она особенно велика по отношению к кокаину, так как для того, чтобы пользоваться им, не нужно ни шприца, ни приготовление раствора – все необходимое можно носить в кармане.
26 апреля 2002  |  00:04
Структура организации реабилитационного пространства и опыт психокоррекции в рамках программы
Зависимость от психоактивных веществ является одной из наиболее древних общечеловеческих проблем. Эта болезнь поражает не только тело и все уровни личности человека, но и разрушительно сказывается на внешних сферах его жизни.
26 апреля 2002  |  00:04
ДИАГНОСТИКА АУТОАГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПРИ АЛКОГОЛИЗМЕ МЕТОДОМ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ИНТЕРВЬЮ
Традиционно к аутоагрессивным проявлениям при алкоголизме относят суицидальные проявления (тенденции и попытки) и несуицидальные формы аутоагрессий - самоповреждения и аутоагрессивные передозировки.
22 апреля 2002  |  00:04
Стратегия выбора терапии алкогольной энцефалопатии
Лечение больных с алкогольной энцефалопатией должно быть направлено, по возможности, на этиопатогенетические механизмы заболевания, лежащего в основе когнитивных нарушений. При оценке эффективности препарата следует учитывать возраст больных. Кроме того, пациенты часто принимают препараты не так, как положено, а так, как считают нужным сами...