Сегодня 06 декабря 2016
Медикус в соцсетях
31 января 2014

Великий целитель Авиценна

Современники называли этого человека Великим Исцелителем и приписывали ему сверхъестественные способности. Сам же Авиценна объяснял свои многочисленные таланты природной наблюдательностью и бесконечной любознательностью, которые помогали ему проникнуть в тайны любой науки, к какой бы он ни обратился.

Князь врачей

Авиценна в молодостиАбу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина, известный в европейском мире как Авиценна, родился больше тысячи лет назад, в 980 году, в небольшом селении неподалеку от Бухары (на территории современного Узбекистана). Уже с первых лет жизни он был смышлен не по возрасту, и отец возлагал на первенца большие надежды. Существует легенда, что малыш Хусейн, который еще не умел говорить, увидел, как служанка по неосторожности уронила в мешок с крупой золотое кольцо его матери и не заметила этого. Мешок отнесли в амбар, а когда украшения хватились, обвинили работницу в краже. Мальчик плакал не переставая два дня, но потом чудесным образом произнес свои первые слова: они были о служанке и кольце. И пропажа действительно нашлась там, где указал Хусейн.

Вряд ли эта история имела место в действительности. Но недюжинные способности будущего ученого и в самом деле проявились очень рано: в десять лет он знал наизусть весь Коран (к слову сказать, хафизы, «хранители Корана», тратили на это долгие годы), в двенадцать – давал консультации по мусульманскому законоведению, а в шестнадцать стал придворным врачом эмира Бухары. К тому времени юноша уже прочел все доступные ему исследования по медицине, но, как он отмечал в автобиографии, делал это, «пополняя чтение наблюдениями больных, что научило меня многим приемам лечения, которые нельзя найти в книгах». На службе у правителя Авиценна получил доступ к дворцовой библиотеке. Это дало ему возможность изучать по книгам естественные и точные науки, а также музыку и стихосложение. Плодом трудов стал трактат «Книга исцеления», посвященный биологии, физике, психологии, геометрии и арифметике, астрономии, логике, музыке и метафизике.

Безмятежная жизнь придворного ученого вскоре закончилась. В Бухаре стало неспокойно, и двадцатидвухлетний Авиценна вынужден был покинуть родину. Он совершил длительное путешествие с караваном в Хорезм, правитель которого покровительствовал ученым. Несколько спокойных лет позволили Ибн Сине вновь заняться научными изысканиями: он ставил химические и физические опыты, занимался астрономией. Также он тайно изучал строение человеческого тела. Скрытность в этом деле в те времена была необходима, ведь изучение внутренних органов было возможно только благодаря вскрытию трупов, а это каралось смертью. И даже титул князя врачей, которым наградили медика в Хорезме, не спас бы его от казни.

Роковым в судьбе Ибн Сины стал отказ от службы султану Махмуду Газневи. У Авиценны был свой резон: при дворе султана никакой свободомыслящий ученый или поэт не мог считать себя в безопасности – правителю были нужны послушные приспешники, а несогласным грозила смерть. Это же решение сделало великого медика вечным скитальцем – он никогда не вернулся домой, переходил из города в город, не обзавелся семьей… Но даже в бесконечных странствиях, мерно покачиваясь на тихоходном верблюде, Авиценна продолжал работать: делал научные заметки и писал стихи.

Канон врачебной науки

Авиценна пишет "Канон врачебной науки"Знания Авиценны о человеческом теле поражают воображение даже через тысячу лет после того, как они были записаны. Представьте теперь, какое впечатление они должны были производить на его современников! Ибн Сина возвращал здоровье тем, на ком другие медики давно поставили крест. Во многих случаях Авиценна ставил верный диагноз, всего лишь пощупав пульс пациента.

Все свои знания и наблюдения Ибн Сина объединил в многотомном труде «Канон врачебной науки». Многочисленные копии его разошлись по всем уголкам мира. После изобретения книгопечатного станка «Канон» отпечатали одним из первых после Библии и в количестве, не уступавшем тиражам Священного писания. Это и неудивительно. Уникальные сведения встречались в фундаментальном труде едва ли не на каждой странице. Кроме описания симптомов и лечения таких тяжелых заболеваний, как чума, холера, проказа, оспа, менингит, язва желудка, книга содержит научные откровения, которые были обоснованы лишь через сотни лет. К примеру, удивительное предположение Авиценны о том, что инфекционные заболевания передаются невидимыми глазу насекомыми, подтвердилось лишь в XIX веке с открытием вирусов!

Страница из "Канона врачебной науки"Большое внимание в «Каноне врачебной науки» автор уделяет профилактике заболеваний. Авиценна утверждал: если человек соблюдает режим, занимается физическими упражнениями и прибегает к закаливанию, то он не будет нуждаться в докторах. За это некоторые завистники называли Ибн Сину шарлатаном, обвиняя его в том, что он не лечит больных, а лишь укрепляет их организм. Зато теперь каждый школьник знает, что залогом здоровья является укрепление иммунитета.

Предшественник Хайяма

Достижения Авиценны в других областях знаний, возможно, менее известны, но и они опередили свое время на много веков вперед. В химии ученый изобрел процесс перегонки эфирных масел. Как астроном критиковал Аристотеля за то, что тот считал свечение звезд отраженным светом Солнца (Ибн Сина утверждал, что звезды светятся сами по себе), наблюдал Венеру и изобрел прибор для измерения широты. Философские идеи Авиценны об изначальности и вечности мира вызывали острую полемику среди лучших умов того времени.

Писал ученый и о музыке, подводя под свои изыскания серьезную научную базу. Авиценна рассматривал ее с позиции математики, психологии, социологии, поэтики, этики и физиологии. Также он изобрел гиджак – популярный в Средней Азии музыкальный инструмент.

Многие научные работы Авиценны («Трактат о любви», «Трактат о птицах», а также поэма о медицине «Урджуза») написаны стихами. Есть у него и художественные произведения: повести, поэмы и четверостишия – рубаи. В этом смысле он стал предшественником еще одного великого арабского поэта и ученого – Омара Хайяма, который родился через одиннадцать лет после смерти Авиценны. Сам Хайям называл Ибн Сину своим учителем.

«Лишь узел смерти я распутать не сумел…»

Авиценна перед смертьюПо горькой иронии судьбы, Авиценна умер от болезни, которую сам с успехом лечил у других. Лишения и скитания, которых было много в его жизни, «наградили» его желудочными коликами. Долгое время медик справлялся с недугом. Но врач, которому Ибн Сина доверил сделать лекарство, перепутал ингредиенты, что привело к фатальному исходу. Существует легенда, что перед кончиной он попросил ученика приготовить сорок лекарств по секретному рецепту и использовать их сразу после наступления смерти. Тот сделал все, как велел учитель, и заметил, что тело Авиценны молодеет и оживает. В ужасе юноша разбил склянку с последним снадобьем, и уже через минуту перед ним снова лежал бездыханный старик. 

Конечно, эту сказку придумали те, кто верил во всесильность великого врача Абу Али Хусейна ибн Сины. Сам же он в одном из своих рубаи признавался:

От праха черного и до небесных тел 

Я тайны разгадал мудрейших слов и дел. 

Коварство я избег, распутал все узлы, 

Лишь узел смерти я распутать не сумел…

 



Комментарии

Поделиться:



03 марта 2014  |  12:03
Парадоксы Парацельса
Средневековый ученый Парацельс был фигурой крайне противоречивой. Рожденный дворянином, он боролся с феодалами за права крестьян. Заложив основы перспективного направления в химии, он упорно держался за отживающее свое алхимию. Помогал другим справляться с серьезными недугами, но за своим здоровьем не очень-то следил. Как же сложилась судьба у этого гения парадоксов?
19 февраля 2014  |  11:02
Боткин – отец русской медицины
Заслуги Сергея Петровича Боткина сложно переоценить. Этот талантливый ученый реформировал российскую врачебную практику и вывел ее на новый, европейский уровень развития, дал дорогу многим талантливым русским врачам, а сам стал основоположником революционного на тот момент направления научной клинической медицины.
21 января 2014  |  12:01
Зазеркалье Натальи Бехтеревой
Судьба Натальи Петровны Бехтеревой, выдающегося нейрофизиолога наших дней, словно соткана из противоречий. Внучка великого ученого, перед которой, казалось, открывались все двери, она вынуждена была добиваться успеха собственными силами. Посвятив всю жизнь изучению «серого вещества», Бехтерева свято верила в существование души и сама переживала сверхъестественный опыт. Она обладала острым мужским умом, но сумела стать по-женски счастливой.