Сегодня 02 июля 2020
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
06 августа 2002 11:30   |   К.Имелинский

Сексуальность человека

 
Сексуальность является одним из основных факторов, побуж­дающих людей к интерперсональным контактам и связям. Однако, в историко-эволюционном развитии человека не сексуальность, а совместный труд, создание материальных благ   и   необходимость обеспечивать  свое  существование   были  основными  факторами, обусловившими появление групп и сообществ людей. Вместе с фи­зическими и психическими особенностями и, прежде всего, с созна­нием, мышлением и речь развивались общественные отношения. Таким образом, человек является как продуктом, так и строите­лем условий жизни, в которых он существует; он является также создателем самого себя и человеческого общества, частью которого он является.
Изучение различных форм поведения показало существование обобщенной модели «пусковых механизмов», действующих в на­правлении сближения особей разного пола. Организм одного пола различным способом сигнализирует о своей способности к сексу­альному контакту. Эти сигналы активизируют у особи противопо­ложного пола такие формы поведения, характер которых создает в организме, первоначально сигнализировавшем, готовность к сексуальному контакту, направленную на конкретную особь. Появле­ние и выделение «пусковых механизмов» на соответствующем уровне биологического развития является филогенетически оформ­ленным, целенаправленным приспособлением к меняющимся усло­виям в пределах беспрестанно меняющейся природы. Сексуальное объединение двух отдельно существующих особей воплощает объективные условия существования и подчиняется закономерностям развития материи, а система подготавливаю­щих это объединение эротических сигналов является функцией этих закономерностей. Все это относится и к чело­веку и находит отражение как в индивидуальном, онтогенетиче­ском развитии, так и в измененном виде — в исторически-культур­ном и биологически-эволюционном филогенетическом развитии.
Указанная выше общая модель механизмов, лежащих в основе сексуальных контактов и мотивирующих их, не позволяет, однако, точно определить, что такое сексуальность. Отсутствие общей концепции сексуальности заставляет определять ее в описатель­ных категориях и затрудняет интерпретацию сексуальных рас­стройств. Следует подчеркнуть, что, несмотря на распространен­ность различных взглядов, считающихся трюизмами только на основании их глубокого укоренения в сознании, а также,   несмотря на постоянный интерес к сексуальности, все же до сих пор суще­ствует намного меньше систематических исследований сексуальной мотивации, чем других важных потребностей человека, таких, как голод или агрессия. Это же относится к теоретическим концепциям сексуального влечения, сексуального желания, половой воз­будимости или сексуального возбуждения.
Сущность сексуальности не может быть выражена в биологиче­ских или психологически гедонистических категориях. Эволюцион­ные концепции не могут разъяснить, как в процессе эволюции возникает «сексуальное сознание». Теологические концепции объ­ясняют смысл и цель жизни (в том числе и сексуальности) по­смертным вознаграждением. Психоаналитические концепции (Ференца, Фромма и др.) объясняют смысл и цель сексуальности категориями стремления к возвращению утраченного единства с окружающей средой, однако смысл и цель этого неподвластны сознанию человека. Подобное же содержание, хотя и в скрытой форме, заключается и в других концепциях, например, в тантризме в индийской философии. Бихевиористские концепции, несмот­ря на то, что они повсеместно принимаются для объяснения при­чин сексуальных расстройств и их лечения, также не могут объ­яснить сущность сексуальности. Исследуя различные формы сек­суального поведения человека и выясняя даже причины этих форм поведения, они не дают ответа на вопрос об их смысле и цен­ности и о чем они свидетельствуют у человека.
Общественное происхождение в исторической эволюции сексу­альности и ее утилитарные функции позволяют рассматривать ее в рамках различных категорий ценностей. Согласно Trawinska (1977), этими ценностями являются: а) витальная, рассматривае­мая в аспекте здоровья и энергетическом; б) культурная, сформи­рованная историческими традициями; в) моральная, т. е. относя­щаяся к этической и правовой системам; г) личностная, связанная со знанием человека о самом себе и о различном значении отдель­ных форм сексуальной активности. Иерархия ценности сексуаль­ности для человека меняется в зависимости от степени развития личности и накопленного жизненного опыта, изменения мировоз­зрения, от индивидуальных черт (особенности темперамента, выраженность сексуальной потребности), а также от возраста. Кроме того, она зависит от степени выраженности других потребностей, интересов и богатства внутреннего мира, например, от стремления к власти, лидерству и т. п., которое, будучи выраженным доста­точно сильно, может изменить иерархию ценностей в ущерб сек­суальной потребности. Определенное влияние на ценность сексу­альности оказывает весь комплекс социальных перемен, в частно­сти, процесс популяризации либерализации, а также колебания в сфере оценки других ценностей, связанных с сексуальностью, таких, как здоровье, успех, удовлетворенность жизнью. В последние годы ведется дискуссия о возможности и целенаправленности изме­нения традиционного подхода к сексуальности. Высказываются мнения о том, что необходимо создание типологии подхода чело­века к сексуальности, а также о том, что должна существовать не только одна общеобязательная модель сексуальности. Среди многих других взглядов на эту проблему, существует мнение, согласно которому общество должно осознать относительную автономность сексуальности, относительную независимость ее от остальной жиз­ни, невозможность ее этической оценки и увязывания с трансцендентными и религиозными ценностями, т. е. признать ее относи­тельную автономию, подобно тому, как это имеет место в отноше­нии питания и сна. В будущем, при условии принятия такой типо­логии, большое значение имел бы выбор партнеров, проявляющих такое же отношение к сексуальности (следует отметить, что это имеет большое значение и в настоящее время), так как если чело­век с определенными взглядам встречает партнера, который от сексуальных контактов ожидает чего-то совершенно иного (пони­мания, единства), то это может быть причиной фрустраций и кон­фликтов.
Сексуальность является врожденной потребностью и функци­ей человеческого организма, подобно процессам дыхания, пищева­рения и др. Человек рождается с определенным физиологическим сексуальным потенциалом, который формируется уже в рамках жизненного опыта; в целом же сексуальность обусловлена инте­грированным взаимодействием биологических, психических и социокультурных факторов. Сексуальные расстройства возникают тогда, когда эта врожденная функция подвергается затормаживанию или деформации, либо находится в состоянии крайней дисгар­монии с остальными сферами личности. В этом смысле сексуаль­ность следует рассматривать как недифференцированную силу, находящую выход в формах, определяемых психосоциальными и культурными факторами. Сексуальность является основой актив­ности не только направленной непосредственно на сексуальное удовлетворение, но и обусловливает многие другие формы поведения, хотя они и не приводят к сексуальным контактам. Пределы этих форм поведения еще недостаточно изучены, поэтому их по­ка нельзя определить с полной уверенностью. Во всяком случае, это такие формы поведения, которые специфически модифициру­ют многие социальные контакты и одновременно определяют гра­ницы и сферу интересов сексологии как дисциплины.
Сексуальность является одним из основных двигателей, объ­единяющих людей друг с другом и формирующих многомерную совместную жизнь людей. В биологическом смысле половую связь следует рассматривать как реализацию человеческого стремления к выходу за пределы своей индивидуальности и к объединению с окружающим миром; трудности в создании подлинной связи с дру­гим человеком являются причиной сексуальных расстройств и межчеловеческих конфликтов на сексуальной почве. Сексуальная связь двух людей, форма и глубина которой зависят от их личности, в свою очередь влияет на личности парт­неров, модифицируя характер их функционирования в обществе. Таким образом, смысл сексуальности заключается, в частности, в создании определенных отношений и связей между партнерами, образовании единства («нас») из двух лиц противоположного пола.
Однако подобная социальная роль сексуальности во многих слу­чаях не выдерживается до конца. Во многих супружеских парах, в которых каждый партнер думает только о себе, «совместная жизнь с куклой может дать большее ощущение обладания парт­нером».
Сексуальность имеет большое значение в межчеловеческих от­ношениях. Филогенетическая эволюция благодаря развитию речи (в качестве второй сигнальной системы) и культуры обусловила существенные отличия сексуальности человека от сексуальности животных. Однако они по-прежнему сохраняют общие биологиче­ские черты, лежащие в основе двух функций — репродуктивной и коммуникативной. Согласно Loewit (1978), сексуальность можно рассматривать как специфический, психосоматический язык тела, как форму изначально невербализованной коммуникации. В этом смысле половая связь с психосоматической точки зрения выража­ет увлеченность, привязанность, доверие, безопасность и удовле­творение. Обнаженность в свою очередь обозначает искренность, доверие и преданность. Поскольку привязанность, близкий контакт, доверие и безопасность являются универсальными потребно­стями человека, их элементы желательны в любых межчеловече­ских отношениях, в том числе сексуальных. В сексуальном контакте имеется также определенная двузначность коммуникации в компоненты амбивалентности, такие как беззащитность, откры­тость, зависимость и др., и лишь существующие параллельно мета-сигналы объясняют истинное значение сигнала. В этом смысле сексуальность становится не столько источником «изолированного» наслаждения, сколько средством выражения сущности любовных отношений, но при условии, что сигнализированные и обещанные языком тела привязанность, восприятие и т. д. являются подлин­ными, реальными. Если это так, то сексуальная связь может при­обрести более глубокое значение, не ограничиваясь лишь предо­ставлением временного удовлетворения. Культивирование именно таким образом понимаемой коммуникативной функции сексуаль­ности создаст условие для развития межчеловеческих контактов и связей и для их большей гуманизации. Allyn-Ohm (1978), кроме того, считает, что сексуальность является средством, а не целью. Она может выражаться в мастурбационной активности или приоб­ретать форму опытности и спонтанной связи в древнегреческом понимании, определяющем ее в метафизических категориях, с по­мощью которых формируется смысл существования человека. Сексуальный экстаз является предельным выражением эротиче­ской связи между людьми. Он, в частности, характеризуется созна­нием существования «вне себя» и переживанием чувства единения со вселенной. Поэтически это можно определить как соприкосно­вение с вечностью. Автор, однако, различает длительное состояние сексуального экстаза, доступное лишь определенной части людей, и оргазм у лиц с «фаллоцентрической» установкой.
Obuchowski (1977) под сексуальностью понимает «физиологи­ческие процессы, технику и манипуляции, дающие наслаждение», т. е. прежде всего лишь инструментальную сторону эротики. Под эротикой, которую автор считает присущей исключительно чело­веку в результате развития психики, он понимает внутреннее пере­живание, связанное с сексуальностью, а также определенную оцен­ку сексуальности и отношение к ней. Другие авторы считают, что эротика возникает в результате наслоения сексуальной потребно­сти на общественные отношения, благоприятствующие сексуаль­ным контактам и придающие им соответствующее содержание и направление. Отрасль знаний, занимающуюся эротикой, эти авто­ры называют эротологией.
 
Потребность — особенность человека, позволяющая организму правильно функционировать лишь при наличии определенных условий. Правильное функционирование приме­нительно к сексуальной потребности касается развития человека и оптимального поведения с целью самосохранения и сохранения себя как вида. Сексуальная напряженность, возникающая в организме, может быть устранена при правильном ее распознавании и умении избежать ее. В связи с этим Gapik (1977) рассматривает процессы конкретизации, ментализации и социализации сексуаль­ной потребности. Конкретизация сексуальной потребности заклю­чается в том, что по мере приобретения сексуального опыта чело­век отказывается от неэффективных способов поведения в пользу дающих удовлетворение. Ментализация потребности проявляется в том, что в сознании отражается факт существования сексуальной потребности и способов ее удовлетворения. Социализация сексу­альной потребности выражается в подчинении характера сексуального поведения иерархии ценностей, принятых в данном обществе.
Сексуальная  потребность подвержена эволюции в процессе онтогенетического развития, в соответствии с биологическими законами, относящимися к возрасту человека, хотя при этом большую роль играют психические и социокультурные факторы. Для удов­летворения сексуальной потребности большое значение имеет степень ее интеграции с потребностью в эмоциональном контакте. У человека с момента его рождения имеются нейрофизиологические механизмы, необходимые для сексуальных реакций. Однако осознание сексуальности, как и принадлежность к определенному полу, половая роль и направленность сексуальной потребности определяются главным образом под «влиянием средовых факторов. На развитие сексуальной потребности большое влияние оказыва­ют также несексуальные черты личности, прежде всего потому, что в процессе ее развития они возникают раньше. Они формируются с момента рождения и к наступлению периода созревания достигают определенной (хотя обычно неполной) степени зрело­сти. На них наслаивается резко возрастающая в период созрева­ния сексуальная потребность. В зависимости от того, какие ценно­сти отражают черты личности, на которые «наслаивается» сексу­альное напряжение, человек ведет себя в сексуальной жизни тем или иным образом.
Из сказанного следует, что окончательные формы сексуального поведения человека создаются сексуальной потребностью, представляющей собой, прежде всего, фактор динамический, а также чертами личности, придающими тот или иной характер выражению сексуальности.   Не существует никакой  «природы» сексуальной потребности, предопределяющей ее поли — или моногамность. Сексуальная потребность человека в ее онтогенетическом динамиче­ском аспекте обычно включает  элементы поли- или моногинии (поли — или моноандрии). Это зависит, прежде всего, от несексуальных тенденций к перемене и новым впечатлениям, от характера переживаемых чувств и степени их интеграции с сексуальной потребностью, от конкретной жизненной ситуации, степени выраженности сексуальной потребности, уровня развития интеллектуально-эмоциональных сдерживающих механизмов, а также от возможно­сти регулярно удовлетворять сексуальную потребность с эротиче­ски привлекающим партнером. Этот взгляд разделяет все большее число исследователей, в том числе Gebhard (1968), который счита­ет, что врожденной или биологически обусловленной тенденций к моногамии вовсе не существует.
При обсуждении вопросов сексуальности человека довольно часто употребляют термин сексуальное влечение. Согласно Giese (1959), сексуальное влечение — это избирательное состояние го­товности принять партнера с учетом его половой принадлежности. В целом же под термином «половое влечение» понимают мотивационные факторы, обусловленные биологической структурой организма и обеспечивающие такие формы поведения, цель которых — удовлетворение определенных потребностей организма. Термин «влечение» иногда употребляют как синоним (или близкий по смыслу) терминов «мотив, потребность». Некоторые же использу­ют его даже как синоним термина «инстинкт». Не останавливаясь на разборе некоторой путаницы при определении понятий потреб­ность, влечение и инстинкт, следует особо указать на решающее отличие сексуальной мотивации от сексуального поведения. Различные проявления сексуальности, например, гетеро- или гомосексуальное поведение, особые сексуальные предпочтения и вкусы или разные сексуальные девиации могут быть различным выраже­нием одного и того же сексуального мотивационного состояния. Однако существуют различные формы сексуального поведения, обусловленные несексуальной мотивацией.
В дискуссии о модели сексуальности основной акцент делается не на разграничении врожденности или приобретенности сексуаль­ной мотивации, а на то, представляет ли собой сексуальная моти­вация состояние с постоянно накапливающейся «движущей» энер­гией или же состояние предрасположения к реагированию опреде­ленным образом на определенный раздражитель. Существует также несколько концепций сексуальности: 1) узкая, трактующая сексуальность как источник напряжения и чувственной разрядки; 2) более широкая, согласно которой сексуальность представляет собой (кроме источника разрядки сексуального напряжения) источник удовлетворенности в связи с удовлетворением других психических потребностей (например, лидерство); 3) наиболее широкая, трактующаяся сексуальность в категориях редукции сек­суального напряжения, удовлетворения несексуальных потребно­стей и создания связи с другим человеком. Эти концепции соответ­ствуют трем подходам к проблеме сексуальности: биологическому, психологическому и психосоциальному. Предпринимаются также определенные усилия в направлении создания социальной теории сексуальности в тесном сотрудничестве с другими научными дис­циплинами и на основании теории общества. Такая теория должна была бы объяснить социальные механизмы, определяющие различ­ные формы сексуального поведения, а также социоэкономические и социокультурные механизмы, способствующие появлению сексу­альных расстройств. Кроме того, она должна была бы выявить механизмы перехода общественных противоречий на индивидуальные механизмы социализации сексуальной потребно­сти, а также механизмы, на основе которых сексуальные фрустра­ции становятся причиной агрессивного и деструктивного поведе­ния. После выяснения патогенности социальной системы можно будет создать оптимально социальную модель сексуальности, т. е. на социальном уровне предупреждать развитие многих сексуаль­ных расстройств.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
08 августа 2002  |  17:08
Партнерская норма
Ниже рассмотрены шесть критериев, которые могут помочь клиницисту отличить сексуальную норму от патологии в каждой конкретной партнерской паре. Эти критерии представляют собой модификацию варианта сексуальной нормы, разработанного Сек­сологическим институтом в Гамбурге: 1) различие пола, 2) зре­лость, 3) взаимное согласие, 4) стремление к достижению обоюд­ного наслаждения, 5) отсутствие ущерба здоровью, 6) отсутствие ущерба другим людям, т. е. обществу.